Пользовательский поиск

Книга Милана Грей: полукровка [СИ]. Содержание - Глава 14

Кол-во голосов: 0

— Эван, я за вами не успеваю, — маг обернулся.

Мужчина направился ко мне. Я рванула вдоль коридора что было сил. Сил, как оказалось, с порванными ступнями было мало. Я поняла, что могу не убежать, и ноги адски ослабли.

Кто говорил, что в экстренных ситуациях открывается второе дыхание? Какое второе, мне не хватало кислорода для первого!

Поняв, что убежать — не вариант, я завернула в какую-то комнату. Ходить было невыносимо больно. За мной оставались кровавые следы, тогда я, спрятавшись за столбом, повыдергивала большие куски стекла из ног кровь хлынула сильнее. Пришлось разорвать подол платья, перемотала ступни чтобы не оставлять некоторое время алых пятен на полу. Оглядевшись, я поняла, что нахожусь в классе темного волшебства. В кабинет зашел маг, я прижалась к столбу, шевеля губами. «Пожалуйста, пожалуйста…». В спину меня ударил кусок разлетевшегося мраморного столба. Нужно было перемещаться, я ринулась под учительский стол.

— Девчонка, победившая черного мага, — сквозь зубы проговорил мужчина. — Я тебе дал эту славу, я и заберу! — крикнул он и махнул палочкой в сторону стола.

Я вскочила и ослабила удар: «Бэк». Но мне все равно пришлось отбежать. Заклинание ударило в стол, и он, проехавшись, влетел в стену и треснул. Треснул большой, толстый дубовый стол, которому, казалось, ничего не страшно.

— Да пошел ты! — крикнула я и использовала заклинание «Айдам».

Затуманив его зрения на пару минут, я перебежала в кладовку учителя. Из класса донеслись проклятья, а потом крики: «Бомбс», «Бомбс»… Грохот, треск, а потом голова деревянного человека выбила дверь в кладовую. Я шмыгнула к шкафу. Прижимаясь спиной к задней его стороне, затаила дыхание. Стук сердца бил по ушам, он громыхал, я могла поклясться, что маг тоже слышит это частое громкое сердцебиение.

— Ты глупая, — спокойно начал мужчина, медленно шагая по комнатке. Его шаги эхом разлетались по маленькой кладовой. — Жертвуешь собой из-за девчонки, которая все равно не выживет. Если я тебя сейчас не убью, то ты так, долго не проживешь, думая только о других, — слова спокойно лились из его уст. Злость, обычно наполнявшая его голос, исчезла. После каждого предложения он делал паузу и прислушивался. — Хотя, сколько тебе? двенадцать? тринадцать? А ты так отважно борешься. Но очень глупо, необдуманно… Могла бы стать бездушной, ты бы ему понравилась, — его слова били меня словно плетью. Я стиснула зубы, подавляя злость. — А еще больше ему бы понравилась твоя душа.

Во мне все взорвалось, и я почувствовала, как ненависть бежит по венам. Адреналин взбудоражил кровь. Я вылетела из-за шкафа. «Окаменей!» — выкрикнула я, взмахнув палочкой. Маг послушно застыл.

— Бездушные сломали мне всю жизнь, лишили родителей. Я никогда, никогда даже думать об этом не буду! Слышишь?! — кричала я, идя на мага, мечтая выместить всю ненависть на нем.

— Слышу, — уголки его губ поползли вверх. «Откинься», — взмахнул палочкой маг, и я влетела в шкаф, за которым недавно пряталась. — Глупая, не все заклинания так просты, чтобы их можно было так просто украсть.

Я сползла по сломанным полкам на каменный пол. Меня тошнило, а в глазах все закружилось. Только сейчас я заметила, как тут холодно. Бледный дым шел изо рта, которым я глубоко и жадно глотала воздух.

Я встала на карачки. На губах соленый, металлический вкус крови. Маленькая алая капля упала с губ и ударилась о пол, казалось, с такой силой, что я на мгновение оглохла от грохота, рухнула. Холод пола у виска держал меня в сознание. «Откинься!» — крикнул маг, и я снова влетела в изуродованный шкаф, тот затрясся. Спина жутко заболела. Лежа на полу, я видела, словно сквозь туман, как маг идет ко мне. Он оттолкнул ногой мою волшебную палочку и нагнулся надо мной. Я тяжело повернула лицо к нему, его губы растянулись в ухмылке. Он выпрямился и ударил кулаком по шкафу. С оставшихся полок все рухнуло вниз. С грохотом на меня свалились книги, и в ногу вошел кусок деревянной полки, я закричала от боли. «Бомбс!» — крикнул маг, пол подо мной подорвался, я подлетела и перевернулась. Кусок полки задел шкаф и порвал мне кожу, я опять закричала. Слезы застелили и без того мутный взор.

— Милана! — послышался голос Оливера в дверях. Громче его слов я слышала свое дыхание, словно находилась в дешевом акваланге под водой на глубине нескольких километров.

— О, защитник, — усмехнулся мужчина.

Он взмахнул палочкой. Я прокляла себя из-за бесполезности. Я не могла пошевелиться и уже почти ничего не видела.

— Не смей поднимать руку на моего брата, урод! «Айдам!» — крикнул Фред, ворвавшийся в комнату.

— Милана, — подлетела ко мне Оливия.

Она дотронулись до меня. Ее руки были ледяными. «Бомбс!» — крикнул Оливер, и послышался звон, треск и громкий хлопок. Что-то тяжелое рухнуло на пол.

— Оливия, достань палочку, — приказал Оливер.

Боль все сильнее и сильнее расходилась по телу, взрывалась в голове и заглушала другие звуки. Сердцебиение, дыхание — все затихло. С пола меня подняли, и я почувствовала тепло через грубую ткань пиджака. В голове произошел последний взрыв, и все исчезло.

Я позволила себе проваливаться во что-то мягкое, обволакивающее. Я как будто очень сильно хотела спать и, вот, наконец, легла в теплую мягкую постель и заснула…

Глава 14

Я очнулась в идеальной тишине, попыталась чем-нибудь пошевелить, чтобы убедиться, что жива, но тело отказывалось меня слушаться. К удивлению, никакой паники. Голова еще была не в состоянии размышлять, так что вместо того, чтобы испугаться, я была спокойна, неестественно спокойна. Первое, что я почувствовала, это то, что на ноги что-то придавливает. Заскрипела дверь, и сразу же тяжесть с ног пропала.

— Нашел? — спросила девушка.

Оливия. Ее голос был сонным и усталым, а еще тихим-тихим. Я потянулась к ней, не руками, а мыслями. Именно она сможет вытащить меня отсюда, из искусственного спокойствия.

— Да, — ответил ей Оливер.

Послышались его шаги и шум чего-то ехавшего, колес… вроде велосипеда. Голоса

Оливера и Оливии были последним, что я слышала перед потерей сознания, и первым, что услышала, приходя в себя. Мне очень хотелось открыть глаза. Я почувствовала, как холодные тоненькие пальчики взяли меня за руку, это дало мне сил, но хватило их только на то, чтобы дернуть рукой.

— Милана, Милана, — звала Оливия, еще крепче сжимая мою руку. Ее голос стал громче.

Я стремилась к ней, и сознание обрело власть над телом. Тело! Мышцы ужасно болели, все болело. Я сразу же распахнула глаза, свет ударил по ним. Я лежала на диване в комнате дяди Джеймса, рядом на стуле сидела Оливия с красными, опухшими глазами. У двери стоял Оливер, его прекрасная белая рубашка и пиджак были в крови.

— Оливер, у тебя кровь, — хрипло прошептала я. Это звучало так жалко и тихо, что я была уверена, он меня не услышал.

— Да-а-а, — протянул он, проводя по засохшим пятнам рукой. — Милана, прости, я должен уйти, а то Фред один не справится, — он стиснул челюсти, провел по мне взглядом и вышел.

— Оливия, — начала тихо я. — Ты так ждала этого бала, а тут… Еще и меня пришлось спасать,

— сказала я, а потом сделала вывод: — Глупая я, одни проблемы со мной.

— Дура ты! — заплакала Оливия. — Мы так за тебя переживали. Мы чуть с ума не сошли.

Когда нам Эван сказал… — подруга шмыгнула носом. По ее щекам, не переставая, текли слезы, а голос дрожал. — А когда мы увидели кровавую дорогу… — Оливия зарыдала сильнее. — Дура ты!

Сорвавшись с места, она упала мне на ноги. От удивления мои глаза широко раскрылись.

Я действительно дура! Я хотела положить ей руку на плечо, как-то утешить, но рука не шевелилась, и мне было очень стыдно.

— Оливия, — только и прошептала я.

Подруга села. Ее изящные ручки были так сильно сжаты в кулаки, что ногти оставляли розовые следы на ладонях. Она стряхнула слезы, и поспешила встать.

— Я пойду скажу, что ты пришла в себя, а то… — Оливия запнулась, — твой дядя волнуется.

30
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru