Пользовательский поиск

Книга Милана Грей: полукровка [СИ]. Содержание - Глава 9

Кол-во голосов: 0

«Бомбс!» — выкрикнула Даша, но поврежденная палочка, создав врыв между собой и ладонью, отлетела и откинула свою хозяйку.

Я встала на ноги. Горбясь от боли, я держала левую руку на животе. «Откинься!» — взмахнула палочкой. «Бэк», — отразил он, а потом добил меня: «Бомбс!» — крикнул он, и я свалилась лицом на мощеную дорогу, подвернув ногу.

— Да сдавайся ты уже! — сказал мужчина.

Я попыталась встать на колени, но дрожащие тело не слушалось. Не видя во мне опасности, маг развернулся ко мне спиной, направляясь к Мисе. «Бомбс!» — выкрикнула я во всю мощь, не в силах встать с четверенек. «Бэк», — резко развернувшись, крикнул маг.

«Бомбс» послышалась сразу с двух сторон, один из выкрикнувших был точно маг, так как я вскоре отлетела в дерево. Моя голова трещала от непрекращающихся ударов. Держась за дерево, я встала на дрожащие ноги. Мужчина лежал на земле, капюшон слетел с его головы, освободив темно-русые волосы. Второй голос был Эвана, он пришел в себя и взорвал землю под ногами мага.

Мужчина встал и, проведя палочкой снизу верх, что-то проговорил и растворился в черный дым. Я почувствовала облегчение, и это подкосило мне ноги. Эван кивнул мне, как бы спрашивая, как я. Вместо ответа я поползла вниз по дереву, теряя последние силы.

Верхушка дерева растекалась и танцевала. «Милана!» — услышала я перед тем, как сознание покинуло меня.

Белые стены, высокие окна, койки вдоль стен, на одной из них лежала я. Где я? Зрение было размазанным, словно я смотрела сквозь воду. У кровати кто-то стоял, но я смогла различить лица только через несколько минут, когда зрение восстановилось. У койки стоял Эван с перебинтованной головой, рядом, положив руки на спинку кровати у ног, Даша, из-за спины которой выглядывала Миса. Рядом, сбоку кровати, была Оливия.

— Милана, ты чего-нибудь хочешь? — спросила она, сев рядом на стул, и взяла меня за руку.

— Пить, — тихо ответила я, но моя просьба эхом разнеслась в моей голове. Боясь, что она развалится, я схватилась за нее.

— Я сейчас, — сказала Даша и выбежала в двери.

Миса подошла к кровати и повторила позу сестры, виновато пряча глаза. Оливия помогла мне сесть, подпихивая под спину подушку.

— Где я? — спросила я, когда голова перестала болеть.

Я начала крутить ей, но в глазах от резких поворотов начало темнеть и затошнило.

— Аккуратней, — сказал Эван, помогая мне облокотиться на спинку, грубо придержа за плечо.

— Ты в школьной больнице, тебя сюда Эван принес. Ты не помнишь? — спросила Оливия. В голове всплыла последняя картина: танцующая верхушка дерева, отдаляющая голубая высь, удар и все.

— Оливия, как она может помнить, когда сознания потеряла? — заметила вошедшая в палату Даша, не отрывая глаз от дрожащей воды в кружке. — На, — протянула она мне кружку. — Аккуратней, она тяжелая, — Даша, убедившись, что я крепко взяла кружку, отпустила ее.

— Спасибо.

Никогда раньше я не пила такую вкусную воду, наверно мне это, кажется, из-за пересохшего горла и жуткого желания смочить его. Кружку я быстро опустошила.

— Я сообщила медсестре, что она очнулась. Мисис Ли обещала принести Милане взвар из трав, от которого ей должно стать получше. Еще она сказала, что ей надо отдохнуть, если хотите, можете уйти, я посижу с ней, — сказала Даша, сев на соседнюю кровать. Я себя чувствовала трупом, когда в моем присутствии про меня говорили в третьем лице.

— Прости, что я отключился, — виновато попросил Эван, потирая шею.

— Ты не виноват. Это вы меня простите, что раньше не поспела, — обратилась я сразу ко всем.

— Что за глупости? — возмутился он.

— Она просто головой сильно ударилась, — намекая, что я действительно сказала глупость, объяснила Оливия. Я одарила ее злобным взглядом.

— Надеюсь увидеть тебя на завтраке. Пока, — сказал Эван и направился к двери.

Миса подкралась к краю кровати. Ее голова была виновато опущена, а руки теребили друг друга. Тут она сорвалась и упала на меня, обняв за талию. Мои брови от неожиданности поднялись, я их опустила и погладила ее по кукольным локонам. Ее щеки залились краской.

— Спасибо большое, — произнесла она и убежала из палаты.

— Я отнесла твои вещи в комнату, и принесла тебе юбку и кофту, в которой ты по школе ходишь, — Оливия показала на маленькую стопку одежды на краю кровати. В моей голове сразу вспыхнула бомба: «В чем я сейчас?» Я пошарила рукой под одеялом и вцепилась в шелковую пижаму. Не мою, точно не мою. Я подняла одеяло и увидела на себе розовые штаны и рубашку. Оливия заметив мое смятение, сказала: — Миссис Ли попросила, что-нибудь из того, в чем тебе будет удобно, но я не нашла твою пижаму.

— Она под подушкой, — объяснила я.

— Точно. Я там не искала, — Оливия свела тонкие брови.

— Я потом тебе отдам пижаму.

— Можешь не спешить.

— Спасибо.

— Побыстрей поправляйся, — попросила она, и в палату вошла медсестра с подносом. — Пока, — сказала Оливия и пошла к дверям.

Медсестра напоила меня травяным чаем, и по телу побежал приятный жар, заставила съесть какой-то лист, от которого жгло во рту, и ушла.

— Вы тут всю ночь были? — спросила я у Даши, сообразив, что сейчас уже ранее утро.

— Эвану перебинтовали голову и уложили здесь спать на всякий случай. А Оливия, как узнала что случилась, сразу прибежала к тебе. Она тут спала. И Миса, она сидела в коридоре со мной.

— Ты наверно спать хочешь…

— Нет. Не поверишь, я самая первая заснула, из-за слабости после заклинания полного расслабления.

— Что же ты в спальню не пошла?

— Милана, — начала она, — спасибо, что ты спасла мою сестру.

Из глаз Даши побежали слезы. Они, обгоняя друг друга, падали на клетчатый воротник.

— Все в порядке, Даш.

— Нет, — возразила она, смахнув соленные капли с лица. — Я не смогла ее защитить. Если бы не ты… Я даже представить боюсь, что бы случилась. Я всегда ее защищала, а вчера не смогла. Я очень тебе благодарна, ты пожертвовала собой ради моей сестры.

— Я недавно обрела семью, и я представить боюсь, что кто-то из них погибнет. Мы учимся в одной школе, мы живем вместе, мы — одна семья. Я просто обязана была помочь.

— Спасибо, — поблагодарила она, вытирая слезы, и сорвалась с койки обнять меня.

Они внешне были совершенно разными с сестрой, но Миса повторяла все движения, все манеры старшей сестры, у них была своя, особенная связь. Связь будет существовать всю жизнь. Она казалось больной, сумасшедшей связью, но такой позавидует каждый. Если бы вчера умерла Миса, то и Даша погибла бы.

Глава 9

Как здорово, когда сбываются мечты, как приятно волнение. Утро. Я иду по столовому залу, в красивой форме, как у всех: белая блузка с кармашком на груди, темно-синяя юбка в складочку, к которой замечательно подошли мои белы гольфы. Как мне нравится ощущать это предвкушение долгожданного, скорого финала: зачисления меня в ученицы высшей школы волшебства. И пусть у меня пластырь на разбитом носу, зашитый висок, и я прихрамываю, никакая царапина не заставит отказаться от мечты, столько времени и сил потрачено. Я гордо поднялась по ступенькам и встала рядом с директором.

— С сегодняшнего дня Милана Грей является ученицей высшей школы волшебства № 2.

Она зачисляется на 3 курс «Б» класса, — торжественно произнес мистер Волд и провел палочкой по карману на блузке. Серебряные нитки побежали по ткани, вырисовывая эмблему «Б» класса, заглавную букву «Б» с завернутой сзади шляпкой и хвостиком.

Директор тихо добавил, пожимая мне руку: — Поздравляю. Вы человек слова, Милана Грей. Как сказали, так и сделали. Я очень рад, что такие люди, как вы, учатся в этой школе.

Я повернулась к ученикам, эмблема блеснула, и по залу разнеслись одинокие аплодисменты Оливии. Ох, как я была ей благодарна. Она одна единственная принимала и поддерживала меня всегда и во всем. К Оливии присоединилась Даша, Миса, Эван, весь «Б» класс, а затем и вся школа. Приятно, очень приятно. Я, не в силах сдержать улыбку, повернулась к Джеймсу, его губы дрогнули, и он кивнул. Жаль, что мы не можем сейчас обняться. Я представляю, как он горд за меня. Я сбежала со ступеней к Оливии и обняла ее. Мы сели за стол. Меня наперебой поздравляли сидящие впереди, справа, слева, меня хлопали по плечу, пожимали руку. Я говорила всем «спасибо» и пожимала протянутые руки. Когда я говорила Даше, что мы все одна семья, я даже не представляла, что это может быть так, как сейчас. Я чувствовала себя частью этой большой и дружной команды, где любой человек важен.

11
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru