Пользовательский поиск

Книга Милана Грей: полукровка [СИ]. Содержание - Глава 7

Кол-во голосов: 0

Алисы, но желание спасти хотя бы Джейсона заставляло меня не показывать ему свою боль, я все время проводил с ним, только вечером уходил, чтобы поспать и приготовить ему поесть, хотя он ничего из мною приготовленного даже не трогал. Каждую ночь я надеялся, что приду к нему, и он согласиться уйти со мной или хотя бы скажет мне слово.

И мое желание сбылось, он заговорил со мной, но не так, как я хотел. Он навел на меня палочку и закричал на меня, что я ничего не понимаю, что он потерял то, чем дышал, что он потерял цель жизни, Алису. Он ударил меня заклинанием, и я потерял сознание. Когда я очнулся, его уже не было, он ушел, я целую неделю приходил туда каждый день, надеясь застать его там, но он просто ушел, сдался, — Джеймс потер лицо. — Потом мне пришлось сбежать из города, спасая свою семью. Я хотел остаться и перебить всех этих тварей, — сквозь зубы проговорил учитель и ударил рукой в мягкую спинку сидения. — В том году я потерял шесть дорогих мне людей: отца, мать, сестру, Алису, Джеймса и тебя.

Прости, что я не забрал тебя сразу. Я не знал, как посмотреть тебе в глаза после того, как не смог спасти твоих родителей. Я не знал, как скажу тебе, что не смог их спасти.

— Вы не виноваты, — прошептала я, но он меня не расслышал.

— Через двенадцать лет, в тот же день, когда я отнес тебя, я сидел в кафе на станции, возле того детдома… Прости меня, что я такой слабый, даже не смог тебе все сказать сразу, наврал с именем, и вообще… — сказал Джеймс.

Я не заметила, когда у меня хлынули слезы, не заметила, когда они намочили щеки. Мы с Джеймсом испытывали одну боль. Я сорвалась с места и обняла мистера Логона.

Мне нужно было все обдумать и успокоиться. Я попросила Мистера Логона взять мои вещи, когда поезд прибудет на станцию, и вышла из купе. Я облокотилась на горизонтальный поручень, прикрепленный вдоль всего вагона. За окном проплывали посеребренные поля, а в моей голове всплывал образ мамы: ее волосы, бледная кожа, хрупкая фигура…

Я не помнила лица отца и перебирала кадры, привидевшиеся мне в столовой, пытаясь уловить хоть какие-то его черты. Но только темный силуэт в тканевом плаще, высокий, широкоплечий. Я пыталась еще что-то вспомнить, но только металась от жуткой сцены к детдомовским стенам. Я испытывала глубокие, теплые чувства к людям, которых совсем недавно ненавидела.

Уже показалась платформа, люди на ней кучковались в маленькие группы по три, два человека, заглядывая в окна проезжающего поезда. Я рассматривала радостные лица встречающих, скучающие лица мужчин с табличками и усталые лица, ожидающие свой поезд. Наткнувшись на лицо светловолосой женщины, мои глаза широко раскрылись.

Мама? Я выгнулась, чтобы убедиться, но она пропала. «Привиделось», — решила я и снова поникла. Быстро я пробежалась глазами по лицам людей, стоявших перед остановившимся поездом, стесняясь признаться себе, что ищу желанные синие глаза.

— Милана, пошли, — сказал стоявший за мной Джеймс.

Все тело дернулась из-за укола реальности. Я даже не слышала, как учитель раскрыл двери купе.

Мы вышли из поезда, и я сразу повернулась в ту сторону, где видела маму. Пробегая по лицам, я только все сильнее и сильнее расстраивалась.

— Мила, — услышала я долгожданный, дрожащий голос и обернулась.

Передо мной стояла мама. Ее длинные волосы были заплетены вокруг головы. Бледную кожу и теплые глаза красиво подчеркивало длинное синие платье. По розовым щекам текли слезы. Мои ноги подкосились, но она поймала меня в теплые объятья. Если я сошла с ума, так пусть так будет всегда. Ради этого я готова, готова лишиться ума. Я прижалась к ее пылающему телу, и готова была простоять так всю жизнь.

— Я так хотела тебя увидеть. Я даже не смогла дома вас дождаться и приехала встретить.

Ты так похожа на Джейсона и Алису. Глаза, волосы … Я совсем забыла, как ты похожа на них.

Мои руки упали, и я испугана попятилась. Улыбка мамы поползла вниз. Она не понимала, в чем дело, как и я. Что она говорит? Может мне только чудится, что это мама? Я потрясла головой, пытаясь выкинуть ее образ из головы, но не получалось. Передо мной стояла испуганная мама, моя мама. Я врезалась в Джеймса и посмотрела на него мокрыми от слез глазами. Мистер Логон расплылся в моих слезах, его улыбка исчезла с лица.

— Милана, — резко развернул меня учитель, и слезы слетели с глаз. — Это Лиса. Она сестра твоей мамы, это не мама, Мила. Они сестры, — успокаивал меня он, держа за плечи, пока из глаз не перестали течь слезы.

Выбравшись из хватки Джеймса, я отошла от него. Я вытерла слезы, мокрые щеки щипали от холода. Я посмотрела на Джеймса, на ма… на Лису.

— Тетя? — спросила я.

— Да, — ответил учитель.

— Мамина сестра?

— Да, близнец.

— Тетя, родная… — перебирала я вслух. — Замечательно! — подвела итог я. — Можно вас обнять?

— Конечно, дорогая, — улыбнулась в ответ тетя Лиса.

С разбегу я обняла ее, и в душе, где-то глубоко, где всегда было пусто и темно, зажегся огонь, может, не такой яркий, как требовалось, но его присутствие грело меня. Объятья были другими: родными, но не мамиными. Я вдохнула цветочный аромат духов тети и отпрянула.

— А мне тоже можно? — усмехнулся Мистер Логон, и подошел к Лисе. Приобняв, он поцеловал ее в подставленную щечку. — Милана, твоя тетя — женщина с которой я поклялся провести всю жизнь в радости и в горе. Я с Лисой познакомился на свадьбе твоих родителей, — обнимая тетю левой рукой, Джеймс взял ее за руку, и я обратила внимание на два одинаковых обручальных кольца.

— Пойдемте, нас ждет карета, — сказала Лиса.

Глава 7

— Лиса, мы выйдем на Дырявой площади. Я хотел кое-куда сводить Милану, — сказал мистер Логон, взглянув в окно.

— Хорошо. Я покушать приготовлю, а то не успела, — призналась тетя, смущенно улыбнувшись мужу.

— И долго ты стояла на платформе?

— Не-е-е, — протянула она, мотая головой. — Часика полтора-два.

Джеймс рассмеялся, и Лиса ему улыбнулась. А я, как дура, сидела напротив и улыбалась всю дорогу, разглядывая их уже как родственников. Как бы сухо это не звучало, но мне нравилось просто сидеть и смотреть, как они привычно обсуждают свои семейные проблемы. Мне казалось, что я часть их семьи, нет, мне просто хотелось быть частью такой замечательной семьи. Так почему бы себе не позволить поиграть в «Дочки-матери» и не насладиться этим?

— Тетя Лиса, а у меня есть еще родственники?

— Нет, — тихо ответила Лиса, но, поняв, что это не тот ответ, который я ждала, сказала: — У

Джеймса есть двоюродная сестра, а у нее муж, дочка, которая, кстати, в следующем году будет поступать в твою школу. Я думаю, ты можешь считать их родственниками. Они хорошие, ты им понравишься.

Я ей улыбнулась, но получилось это совсем неискренне. У меня остались только тетя и Джеймс. Замечательно, что у меня хоть кто-то есть. И глупо ныть, ведь совсем недавно я не могла даже мечтать об этом.

— Милана, называй меня Лиса, а то это «тетя» мне не нравится. Звучит так, как будто я старая, — улыбнулась тетя.

— Милана, я тоже хотел бы тебя попросить, за стенами школы называй меня просто

Джеймс, все-таки мы не чужие, — присоединился он.

— Хорошо. Лиса и мист… и Джеймс, — поправила себя я.

Тетю называть по имени я привыкну быстро, так как только недавно познакомилась с ней и еще даже не привыкла называть ее тетей, а вот Джеймса… Его я мистером Логоном называла четыре месяца, и, к тому же, он мой учитель — переучить себя будет непросто.

Пусть это будет ему наказанием за долгое молчание. (Это не было страшным проклятьем, а всего лишь шуточным оправданием.)

Оставшуюся дорогу я все также сидела напротив и рассматривала новоиспеченных тетю и дядю. Родственники — какое замечательное слово. Так все это греет в зимний день. Я согласилась довериться мистеру Логону потому, что было нечего терять. А сейчас я мечтала, чтобы Лиса и Джеймс никогда не покинули меня.

8
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru