Пользовательский поиск

Книга Милана Грей: полукровка [СИ]. Содержание - Глава 4

Кол-во голосов: 0

Староста класса Б, Эван Прус, попрошу вас показать мисс Милане отдельную комнату.

— Хорошо, мистер Эльбрус Волд, — сказал мальчик лет семнадцати, встав из-за стола.

Глава 4

Разглядывать Эвана мне было очень неловко, но его невероятно красивые карие глаза обратили на себя мое внимания, еще когда я увидела его впервые. Сразу после завтрака староста «Б» класса проводил меня в мою комнату и помог донести книги. Если не он, я бы точно не нашла вход в секцию «Б» класса, я, вообще, никогда бы не подумала, что высокая, толстая железная плита с кучей замков и защелок, которыми сейчас не пользовались, может быть просто дверью в гостиную учащихся.

— Тебе нужно что-нибудь? — спросил Эван.

— Нет, спасибо.

— Тогда я пошел на занятия.

— Спасибо за помощь.

— Не за что, — ответил Эван, последний раз окинул меня взглядом и вышел, закрыв дверь.

Я села на красное, выцветшее покрывало на кровати, возле которой стоял мой чемодан, и оглядела комнату. Все было мрачным: каменные стены, тяжелые занавески, закрывающие небольшое окно, три кровати, три тумбы, шкаф для одежды с разными ручками, небольшой шкафчик в углу с ведром, тряпками и шваброй. Еще в комнате был камин, которым давно никто не пользовался, как я поняла по отсутствию пепла и дров.

Комната дышала старостою, но была идеально убрана, даже черная плитка в камине была начищена до блеска. Мой чемодан явно «сдружился» с таким же потертым покрывалом, как и он. Ветер из открытого окна играл выцветшей тканью, и она терлась об искусственную кожу чемодана, на котором лежало письмо от Эльбруса Волда, где было написано мое расписание и пожелание успехов в школьной жизни.

Время до обеда предоставлялось мне на отдых и распаковку вещей. Потом за мной должен зайти Эван и помочь найти кабинет Темного волшебства. Дальше по расписанию у меня начинались индивидуальные занятия с учителями.

Я разложила свои вещи, не заняв даже трети шкафа. Небольшое одеяло, наедине с которым я провела не одну ночь на улице, я засунула подальше в чемодан, глупо надеясь, что так смогу скрыться от прошлого. Голова гудела от назойливых мыслей, и я решила их утопить, приняв душ в ванной комнате, в которой было всего две кабинки — она вообще была сравнительно небольшой. Когда я проходила мимо других комнат, то заметила в конце коридора две большие ванные комнаты. Не только личный санузел отличал мою спальню от других, но и ее маленькие масштабы, единственное окно на всю комнату и замок на двери.

Я переоделась в самые строгие вещи, которые у меня имелись: прямая черная юбка, в которой мне приходилось пару раз работать в кафе, и белая блузка. Просто поваляться в кровати или даже вздремнуть у меня никак не получалось, и я решила пролистать учебники всех трех курсов, что мне выдали. Большой разницы в предметах для первого, второго и третьего курса не было, только после второго курса Волшебство делилось на две части: Волшебство и Темное волшебство. Суть первого заключалась в переместительных, световых и поисковых заклинаниях. А на уроках Темного волшебства изучались защитные, смертельные, призывающие заклинания.

— Здравствуй, — послышалось у меня за спиной, когда я складывала учебники в тумбу.

Я обернулась. В дверях стояла девочка со светлыми, чуть ли не белыми волосами, заплетенными в два колоска. Я вскочила с кровати, словно меня застали лазающий в чужой тумбе, и непонимающе посмотрела на девочку, любопытно рассматривающую меня. Она уловила мою неловкость и, наконец, представилась:

— Я Оливия Стоун. Эван попросил помочь ему, то есть помочь тебе, в общем, он отправил меня к тебе, чтобы помочь найти кабинет Темного волшебства, — наконец сформулировала свою мысль Оливия.

Я смотрела на ее руки, которыми она перебирала воздух, словно ища в нем нужные слова.

— Спасибо, — сказала я, не придумав ничего лучше.

— Ты Милана, да? Я тебя в столовой видела. У нас с тобой сейчас вместе урок. Возьми учебник и палочку. Палочку надо всегда с собой брать. Я жутко хочу кушать. Пошли сначала в столовую, — девушка говорила приятным голосом, но нелепо волнуясь, и чересчур возбужденно.

Я улыбнулась ее волнению и попыталась ответить на все, что она только что сказала:

— Да, я Милана. Спасибо, что помогаешь мне. Я бы тоже с радостью поела.

По пути в столовую Оливия, размахивая руками, говорила обо всем подряд и отвечала на мои редкие вопросы огромными рассказами. Моя комната и вправду была необычной, раньше она служила «изолятором» для отличившихся учеников, что и оправдывало старый замок на двери. Это мне не очень понравилось, так как сейчас там жила я, но благодарность, что меня вообще впустили в эту школу, быстро затмила неприязнь. В высшую школу волшебства шли после средней школы, в двенадцать лет, для поступления нужно сдать небольшой экзамен. И вот опять мне подфартило, и экзамены я не сдавала, хотя, возможно, все еще впереди, ведь я пока не была зачислена. Мысль о том, что я могу не поступить, теребила мою совесть и немалую самооценку. Она задурманила голову, то есть, я сама себе ее задурманила, в панике представляя пессимистический конец — не зачисление. «Этому нельзя позволить сбыться!» — решила я для себя, и, пожав себе же руку, пообещала — я обязательно поступлю в высшую школу волшебства и сдам все экзамены на «отлично». Интересно, а как здесь знания оценивают, тоже по пятибалльной шкале или…

От размышлений меня отвлекла стена, в которую я врезалась, неудачно повернув за Оливией. От неожиданного столкновения я вскрикнула. Оливия сразу же подошла ко мне, и, заглянув на мое опущенное лицо с покрасневшим лбом, спросила:

— Ты в порядке?

— Я да, а вот лоб…

Я подняла голову, потирая рукой лоб. Оливия стояла слишком близко ко мне и нагло давила на мое личное пространство, в пределах которого я была менее уязвимой. Я отшагнула от наглой белобрысой девчонки.

— Не три. Дай посмотрю, — Оливия опять шагнула ко мне и убрала мою руку со лба.

«Вот наглость!» — мысленно возмутилась я. Ее длинные ледяные пальцы заботливо коснулись моего лба.

— Надо приложить что-нибудь холодное, — предложила она. Ее забота не давала мне сопротивляться, да она в дребезги разбила желания возражать. — Хотя синяк вряд ли будет, — она убрала руку с моего лба, а потом, улыбнувшись, добавила: — Но если хочешь, можешь постоять, прислонившись лбом к холодной стене.

Я посмотрела на Оливию, уже не казавшуюся мне нахалкой, представила себе предложенное ей решение и улыбнулась.

После того, как Оливия пробежалась по всем своим друзьям и поздоровалась, мы сели за стол друг напротив друга, чтобы Оливии было удобнее мне заполнять мозг своей болтовней. Она рассказывала о школе: что всего учатся в старшей школе шесть лет, что все ученики делятся на младшие, средние, старшие курсы и что все учащиеся разбиты на 3 класса (А,Б,В.), что у каждого класса есть своя секция, которая состояла из большого зала, двух этажей спален и трех санузлов. Оливии было не до еды, и она, почти ничего не съев, потащила меня на урок Темного волшебства, не переставая болтать.

Оливия училась на третьем курсе класса Б, так же в Б классе, только на 5 курсе, учились ее брат и сестра. Она, конечно, задавала вопросы, на которые мне не хотелось отвечать, да и все ее вопросы были очень уж личными. Что некоторые вопросы неприличны, она догадывалась только тогда, когда уже их задала, и извинялась, а на остальные я, много чего не договаривая, отвечала. Когда мы подходили к классу, она, не приукрашивая, намекнула, что уроки Темного волшебства недолюбливает.

Кабинет был большой, с колонными подпирающими потолок, со своеобразной деревянной трибуной в три ступени (необычной она была по тому, что по мимо лавок были ещё и парты). По правой стороне от входа в класс стояли массивные шкафы, одни были открытые с книгами, а другие — с дверцами и на замках. Перед широкой темнокоричневой доской стоял крепкий дубовый стол учителя, слева от которого стоял тренажер — большой деревянный человек.

4
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru