Пользовательский поиск

Книга Межгалактическая тюрьма. Содержание - Глава 9 ТАЙНА КОСМИЧЕСКИХ КАТАКЛИЗМОВ

Кол-во голосов: 0

– Это он! – произнес он, указывая на каменную глыбу, ничем не отличавшуюся от других камней.

– Ты уверен? – скорее по привычке спросил я.

За время нашего знакомства я убедился в талантах этого долгоживущего, однако, как ни присматривался к указанному Крисом каменному обломку, не видел никаких отличий от остальных, хотя и считал себя специалистом в области маскировки и демаскировки.

Крис в ответ только кивнул. Я подобрал осколок скалы и отнес его к звездолету. И опять малая сила притяжения астероида сыграла положительную роль. На Земле такой камень весил бы тонны полторы, но здесь я даже не ощущал его веса.

Забросив замаскированный гиперпередатчик в грузовой отсек, мы забрались в кабину звездолета и, не задерживаясь больше ни секунды, стартовали.

Глава 9

ТАЙНА КОСМИЧЕСКИХ КАТАКЛИЗМОВ

Вот уже несколько суток, как Крис, не отрываясь, работал над предоставленными Тилиусом материалами по космическим катаклизмам. Наш звездолет находился в Галактике, где произошел последний случай возникновения «черной дыры» на месте нескольких сотен звездных систем.

Это было решение Криса. Он сказал, что в непосредственной близости от места феномена ему будет лучше думаться.

Я старался не мешать его работе, но на исходе пятых суток не выдержал и зашел к нему в каюту.

Мне надоела неопределенность и вынужденное безделье. Для более скоростного режима работы ученый напрямую подсоединил своего Крисби к компьютеру звездолета, и теперь я даже не мог воспользоваться помощью компьютерного дешифратора для раскодирования координат пункта приема гиперлуча передатчика, который мы обнаружили на астероиде. К тому времени я уже давно разобрал его, и теперь оставалось только расшифровать коды навигационного блока памяти и узнать, куда должен был направиться сигнал тревоги.

Почему-то мне это казалось очень важным. Тилиус ничего не знал об этом передатчике, а это означало, что установила его на астероиде не служба межгалактической безопасности. Отсюда напрашивался закономерный вопрос: тогда кто его установил? Кто заинтересован в неприкосновенности лаборатории больше, чем межгалактическая служба безопасности?

Возможно, расшифровка места назначения сигнала гиперпередатчика ничего и не даст, то есть не даст прямого ответа на этот вопрос. Однако попытаться стоило. В таких случаях даже косвенные улики могли указать заинтересованных лиц.

Вот поэтому, собственно говоря, я и зашел к Крису.

Он сидел в кресле, с ног до головы обставленный компьютерным оборудованием, взятым нами из его лаборатории. Каюта была маленькой, да и собирал он все на скорую руку, желая побыстрее приступить к работе и совершенно не заботясь о собственном комфорте.

При моем появлении ученый-космофизик даже не повернул головы. Его руки лежали на клавиатуре компьютера, хотя кнопки он не нажимал. Похоже, он общался со своим компьютерным двойником без слов.

Минут двадцать я стоял за его спиной, раздумывая, не вернуться ли мне в свою каюту. И уже было собирался это сделать, когда экран монитора замигал и погас. Крис снял свои руки с клавиатуры и повернулся ко мне.

– Привет, Алекс! Давно не виделись, – шутливо произнес он.

Но его шутливый тон не мог обмануть меня, я видел и чувствовал, что Крис страшно устал.

– Я зашел к тебе…

– Чтобы поинтересоваться, как идут дела, – не дал мне договорить ученый.

Я только кивнул, соглашаясь с тем, что он угадал мои мысли.

– Могу сказать, что обработку информации по космическим катаклизмам мы уже закончили, – произнес он.

Я понял, кого он имеет в виду, говоря «мы». Возможно, будь я на его месте, я бы тоже говорил о компьютерном двойнике как о живом существе. И в данный момент этическая сторона вопроса – признавать компьютер живым существом, равным человеку, или нет – не волновала меня.

Сейчас меня больше всего интересовало, что думает Крис и его интеллектуальный брат о феномене «черных дыр» и можно ли что-то предпринять, чтобы предотвратить опасность, связанную с этими, поистине вселенскими, катаклизмами.

Крис правильно понял мое молчание и спустя секунду продолжил:

– Конечно, делать какие-то выводы еще рано, но гипотезу происхождения этих феноменов мы разработали. – Ученому с трудом давались слова.

По всему было видно, что он очень устал. Это и понятно. Он не отдыхал уже больше недели и затратил много сил: сначала проблемы с побегом из Межгалактической тюрьмы, приключение на голубой планете-океане, посещение лаборатории на астероиде и конечно же непрерывная работа над загадкой космических катаклизмов. И все это без перерыва, на пределе сил и возможностей.

– Крис, давай ты немного отдохнешь, а потом мы продолжим начатый разговор, – предложил я, приняв во внимание все перечисленные выше факты. – Думаю, что два часа не играют решающую роль в судьбе Вселенной. Ведь ждала же она тебя четыре тысячи лет.

Крис с улыбкой согласился. Я отвел его в свою каюту и уложил на диван, а сам отправился в пилотскую кабину звездолета, откуда можно было невооруженным глазом созерцать звездное небо.

Мне, сколько себя помню, всегда нравилось это занятие. Да, думаю, не только мне. Ведь человек тем и отличается от животного, что не может жить только однодневными заботами. Ему просто необходимо время от времени любоваться бескрайними просторами космоса, задаваясь вопросом о сущности нашего бытия во Вселенной.

За этим занятием и застал меня Крис. И хотя с того времени, как я уложил его на диван, прошло не больше часа, он выглядел свежим и бодрым.

Мой друг устроился в соседнем кресле и, взглянув на звездное небо, произнес:

– Красиво, правда? Ты знаешь, Алекс, до ссылки на Землю я мог целыми часами любоваться звездами. Это занятие всегда помогало мне не только расслабиться, но и оценить гармоничность и целесообразность всего сущего.

Он помолчал секунду, а потом совсем другим тоном добавил:

– Только вот этого пятна здесь не должно быть. Крис имел в виду «черную дыру», образовавшуюся на месте нескольких сотен звездных систем.

Невооруженным глазом это место на звездном небе выглядело как грязная чернильная клякса. Хотя, быть может, это был просто зрительный обман. Ведь мы точно знали, где находится «черная дыра», и поэтому изначально отрицательное отношение к ней могло повлиять на наши органы чувств, отображающие окружающую нас реальность.

– Крис, ты можешь мне рассказать, что представляет собой «черная дыра»?

– Как я себе ее представляю? Хорошо, только прежде тебе необходимо выслушать краткую вступительную лекцию, чтобы понять физическую сущность этого феномена.

– Я согласен выслушать сто твоих лекций, – произнес я и посмотрел в лицо своему другу, потом улыбнулся и добавил:

– Хотя для начала хватит и одной. Остальные девяносто девять ты мне будешь должен.

Крис улыбнулся моей шутке, понимая, на что я намекаю.

– Договорились! – ответил он.

Он на секунду замолчал, а потом начал свой рассказ:

– Думаю, что многое из того, о чем я сейчас скажу, тебе известно. В свое время ты получил неплохое образование, да и служба в галактическом агентстве безопасности пошла тебе на пользу в плане интеллектуального развития. И тем не менее я должен начать с самого начала, чтобы ты понял, о чем идет речь. Еще в стародавние времена, когда человечество только начинало делать первые шаги, когда космические полеты были только далекой мечтой, когда Федерации еще и в помине не существовало, мистики и мудрецы различных планет поняли, что твердая, материальная жизнь является всего лишь энергией, то есть вибрациями определенного качества, которые предстают перед нашими ограниченными чувствами в виде твердой формы. Ведь наше видение мира основывается главным образом на той информации, которую мы получаем с помощью пяти чувств. Реальным для нас является то, что мы видели, трогали, нюхали, слышали либо пробовали на вкус. Кстати, до сих пор непонятно, откуда древние мудрецы могли знать так много о природе материи. Существует мнение, что свои знания они получили от более древних цивилизаций, можно сказать, наших прародителей. Ведь нельзя быть уверенным, что до нас во Вселенной никто не жил. Но это только гипотеза, никаких фактов, подтверждающих ее, обнаружить пока не удалось. Правда, в последнее время никто и не искал. Эта область тоже принадлежит к разделу «запретных знаний». Впрочем, речь сейчас не об этом. Наряду с волновой теорией строения материи существовала и квантовая. Некоторые ученые считали, и их мнение в свое время было предпочтительней, что все во Вселенной состоит из твердых частиц – квантов, или атомов, которые в свою очередь состоят из протонов, нейтронов и электронов. Самое парадоксальное в том, что обе эти теории имеют право на существование. Все зависит от того, с какой стороны и относительно чего на это смотреть. Для примера рассмотрим модель атома с точки зрения ядерной физики. Как известно, атом состоит из ядра атома и электронов. Ядро, состоящее из протонов и нейтронов, составляет девяносто девять и девяносто пять сотых процента массы атома. И только пять сотых массы приходится на долю электронов. Но тем не менее именно электроны определяют размеры атома. Я не стану приводить цифры, а просто перенесу модель атома в наше измерение. Так будет более понятно. Допустим, что ядро атома размером с твой кулак.

73
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru