Пользовательский поиск

Книга Лорд-Чародей. Страница 6

Кол-во голосов: 0

Пока Крушила стоял, размышляя над этой важной проблемой, старая чародейка подняла глаза и, увидев его, сказала:

— А, юноша. Не хочешь подойти ближе?

Крушила растерялся. Подобно большинству своих земляков он избегал чужих, а эта женщина была не только чужой, но к тому же еще и чародейкой. Она, не зная местных порядков, могла невольно рассердить лерров, или им просто могло не понравиться ее присутствие. Но она имела под рукой собственных лерров — чужих лерров, не привязанных к Безумному Дубу или к окружающей местности.

В силу хотя бы одного этого грубить старухе не стоило, а если он собирался стать лучшим в мире воином, одним из Избранных, одним из героев, призванных защитить Барокан, когда у Лорда-Чародея поедет крыша, то ему постоянно придется иметь дело с незнакомцами и даже с чародеями. А значит, надо побороть нежелание с ними общаться. Крушила расправил плечи и решительно зашагал к старухе.

Чародейка показала на свободный стул, он сел.

Некоторое время они молча, разглядывали друг друга, стараясь при этом не казаться невежливыми. Первой нарушила молчание чародейка.

— Мне известно, что в Безумном Дубе не пользуются настоящими именами, поэтому скажи, как тебя здесь именуют?

— Крушила, — ответил молодой человек.

— И что же ты крушишь? — недовольно поморщившись, спросила она. — Не головы, надеюсь?

— Нет, — улыбнулся Крушила. — Мамины тарелки, подпорки для бобов и все такое. В детстве я был страшно неуклюжим. Отец говорил, это потому, что я расту слишком быстро, и мое тело не успевает приспособиться.

— Это ничуть не лучше, — сказала чародейка. — Взрывной нрав не слишком полезная черта для Воина, но неуклюжий Воин… Что может быть хуже?

— Теперь-то меня нельзя назвать неуклюжим, — ответил Крушила. — Можешь спросить Маленькую Ткачиху или Кудряшки.

— А кто это?

— Девчонки, с которыми я танцевал вчера вечером. Они тебе скажут, что с возрастом я исправился.

— Значит, ты помнишь вчерашний вечер?

— Во всяком случае, большую его часть.

— И пиво не смыло воспоминания? Ты помнишь, как танцевал. А помнишь ли ты разговор с моими спутниками до того, как заиграла музыка?

— О том, чтобы стать Воином? Да, помню.

— И ты по-прежнему хочешь занять этот пост?

Крушила не знал, что сказать. Он еще не забыл слова мамы и ее сердитое лицо.

— Теперь я ни в чем не уверен, — ответил он наконец. — Я не хочу становиться убийцей.

— Тогда все в порядке, — сказала волшебница. — Мы вовсе не желаем, чтобы ты сходу воткнул меч в Лорда-Чародея. Убийство человека — дело непростое. Убийство волшебника — затея еще более сложная. А об убийстве Лорда-Чародея и вообще говорить не приходится. Нам нужен Воин, который не будет действовать сгоряча и который даст шанс даже самому скверному Лорду-Чародею мирно оставить свой пост. Но в то же время наш Избранный Воин должен быть всегда готов исполнить свой долг, если в этом возникнет необходимость.

— Мирно оставить свой пост? — недоуменно моргая, переспросил Крушила. — Неужели такое возможно?

— Конечно! — улыбнулась волшебница, и Крушила заметил, что у нее нет одного зуба. — Как только сбившийся с пути Лорд-Чародей оставляет свой пост, он перестает кого-либо интересовать. За все многовековое правление Лордов-Чародеев пять из них были убиты Избранными, а три ушли по собственной воле, чтобы не стать жертвами героев. Они передали свои талисманы Совету Бессмертных, отказались от всех клятв и без сопротивления позволили новому Лорду-Чародею принять бразды правления.

Крушила долго молча смотрел на чародейку, а затем сказал:

— Прости, я думал, что разобрался в системе и знал обо всех Темных Лордах, но выходит, я ошибался. Восемь Темных Лордов? Я слышал только о четырех. И что — или кто — этот самый Совет Бессмертных? О нем упоминали и вчера вечером, но должен, увы, признаться, что ничего о нем не знаю. Я начинаю опасаться, что слишком поторопился, заявив, что хочу стать Избранным Воином.

Чародейка перестала улыбаться.

— Все это уходит корнями в историю, — сказала она. — За долгие годы накопилось множество разных правил. Все начиналось очень просто, однако вечно простым оставаться не могло.

— Но почему?

— Да потому, что любая система создается людьми. А мы, к сожалению, ничего не можем оставить в покое. Мы все постоянно исправляем, приспосабливаем и отлаживаем. — Волшебница выпрямилась на стуле. — Итак, Крушила, что ты знаешь о Лорде-Чародее и об Избранных героях?

Крушила задумался. Он слышал разные истории ребенком в изложении для детей, и сейчас ему не хотелось, чтобы его слова звучали по-детски. Женщина, судя по всему, относилась к нему как к взрослому. Что же, он попробует пересказать ей то, что слышал, но не обязательно в тех же выражениях.

— Более шестисот лет назад, — начал он, — группа чародеев решила, что Барокан станет более счастливым, если всеми землями от Восточных Утесов до Западных Островов будет управлять один человек. Это должно было положить конец губительным спорам между чародеями. Злые колдуны, их бесконечные магические поединки привели к запустению обширных земель и гибели множества невинных людей, поэтому все согласились, что с этим надо покончить, и лучшим способом — решила группа чародеев — будет избрание одного правителя. Они выбрали одного человека из группы, передали ему значительную часть своих магических сил, приковали к нему самых могущественных лерров, включая тех, что повелевают небесами и ветрами. Так появился первый Лорд-Чародей.

Лорд-Чародей обладал таким могуществом, что ему никто не мог противостоять. Во всех землях, от утесов до моря, воцарились мир и покой. Первый Лорд-Чародей правил много лет. Он преследовал и убивал чародеев, которые губили невинных людей, он выступал арбитром в спорах, чтобы предотвратить магические поединки. Когда первый Лорд-Чародей состарился и устал, он сложил свои полномочия, назначил преемника и удалился от мира. Второй Лорд-Чародей, до того как уйти на покой, тоже правил долго и успешно.

Однако у третьего Лорда-Чародея сердце оказалось черным, хотя он до избрания и прикидывался человеком справедливым. Получив власть, он стал убивать своих недругов и прибирать к рукам все, на что клал глаз. Третий Лорд-Чародей принялся преследовать и истреблять всех других чародеев, чтобы никто не мог угрожать его правлению. Но оставшиеся в живых, хотя и не могли напрямую противостоять его мощи, придумали, как сместить злодея. Они выбрали несколько обычных людей и наделили их магическими способностями, которым Лорд-Чародей противостоять не мог. Избранные герои выступили против Лорда-Чародея и убили его. Однако в этой борьбе большая часть Избранных погибла. Когда злодея не стало, чародеи избрали из своей среды нового Лорда. Но выжившие герои так же избрали наследников и для себя, и на место погибших товарищей. С тех пор все знают, что любой Лорд-Чародей, нарушивший закон и обманувший доверие, будет убит так, как был убит третий Лорд, ныне известный как Темный Лорд из Среднеземья.

Тем не менее иногда случается, что Лорд-Чародей вдруг решает, что изобрел способ победить Избранных и избежать возмездия, или он сходит с ума, или им овладевают силы зла. Словом, еще трижды Избранным пришлось бросить свои дела, чтобы пробраться в донжон правителя, где бы тот ни находился, и убить злодея. Последний раз это произошло чуть больше ста лет назад, когда Темный Лорд из Голн-Влейя был сражен восемью Избранными — Воином, Красавицей, Вожаком, Ведуном, Вором, Ясновидцем… и… я забыл, кем еще.

— Лучником и Говоруном.

— Верно. Как бы то ни было, но Избранных по-прежнему восемь — они более века ничего не делают, но остаются наготове. Наш действующий Лорд-Чародей — добрый, избранный по делу правитель.

— Да, именно на это мы всегда и надеемся.

— Но я ничего не знаю о Совете Бессмертных.

— О нет, ты знаешь. Ты о нас упоминал. Тебе просто неизвестно наше название.

— О чем ты? — нахмурился Крушила.

— О группе магов, которая избрала первого Лорда-Чародея. Эта группа — мы, Совет Бессмертных.

6
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru