Пользовательский поиск

Книга Лорд-Чародей. Страница 45

Кол-во голосов: 0

— Думаю, что в поселении не осталось здоровых людей, способных сражаться с огнем, — ответил он, когда его спросили о причинах столь катастрофического пожара.

— Но почему их не защитили лерры? — поинтересовалась девчушка лет десяти.

— Возможно, потому, что их жрецы чем-то прогневали лерров, — высказала предположение Ясновидица. — Мы этого не знаем. Нам известно лишь то, что мы видели.

— И вам удалось добраться туда целыми и невредимыми?

— Легко, — ответил Ведун, отодвигая в сторону недоеденную овсянку. — Лесные лерры пытались затруднить наш путь, но их действия были весьма примитивны. Если у кого-нибудь возникнет мысль вступить в переговоры с леррами Каменистого Склона, то нельзя исключать возможности создания там нового поселения.

Крушила бросил на Ведуна изумленный взгляд. Что он несет? Ведь ему, как и другим Избранным, прекрасно известно, что жить там, где когда-то был Каменистый Склон, можно лишь после того, как утешатся и уйдут в мир иной страждущие, мятежные души.

Ведун, поймав взгляд Крушилы, дал ему знак придержать язык.

Обители безымянной деревни нервно заерзали и что-то забормотали, пожимая плечами. Лишь одна женщина рискнула высказаться.

— И подхватить моровую язву? — спросила она. — Ну уж нет.

— Мы в любом случае не имеем представления, как вели себя их жрецы, — вмешался жрец. — Заключали ли они с леррами договоры, управляли ими или сами были ими порабощены? Ответа на это у нас нет. Каждый, кто попытается основать новое поселение, может потерять жизнь, если изберет неверную стратегию.

Против этого никто не смог возразить, и Крушила понял, что Ведун, выступая со своим предложением, как раз того и ждал. Тем не менее слова Ведуна по-прежнему казались Крушиле странными и неприятными.

Когда жители деревни разошлись, а трое путешественников стали готовиться ко сну в отведенном для них амбаре, Крушила спросил:

— Что теперь?

— А теперь мы соберем всех Избранных, — ответила Ясновидица. — Говорунья живет в нескольких днях пути, Лучник лишь немного дальше. Вор обитает в восточной части Среднеземья, Вожак странствует где-то поблизости. Красавица обосновалась в Зимовье. К счастью, Избранных нет ни в Северных Долинах, ни на Островах, ни в дальних болотах.

— Остается надеяться, что те, кого ты назвала, не пустятся в странствия, — заметил Ведун. — Если большинство сейчас сидит по домам, это вовсе не значит, что они там останутся. К тому времени когда мы туда придем, они могут быть на Островах.

— Мы можем направить им послание, — сказала Ясновидица. — Особенно после того, как отыщем Говорунью.

— Но мы же сейчас в холмах Гэлбек! — запротестовал Крушила. — Башня Лорда-Чародея всего в нескольких милях отсюда! Разве не так?

— Примерно в тридцати, — подтвердила Ясновидица, показывая на юго-запад.

Воспоминания о духах Каменистого Слона все еще скребли сердце Молодого Воина.

— Ты хочешь, чтобы Лорд-Чародей укрепил свою твердыню, пока мы будем слоняться по всему Барокану? Почему бы нам не отправиться сразу к нему, чтобы его прикончить?

— Верно, — вздохнула Ясновидица.

— Если тебе так не терпится, отправляйся убивать его в одиночку, — сказал Ведун. — Но если он в порядке самообороны прикончит тебя, мы не будем испытывать необходимости предпринять какие-либо действия. Лишь после того как мы решим, что он должен быть устранен, любой нанесенный им тебе урон вызовет наш праведный гнев, который неизбежно обрушится на его голову. Возникает вопрос: как обстоят дела в данный момент. Ответ напрашивается сам собой. Ясновидица, так же как и я, видела, что случилось с Каменистым Склоном, мы чувствовали, что ощущают тамошние лерры. У меня нет права выступать от ее имени, но лично я считаю убийство Лорда-Чародея более чем оправданным. Его устранение жизненно необходимо. Однако нас только трое. Пятеро остальных пребывают в других местах.

— Но мы можем отправиться к его башне и втроем, — мрачно произнес Крушила.

— Ты горишь желанием его убить?

Он сразу отмел напрашивающийся ответ «да!» и попытался придумать что-нибудь более дипломатичное, но не успел — слово взяла Ясновидица.

— Неужели ты горишь желанием умереть? — спросила она. — Лорд-Чародей без труда покончит с нами.

— Но… неужели восемь — более значительная сила, чем трое? Он может убить нас всех так же, как расправился с деревней.

— Не может, — покачала головой Ясновидица. — Если он это сделает, то потеряет свою магическую силу, и с ним сможет расправиться любой чародей.

— Надо заметить, что мы обладаем иммунитетом к его магии огня и болезней, — сказал Ведун. — Он, разумеется, может нас убить, но не так, как расправился с жителями той несчастной деревни.

— Но… он способен нас умертвить.

— Троих — несомненно, — демонстрируя терпение, произнесла Ясновидица. — Но если все восемь будут действовать совместно, он не сможет уничтожить нас, не утратив свою волшебную силу и не оставив себя беззащитным перед лицом других магов. Если Лорд-Чародей увидит, что против него разом выступили все восемь Избранных, к нему может вернуться здравый смысл, и он, сдавшись без борьбы, откажется от правления. Если же выступят только трое Избранных, такой исход маловероятен.

Крушиле очень хотелось продолжить спор, но он понимал, что его спутники правы. Молодой Воин хотел покончить со всем этим делом, пока воспоминания об ужасах Каменистого Склона еще свежи в памяти. Мщение должно быть быстрым, думал он, в то же время понимая, что его желание далеко не соответствует его же реальным возможностям. Избранные избраны для того, чтобы действовать вместе и без всякой поспешности.

Мысль о том, что Лорд-Чародей может добровольно отказаться от правления, избежав казни за свои ужасные преступления, была Крушиле не по сердцу, но умом он понимал, что это, возможно, лучший исход.

— Итак, Говорунья, — сказал он. — Ты хочешь, чтобы мы нашли ее первой?

— Она ближе всех.

— Я слышал, что она сумасшедшая, — немного поколебавшись, решился Крушила.

Ведун и Ясновидица обменялись взглядами.

— Когда я последний раз с ней говорила, она была в здравом уме, — сказала Ясновидица, — но должна согласиться, что со стороны она может показаться слегка тронутой. Ведь Болтунья слышит то, что другие услышать не могут. А большинство людей склонны считать всех, кто слышит голоса, психами. Кроме жрецов, естественно.

— Вот оно что! — удивился Крушила. — Я-то считал, что она может говорить на всех языках. О голосах я ничего не знал.

— Она слышит и понимает все языки. Само собой разумеется, что она на них и говорит, — пояснила Ясновидица. — И не только языки людей. Она слышит лерров, птиц, зверей, пауков и мух, духов земли и огня, послания, которыми обмениваются между собой чародеи. Словом, она слышит все. И если она когда-нибудь свихнется, то на это у нее будут весьма веские причины. Попробуй хотя бы немного пожить в постоянном гвалте!

Крушила попытался представить, каково это — слышать всех и вся, но тут же от этого отказался. На роль Говоруна, если бы ее ему предложили, он ни за что бы не согласился. Стоящие перед Избранным Воином задачи гораздо яснее и проще.

— Если она умрет, — сказал Ведун, — Лорд-Чародей не сможет управлять другими созданиями и потеряет способность говорить через них. Эта часть его магии связана с Говоруньей.

Информация любопытная, ничего подобного Крушила раньше не слышал. А затем его вдруг осенило: если он убьет Говорунью, Лорд-Чародей станет менее опасным противником. Если же прикончить всех остальных Избранных, Лорд-Чародей останется практически беззащитным.

Мысль явно безумная — Избранные были его соратниками, помощниками и партнерами, и у него нет никаких причин их убивать. Его единственным противником был и остается Лорд-Чародей.

Правитель заслуживает смерти за то, что сотворил в Каменистом Склоне, и он, бывший Крушила, а ныне Избранный Воин, должен сделать все, чтобы справедливость восторжествовала. Но это вряд ли дает ему право убивать кого-либо другого. Он не имеет никакого права лишать жизни своих компаньонов. Крушила не мог понять, откуда у него взялась столь чудовищная идея.

45

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru