Пользовательский поиск

Книга Лорд-Чародей. Страница 43

Кол-во голосов: 0

— Но деревня… — сказал Крушила, обведя взглядом заросшие поля и обгорелые руины. По размерам поселение примерно соответствовало его родному Безумному Дубу, занимая почти весь склон холма и часть лежащей внизу долины. Это означало, что Каменистый Склон служил домом десяткам, а может, и сотням людей. Число обитателей, по оценке Крушилы, могло доходить до пятисот. — Куда они все ушли?

— Никуда. — Ведун откатил ногой обуглившееся бревно и достал из-под него половину человеческого черепа. — Они все здесь. Теперь я знаю, что заставляет нас так страдать. Эти кричащие и стонущие лерры — души мертвых.

— Они все мертвы? Не может быть! — Крушила огляделся по сторонам и ужаснулся, увидев тут и там бугорки, очень похожие на кучи полуистлевших костей.

— Как бы мне хотелось, чтобы ты был прав, — донесся из руин дома голос Ясновидицы. — Но это — именно то, что я видела. Я чувствовала, что люди умерли здесь.

— Но… ты же не хочешь сказать, что это сделал Лорд-Чародей? Он же не мог так поступить! Это сотворили злые колдуны, а Лорд-Чародей позже с ними расправился.

— Воин, — мягко произнес Ведун, — мы точно знаем лишь одно — сбившихся с пути магов Лорд-Чародей здесь не убивал.

Крушила уставился на Ведуна, стараясь вникнуть в смысл его слов. Он знал, что это должно быть правдой, если так утверждают Ясновидица и Всезнайка. Но, с другой стороны, почему он в этом так уверен? Ведь доказательством служили всего лишь слова этих двоих, а версия, что Ведун помнит только правду, была весьма удобной для того, чтобы утверждать все, что угодно, и напоминала одну из старых легенд.

Но как бы то ни было, он теперь находится в царстве легенд о героях и злодеях. Ведь он Воин. Один из Избранных. Он — герой, а тот, кто побывал здесь несколько лет назад, несомненно злодей.

Но Лорд-Чародей не мог быть этим злодеем. А что, если им была сама Ясновидица? Ведун вообще мог не участвовать в заговоре, а версию о плохих чародеях не помнит потому, что версия лжива, а потому, что Ясновидица ему этого никогда не рассказывала.

«Постой, — сказал он себе. — Это вообще могло быть просто заблуждением. Может быть, она искренне верила в то, что все ему рассказала, а на самом деле вовсе и не рассказывала. Может, она рассказала кому-то другому и теперь путает неизвестного слушателя с Ведуном». Ясновидица — женщина немолодая, а пожилых людей частенько подводит память. Может, здесь вообще не было никакого злодея.

Но он видел перед собой сожженную дотла и усеянную десятками человеческих черепов деревню. Слышал душераздирающие стенания лерров. Помнил, как Лорд-Чародей делал все, чтобы не пустить их в Каменистый Склон.

А может быть, через ворон и белок с ними говорил вовсе не Лорд-Чародей? Крушила посмотрел назад на потемневший от дождя лес и сказал:

— Мы должны быть уверены до конца. Вы утверждаете, что Лорд-Чародей стер с лица земли деревню и убил всех ее обитателей. Если это так, то он, несомненно, становится новым Темным Лордом, и я обязан его убить. Но прежде чем кого-нибудь убивать, я желаю знать всю правду.

— Разумеется, — согласился Ведун. — Нельзя исключать и того, что у него было законное право так поступить — хотя в это трудно поверить, — но серьезно сомневаться в том, что здесь произошло нечто ужасное, у тебя нет никаких оснований, так же, как и в том, что Лорд-Чародей имеет к этому какое-то отношение.

— Да, против этого возражать трудно, — согласился Крушила. Он всем своим существом чувствовал присутствие душ умерших, слышал их крики и стоны. Ему даже показалось, что при упоминании о Лорде-Чародее стенания усилились.

В этих стенаниях были не только боль и страх. В них присутствовали ненависть и неистовое желание. Желание чего? Что они хотят ему сказать? Молодой Воин пока этого не понимал.

Из обугленного дверного проема появилась Ясновидица. В руках она держала какой-то предмет.

— Очень трудно представить, что могло бы оправдать это, — сказала она и подняла руку. На ее ладони лежал крошечный череп.

Череп младенца.

— Там была колыбелька. — Ясновидица указала на спаленный дом. — А это находилось в ней. — Она резко подняла голову. — Он за нами наблюдает.

Крушила проследил ее взгляд и увидел летящую к ним ворону. Вполне вероятно, что летела одна из птиц, с которой они уже имели дело, но определить точно Крушила не мог. Впрочем, это не имело никого значения.

Избранные молча ждали. Как только ворона опустилась на стропила сгоревшей крыши, Ясновидица сказала:

— Поведай нам, Лорд, о том, что здесь случилось. Скажи, это сделал ты? Объясни, как и почему. Что сотворили эти люди, чтобы заслужить подобную участь? И говори только правду. Всезнайка запоминает лишь правдивые речи, и мы тут же поймем, лжешь ты нам или нет.

Ведун хотел было что-то сказать, но раздумал. Крушила догадался, что Избранный собирался пояснить, что не обязательно забывает ложь, но в последний момент предпочел промолчать.

— Ведь здесь был твой дом, не так ли?

— Я родился вот здесь, — прокаркала ворона и неуклюже показала крылом на гору почерневших камней у подножия склона. — Моя мать умерла при родах, а отец покинул этот мир, когда мне было восемь лет.

— И ты уничтожил дом своего детства? Убил своих друзей и соседей?

— У меня не было здесь друзей! — прокаркала ворона. — Они все меня ненавидели. Я был маленьким, слабым и уродливым. При появлении на свет убил свою мать. Они меня ненавидели, — повторила птица. — Они называли меня Вонючкой, Свиной Харей и Убийцей. После того как умер отец, у меня много лет не было достойного прозвища. Только оскорбления. В меня швырялись камнями и гоняли по жнивью до тех пор, пока мои ступни не начинали кровоточить. Когда я попадался им в руки, меня избивали. Однажды я поклялся перед лицом всех лерров, что когда-нибудь стократно воздам им за жестокость. Когда мне исполнилось пятнадцать лет, я убежал из Каменистого Склона, чтобы учиться магическому искусству. Вернулся я сюда лишь пять лет назад, чтобы исполнить свою клятву.

— Но это дитя тебя никогда не мучило и над тобой не издевалось, — сказал Ясновидица, поднимая крошечный череп.

— Это делал ее отец! — хрипло воскликнула ворона. — Или, если быть точным, муж ее матери. Я не удивился бы, узнав, что эта шлюха зачала свое отродье от кого-то другого.

Крушила похолодел:

— Выходит, ты их всех знал?! И убил намеренно?

— Разумеется, знал. Прежде чем обрушить на них свою месть, я заслал шпионов, которые целый год следили за тем, что здесь происходит. Мне надо было продумать план мщения. Я подозревал, что кое-кто может мой поступок не одобрить. Вы, Избранные, могли не понять, что я должен был так поступить ради высшей справедливости. Поэтому я постарался сделать так, чтобы о моей мести не узнал никто. Я убил проводников — отца, дочь и внука, оборвав таким образом все связи с остальным Бароканом. С тем Бароканом, который населен достойными людьми. После этого я получил возможность убрать всю грязь из этого места. Но до того мне еще предстояло узнать всех обитателей деревни, чтобы ни один не избежал моего гнева.

Крушила окаменел от ужаса. Он пытался внушить себе, что это всего лишь дурной сон, ночной кошмар, что говорящая ворона ему грезится. Но пропитанная водой одежда и грязь под ногами были вполне реальными, убивая любую мысль о видении.

— Итак, ты считал, что все жители Каменистого Склона заслуживают смерти? — спросил Ведун. — Неужели когда ты был ребенком, среди них не нашлось никого, кто помогал бы тебе или по крайней мере держался в стороне?

— Никого! — прокаркала ворона. — Никого! Никого!

— У тебя не было семьи? — спросила Ясновидица.

— Я же сказал, что мои родители умерли.

— Но ведь кто-то пригрел тебя после смерти отца. Неужели жрецы и лерры не встали на твою защиту как одного из своих?

— Какое это имеет значение? Они все мертвы. Мертвы уже пять лет. Я клялся всеми леррами, что отомщу. У меня не было выбора.

— Но ты же не клялся убить всех! Разве не так?

43
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru