Пользовательский поиск

Книга Лорд-Чародей. Страница 21

Кол-во голосов: 0

— Все хорошо, — ответил бывший Воин, покосившись на скрытую одеждой повязку. — Ваша милая маленькая жрица прекрасно обработала дыру. На повязке почти не было крови.

— Прости.

— Прощать не за что. Уже поздно что-либо менять.

— Нет-нет. Я просто хотел сказать, что не собирался наносить тебе такую серьезную рану. Ведь небольшого пореза на руке было более чем достаточно. Разве не так? Но ты постоянно держал оборону. Наступал. У меня не было возможности уколоть тебя в руку.

— Знаю, — ответил старик. — Поверь мне, я это знаю.

Крушила растерялся. Ему представилась возможность задать мучивший его вопрос, но это оказалось делом нелегким. В конце концов он все же решился:

— Скажи, почему ты бился так хорошо?

— Хорошо? Разве я не проиграл? Разве я, лучший в мире воин, не сражался с самоуверенным мальчишкой и…

Но Крушила не дал ему закончить:

— Ты должен был открыться для удара. Должен был дать мне возможность победить.

— Я и дал тебе такую возможность.

— Тебя отвлек кролик.

— Возможно. — Старик отложил предмет, который держал в руке, и продолжил: — Запомни, мой мальчик, Лорд-Чародей не ограничивается кроликами. Он может видеть, слушать и говорить и через других животных. Через крыс и мышей, например. Впрочем, я не уверен, что он может заставить мышей говорить. Им просто не хватит дыхания. Но видеть их глазами и слышать их ушами он, несомненно, способен.

— Думаю, ты прав, — согласился Крушила, не понимая, куда гнет старик.

— Я точно знаю, что может, поскольку за все эти годы говорил с ним десятки раз.

— Так в чем же загвоздка?

— Загвоздка в том, может ли он использовать для этой цели насекомых или пауков? — сказал бывший Избранный Воин, показывая на паутину между стропилами крыши. — Вполне вероятно, что крошечное восьминогое существо способно передать каждое наше слово Лорду-Чародею в его мрачную башню на вершине холма. Насколько я знаю, даже воздух может быть его шпионом.

— Значит, он может нас сейчас слышать?

— Конечно, может. Наш Лорд-Чародей — маг очень могущественный. Он — правитель всего Барокана от Восточных Утесов до Западных Островов и скорее всего при желании может видеть и слышать все, что происходит в его владениях.

— Но он же не может находиться одновременно везде.

— Нет. Он же все же не лерр, а более или менее человек.

— Поэтому он, возможно, нас вовсе и не слушает.

— Но смог бы, если бы захотел. Ведь, как никак, он проявил интерес к нашему поединку. Если бы Ясновидица была здесь, то она сказала бы точно, слушает нас Лорд-Чародей или нет. Это часть ее магии. Но Ясновидицы здесь нет, а я ничего не могу сказать. — Он недовольно скривился. — Я не хотел, чтобы эта баба здесь появлялась, так как боялся, что она отговорит меня от… от кое-чего.

— От поединка со мной, например? — недоуменно спросил Крушила.

— Я знаю об этом ровно столько, сколько о том, слушает ли нас Лорд-Чародей или нет.

— А что, если и слушает? Это имеет какое-то значение?

— Может, и не имеет. Я всего лишь хотел предупредить тебя, что отныне ты не сможешь в полной мере наслаждаться личной жизнью, к чему, как я полагаю, ты привык. Это невозможно после того, как ты попал в сферу интересов Лорда-Чародея.

Крушила немного подумал, кивнул, и протянул:

— Понимаю… Но ты об этом никогда не упоминал.

— Верно. Никогда.

— Есть ли какие-то другие недостатки в жизни Избранного, которые ты от меня скрывал?

— Почти наверняка.

— Повлияли ли они как-то на твое желание оставить пост?

— Может, повлияли, а может, и нет, — вздохнул старик. — Возможно, когда дошло до поединка, во мне просто взыграла гордыня, и я не смог позволить себе сражаться спустя рукава. Ведь даже без талисманов и их лерров на моей стороне были сорок лет ежедневных упражнений. Возможно, мне хотелось узнать, смогу ли я победить тебя без помощи магии.

— Значит, ты не хотел уступать мне свой пост?

— Хотел, но, видимо, не так сильно, как мы оба думали.

— Даже после того, как ты сам все это устроил?

— Да, даже после этого. — Он посмотрел на паутину и продолжил: — Возможно, потому что у меня в связи с моими поступками возникли большие сомнения. Я стал сомневаться в разумности своих действий.

— Ты решил, что я недостаточно хорош, чтобы занять твое место? — заметно помрачнев, спросил Крушила.

— Нет. В том, что ты подходишь на эту роль, у меня сомнений не было. Магические силы были заблокированы, но за мной, как я сказал, были многие годы тренировок. Возможно, я, испытывая сомнения, сражался не самым лучшим образом и пытался в основном защищаться, но ты побил меня без каких-либо уступок с моей стороны. Ты победил, готовясь менее одного сезона. Это говорит о том, что ты полностью подходишь на роль Избранного Воина. Ведь с каждым днем ты будешь становиться все более сильным бойцом. Нет, дело вовсе не в этом.

— Так в чем же?

— Дело в том, — вздохнул старик, — что сомнения в разумности моих действий у меня появились вовсе не в связи с тобой. Я стал думать о том, справедливо ли взваливать на твои плечи ответственность, связанную с положением Избранного. Ведь ты совсем не знаешь мира, и у меня возникло желание дать тебе шанс лишь после того, как я буду уверен, что поступаю правильно, после того, как в моей душе наступит покой.

— И ты обрел этот покой?

— Нет. Ты и этот кролик взяли дело в свои руки, и я оказался перед совершившимся фактом, который теперь не в силах изменить. У меня не осталось выбора — только признать свое поражение и отправиться домой к племяннице и ее мужу. Надеюсь, они смогут дать приют никчемному старику.

— И теперь я должен нести твое бремя. Оно действительно такое тяжелое?

Бывший лучший в мире Воин ответил не сразу. Он посмотрел на паука, подумал немного и сказал:

— Более тридцати лет я не считал его тяжелым. Но в последние годы у меня начали появляться сомнения.

— В последние годы? Ты ведь был Избранным сорок лет.

— Сорок четыре года.

— Так что же изменилось за последние несколько лет?

— За время моего служения я видел трех Лордов-Чародеев. Двум первым я доверял.

Крушила сразу понял значение этих слов, и они посмотрели на паука. Некоторое время оба молчали, а затем Крушила сказал:

— Если Лорд-Чародей услышал, что ты о нем думаешь, то твои слова могут стать для тебя приговором. Ты этого не боишься?

— Возможно, ты прав.

— Выходит, что, когда мы с тобой впервые встретились в павильоне, ты мне соврал.

— Неужели?

— Ты тогда сказал, что Лорд-Чародей — благородный человек.

— Возможно, так оно и есть, а я могу ошибаться. У меня нет никаких доказательств, никаких свидетельств того, что он не тот честный правитель, каким себя объявляет. Я считаю, что до сей поры он правил справедливо и, насколько я знаю, продолжает в том же духе, но в нем есть нечто такое, что меня тревожит. У этого Лорда-Чародея более взрывной нрав, чем у двух его предшественников, его поведение менее предсказуемо, а его поступки не всегда рациональны. И все это меня беспокоит. В то время как другие Лорды-Чародеи жили вместе с семьями в красивых домах, где встречались с друзьями и торговцами и где люди без труда могли передать им петицию, этот предпочитает обитать в темной башне на холмах Гэлбек, более чем в миле от ближайшего человеческого жилья. Вместо обычной прислуги его обслуживают полдюжины девиц. Никаких мужчин или юношей. У Лорда-Чародея нет ни жены, ни фаворитки среди окружающих его девушек. Во всяком случае, я об этом не слышал. А его прошлое для меня тайна, в то время как его предшественники охотно рассказывали о своих корнях. Вполне возможно, что он всего лишь безобидный чудак. Я не могу указать на какие-нибудь недостойные деяния правителя, но с другой стороны, не могу исключать и того, что он их совершал или совершит в будущем.

Весь смысл этих слов не срезу дошел до Крушилы. А когда дошел, он спросил:

— Ты думаешь, Избранных могут призвать его убить?

21
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru