Пользовательский поиск

Книга Ледяная арфа гангаридов. Содержание - II

Кол-во голосов: 0

II

Было общеизвестным, что ворота храмов Десятки всегда открыты с восхода до заката солнца, чтобы каждый, от бродяги до правителя, мог беспрепятственно обратиться к богам. Подойдя к решетке, Илдан заглянул за бронзовые, соединенные стрельчатым орнаментом прутья.

На дороге, ведущей к храму, теснились люди и лошади. Рослые и сухопарые, с острыми взглядами, с сосредоточенными лицами, конники ждали какого-то события, и в каждом было нечто от наложенной на лук стрелы. Илдану случалось видеть такое у ворот Илорнского дворца в дни, когда его отец принимал решения государственной важности, поэтому он понял, что перед ним гонцы, еще не разглядев серебряные стрелы на гербах форменной одежды. Люди не разговаривали, соблюдая неписаный кодекс гонцов – никакой болтовни на поручении, кроме расспросов о дороге – а только искоса разглядывали друг друга. Застоявшиеся кони нетерпеливо топтались, позвякивая сбруей.

Пробежав глазами по гербам, Илдан удивился тому, какое знатное общество ждет сегодняшних вестей из храма Арноры. Здесь были посланники из Данорны и Шелота, Пондума и Тарбы, Ас-Вейра и Сигры, даже Геста, столицы Кригии. Несомненно, в храме происходило событие чрезвычайной важности. Илдан решительно взялся за дверное кольцо, продетое в пасть бронзового барса, и стукнул им о створку ворот.

Дверь стенной башенки открылась, и перед Илданом появился привратник – мускулистый мужчина в кожаной латной безрукавке, надетой прямо на голое тело, в коротких, до середины бедра, штанах, с тяжелым мечом у пояса. Такой, пожалуй, мог вышвырнуть, а то и прикончить любого некстати ломящегося в храм нахала.

– Что тебе здесь надо? – подошел он к Илдану. – Неужели не ясно – раз дверь заперта, нечего в нее грохать.

– Двери храма должны быть открыты с восхода до заката, – возмутился Илдан. – Иначе как я попрошу у Арноры удачного плавания?

– Приходи попозже, морячок. – Привратник понимал, что у матроса может и не появиться другого случая попросить удачи у Арноры – покровительницы не только воинов, но и путешественников. – Скоро они разъедутся, тогда и зайдешь в храм.

– А как скоро они разъедутся?

– Да уж должны бы. Вчера здесь крутились, сегодня с утра ждут, а у нас все тянут.

– С чем тянут?

– Да ты здесь впервые! – догадался привратник. – То-то слышу, выговор у тебя вроде бы лимерийский. Скоро в Саристане празднуют День Звездочетов, тот самый, который добавляется к первому летнему месяцу раз в четыре года. За неделю до Дня Звездочетов наш правитель проводит турнир, где разыгрывается приз – оружие из храма Арноры. Это старая традиция, еще со времен Империи. Тебе, моряку, этого не понять, но для знатного воина нет ничего почетнее, чем завоевать этот приз.

– Я наслышан о турнире. – Илдану было известно не только о турнире, но и о давней распре, из-за которой члены семьи лимерийских правителей гнушались участием в нем. – Но причем тут эти гонцы?

– В храме много драгоценного оружия, и нового, и старинного. Кое-что храму дарят, кое-что куют в кузницах Города. Приз для турнира выбирается по жребию, он может оказаться обычным, а может – и таким, которым в прошлом владел великий воин. Завоевать такой приз считается особо почетным, поэтому многие участники хотят узнать результат жребия заранее. Гонцы здесь для того, чтобы сообщить его своим хозяевам.

– Значит, сегодня как раз день жребия?

– В том-то и дело, что нет, – понизил голос привратник. – Жребий тянули вчера и объявить о нем должны были вчера же. Но мой сменщик сказал мне, что после жребия настоятель отослал гонцов ждать сегодняшнего дня, а сам потребовал карету и поехал к правителю. Не успел он вернуться, как всей городской страже разослали указ – искать человека без тени.

– Бред какой-то – человек без тени!

– Бред-то он бред, да только у богов свои промыслы и свои знамения. Кто из смертных угадает, в чем и как они проявятся…

Шум в толпе за спиной привратника привлек внимание обоих. Двери храма распахнулись, оттуда вышел верховный настоятель. Его лицо было бледным и строгим, необыкновенно торжественным.

– Жребием Великой Портнихи избран приз турнира Дня Звездочетов! – провозгласил он. – Это…

Гонцы подались навстречу говорившему, придерживая поводья коней.

– …Священный Меч Арноры!

Гонцы вскочили на коней. Привратник оставил Илдана и бросился разводить створки ворот. Неразбериха среди гонцов была кажущейся, по неписаному кодексу они покидали храм в строгом соответствии со знатностью своего господина. Первым в ворота вылетел вороной, несший на себе всадника в латной безрукавке поверх белой рубахи, в штанах из серебристого волоконника, схваченных на щиколотках серебряными манжетами.

Всадник был женщиной. Ее черные волосы, высоко на затылке завязанные в хвост, развевались по ветру, соперничая с хвостом ее вороного, ее стройное, словно бы слившееся с конем тело опровергало любые рассуждения о женской слабости, ее холодный, презрительный взгляд имел свойство не замечать ничего и в то же время видеть все. Перед Илданом промелькнуло правильное, покрытое дорожным загаром лицо, длинный и узкий меч в ножнах у левого бедра, листовидный щит с гербом Дахата, правителя Хар-Наира. Мгновение – и конь со всадницей растаял в переулке.

Вслед за посланницей Дахата устремились и остальные гонцы. Стук копыт брызнул и затих, рассеявшись по улицам Ширана.

– Кто это? – невольно спросил Илдан.

Привратник понял вопрос без пояснений.

– Шеба, – на его лице отражалось восхищение, не мужчины женщиной, а воина воином.

– Кто эта Шеба?

– Воительница Дахата. Заходи, морячок, теперь можно. – Привратник кивнул на раскрытые двери храма. – Надо ж было так случиться – триста мечей было в жребии, а судьба указала на этот…

– Посмотреть бы на него…

– Посмотри. Он висит в нише над жертвенником и останется там до самого турнира. Кроме него, там еще шлем, щит и латы Арноры.

Илдан поднялся по мраморным ступеням и вошел в храм. Внутри было сумрачно и прохладно, только пространство перед жертвенником освещалось цепными лампадами, висящими на крюках у дальней стены. Жертвенником служила мраморная плита на золоченой подставке наподобие стола, ножки которого соединялись литой решеткой, украшенной щитом и мечами. По бокам жертвенника стояли на страже двое послушников Арноры, одетые точно так же, как и привратник. Почитатели Великой Портнихи клали дары на плиту, а денежные приношения опускали в ящик с прорезью, стоящий здесь же на полу.

Сейчас жертвенник был пуст – видимо, оттого, что храм только что открылся для посетителей. Илдан вынул несколько золотых монет, опустил в прорезь ящика и мысленно обратился к Великой Портнихе с заведомо безнадежной просьбой смилостивиться над Гэтаном, сгинувшим в Светлом море. Выполнив дело, ради которого он зашел в храм, Илдан оглядел просторный и сумрачный зал.

Прямо за жертвенником, в глубокой нише, висело оружие Арноры. Бросив взгляд знатока на шлем и латы, он пришел к выводу, что Великая Портниха была женщиной крупной и, пожалуй, мужеподобной. Меч, напротив, был откровенно парадным и вызывал восхищение разве что отделкой, на которую ушло немало золота и драгоценностей. Конечно же, главным было то, что меч являлся священной реликвией – Илдану случалось держать в руках оружие и получше.

По боковым стенам храма тянулись ниши, в которых было выставлено оружие великих воинов. Илдан прошел вдоль ниш, читая прославленные имена, а заодно вспоминая глупую историю со шлемом Бирота, выигранным на турнире прадедом Илдана. Драгоценности на шлеме оказались поддельными, прадед послал правителю Саристана оскорбительное письмо с обвинением в подмене, тот ответил не менее оскорбительным письмом, хотя обоим не помешало бы принять во внимание, что Бирот был не только великим воином, но и великим кутилой. С тех пор никто из лимерийского правящего рода не принимал участие в турнире Дня Звездочетов.

Большинство имен восходило к глубокой древности, еще до создания Триморской империи, которая была основана после длительного периода междоусобиц Арбахалом, властителем Саристана. Ни во времена Империи, просуществовавшей полтоpа века и вновь распавшейся на мелкие государства, ни после, когда военные стычки стали редки и сводились к завоеванию свободных городов, не признававших другой власти, кроме собственного правления, война не порождала таких героев, как в прошлые века. По старой традиции оружие и доспехи героев, павших на поле битвы, посвящались Арноре и с почестями доставлялись в храм, где затем участвовали в пpизовом жребии для турнира.

4
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru