Пользовательский поиск

Книга Кукловод. Содержание - Глава 3

Кол-во голосов: 0

Глава 3

Олдер отхлебнул обжигающий чай из пиалы и откинулся на мягкие подушки. Он не любил жару, но чай предпочитал пить именно такой – горячий, терпкий, слегка подслащенный медом. Хозяин гостиницы знал это и никогда не отказывал в почтении такому важному гостю. Олдер поглядел наружу сквозь полупрозрачную занавеску, прикрывающую вход. День, как и положено на далеком юге, выдался ясным и знойным. Слава Владыкам, в гостинице сохранялась прохлада, и легкий бриз не иссушал, но освежал. Олдер всегда хотел знать, как местные строители добивались такого эффекта без помощи магии, но он также знал, что любой из Кахи (так на местном наречии назывались умельцы-инженеры) скорее умрет, чем откроет свои тайны, ибо, если он проболтается, его ожидает гораздо худшая участь, чем просто смерть. Клятвопреступников здесь наказывали сами духи пустыни, и даже бежавшие в Империю не могли спастись от кары. Матери Забережья рассказывали историю своим детям об одном нечестном на руку торговце, которого нашли в полночной стране на краю ледяной пустыни мертвым. Его тело не замерзло – нет, оно было высушено, как будто ветер Салах, что дует с Гор Праведников, постарался над несчастным. Олдер усмехнулся про себя. Эта история была подлинной, он сам читал об этом в записях Салазара Мудрого. Конечно, с духами пустыни можно справиться, но для этого надо быть действительно могучим воином или магом, а простых клятвопреступников их карающая рука – или что там у них есть? – настигнет непременно. Олдер еще раз отхлебнул чай и потянулся к душистому хлебу. Да, местные аборигены знали толк в еде и питье. Сдобная булка буквально таяла на языке. На столе Императора блюда Забережья были частыми гостями. Земля здесь была сурова, высушена жестокими ветрами суховеями, каждый из которых имел свое собственно страшное имя на местном наречии, но в то же время и щедра. Там, где вода все же была, урожаи были чудесными, а жители многочисленны. Империя не раз обращала свой взор на эти земли, но каждое вторжение стоило ей нескольких легионов и очередной попытки переворота в связи с ослаблением власти Императора. Пустыня – не место для тяжелой Имперской пехоты, да и духи пустынь – могущественные союзники. Впрочем, набеги местных правителей Малаганов на полуденные земли Империи тоже случались. Пограбить «изнеженных имперцев» было привлекательной затеей, но и смертельно опасной. Легионы Императора на своей земле быстро доказывали врагам, что не зря едят хлеб. Мало кто мог похвастать, чтобы набег был прибыльным. Вот так и держался мир между Империей и Забережьем уже более полусотни лет, нарушаемый лишь незначительными приграничными стычками. А временами Империя и государства Забережья были даже союзниками. Армия Последнего Дня прошла через эти пустыни, и кто знает, что бы случилось с цивилизованными землями, если бы не дружины Малаганов, пустынные духи и эльфы Великого Песчаного Моря не задержали наступление орды, позволив Императору собрать все свои войска на поле Толтинхейма.

Олдер вновь потянулся за булочкой и, обнаружив, что вазочка опустела, хлопнул в ладоши два раза. Через мгновение у сто подушек возникла точеная фигурка девушки разносчицы и спросила с тяжелым акцентом:

– Что угодно господину?

– Сладостей, свежего чая и бутылку сливового вина для моих гостей.

Олдер кинул тяжелую имперскую серебряную монету и отвернулся. Посетив Забережье несчетное количество раз, он так и не мог привыкнуть к местным обычаям, казавшимися варварскими и нелепыми любому жителю Империи. Девушка разносчица была закутана в покрывало, скрывающее ее лицо, еще на ней была надета короткая до неприличия юбочка, оставляя открытым все остальное. Не зря в городах метрополии жителей дальнего Полдня считали распутными сумасшедшими, хотя в местном климате такая одежда уже не казалась безумной. Впрочем, в открытой пустыне и мужчины и женщины носили плотные цветастые накидки, хорошо защищающие от вездесущего песка.

Свет в дверном проеме на мгновение померк, и Олдер заметил входящего в гостиницу Фабула и семенящего за ним Бинго. На генерале была надета свободная рубаха местного покроя и широкие штаны. Если бы не бледная по сравнению с аборигенами кожа и длинный меч у пояса вместо легкой рапиры, его можно было бы принять за жителя Забережья. Фабул, ловко поджав ноги, сел рядом с магом, а мгновение спустя на подушки в полном изнеможении рухнул полурослик:

– Проклятый песок! Как они живут в таком месте?

– Привыкли, и ты привыкнешь. – Фабул отстегнул меч и, по обычаю наханаров – рейдеров пустыни, – положил его у своих ног.

– Только не я! – Бинго приподнялся на локтях и снова рухнул.

– Ну а коли не привыкнешь, то потерпишь. Не вечно же нам здесь торчать и искать Рендала! – Олдер принял из рук разносчицы чай и отхлебнул из пиалы.

– Может, и не вечно, но долго – это точно. – Фабул откупорил бутылку и налил себе с Бинго. – Он, оказывается, вполне знаменитая в этих местах личность и при этом в бегах.

– Мда-а-а. – Олдер угрюмо посмотрел в пиалу. – Что наш бард натворил в этот раз?

– Ты не поверишь, – Фабул отхлебнул вина, – этот прохвост – наипервейший мошенник! Он обманул многих местных торговцев.

– Здесь, где духи пустыни… – У мага брови изогнулись дугой от удивления.

– Именно. Местный народ привык, что никто не нарушает устных договоров, а иностранные глупцы, что не знакомы с местными обычаями, учат это на своей шкуре, причем хорошо подсушенной. Так вот, наш Рендал научился составлять такие договоры, в которых можно воспользоваться разночтением и облапошить любого, а если припомнить его красноречие и способность убеждать людей… Короче, духи его не трогают, а вот местное купечество наконец-то решило принять меры и назначило цену за его голову. Как за убийцу наханара! К тому же он отказал какой-то местной девице во время Сезона Дождя, так что теперь за ним охотится еще и оскорбленный клан Тет! Точно известно, что Рендал не подался в Империю, где его уже поджидали на границе. Люди думают, что он скрывается где-то в пустыне, причем закрывшись от магического слежения.

13
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru