Пользовательский поиск

Книга Кукловод. Содержание - Глава 2

Кол-во голосов: 0

Глава 2

Жизнь на юго-западном рубеже Империи никогда не была спокойной. Лет триста назад, когда один из предков нынешнего Императора решил в очередной раз наказать строптивых поселенцев и раздвинуть границы державы, здесь развернулась настоящая партизанская война. В ту пору люди бежали за пределы Империи, дабы не платить тяжелых податей да жить по своему разумению, так что появление тяжелой имперской пехоты здесь никого не обрадовало. Конечно, напрямую никто не решился в открытом поле бросить вызов могуществу Императора, но и выгоды Империя не получила. Упрямые поселенцы, вместо того чтобы вновь попасть под твердую руку Наместника или его маркизов, просто растворились в непроходимых лесах и болотах порубежья. Земли здесь много, а людей было мало, так что никаких податей Император так и не увидел. А через некоторое время стали пропадать обозы да небольшие патрульные отряды. Наместник ничего не смог поделать, как, впрочем, и посланные на поимку бунтовщиков свежие войска – леса оставались все так же дремучими, а горы непроходимыми. Даже отправка штрафных легионов, собранных из головорезов всех цивилизованных земель, не принесла успеха. А затем Империя начала войну с Ордой змееликих, и все забыли о бунтарях с юго-запада. С тех пор, конечно, многое изменилось. По всей границе построили целую сеть укрепленных фортов и крепостей, да и земли стали потихоньку осваиваться крестьянами, переселившимися из переполненной метрополии. Но лихие люди все еще чувствовали себя на юго-западном порубежье вполне вольготно. Власть Императора начиналась и заканчивалась там, где располагались его солдаты, а за пределами крепких стен фортов в дело вступали совсем иные законы. Да и в разросшихся посадах при крепостях лихой люд особо не скрывался. Здесь каждый крестьянин знал, с какой стороны берется меч, а после недавнего Вторжения копья и тяжелые пятифутовые луки стали водиться в каждой семье. Хоть основная волна Армии Последнего Дня прошла далеко к востоку, небольшие отряды добрались и сюда. Так что даже с местными крестьянами пилигримам надо было держать ухо востро, не говоря уже обо все еще сидящих в чащобах потомках первых поселенцев и гоблиноидах, чьи небольшие отряды все смелее проникали во владения Императора.

Помня о местных обитателях, Лестер решил не привлекать к себе внимания и вместе с Альбераном и Триром пристал к одной из манипул второго Рубежного легиона. Многие в этих неспокойных местах путешествовали вместе с солдатами, так что появление трех путников, идущих скорым шагом вслед за пехотой Императора, не вызвало ни у кого лишних вопросов.

– Кто бы мог подумать, что Дрифа забросит в такую дыру? А может, он и не прекращал никогда своих выходок? Может, мы зря премся сюда? – Настроение у Альберана было не очень. – В любом случае толку от него будет мало, это только наш маг изменился в лучшую сторону, а в перемены со стариной Дрифом я не верю!

– То нам неведомо, – парировал Трир. – Посмотрим на месте. К тому же до крепости Логан осталось меньше часа пути. Вон она уже показалась впереди.

Гном махнул рукой в сторону нагромождения каменных сооружений, преграждавшего дорогу вдали. До крепости оставалось всего несколько миль, и отсюда было заметно, что ее строители заботились в первую очередь о скорости возведения, а во вторую очередь о надежности и совсем не заботились об эстетике. С большого расстояния крепость можно было принять за каменное гнездо какой-то неряшливой птицы, и только вблизи прорисовывались отдельные башни, крытые галереи и барбиканы. Около крепости раскинулся приличных размеров посад, куда и направлялось большинство путников, так как доступ за крепостные стены имели только солдаты Империи. Конечно, Лестеру не стоило большого труда получить разрешение на проход, но новость о прибытии первоиерарха Медноликого Владыки в столь отдаленный гарнизон распространилась бы моментально по всем окрестностям, а вот этого друзьям больше всего и не хотелось. Впрочем, внутри крепости им все равно было делать нечего, только развлекать своим присутствием бравых имперских рубак, для которых гости из столицы значили самые свежие сплетни и слухи, что доходили сюда обычно с опозданием месяца на два-три. Альберан сразу после отъезда из форта Кагар настоял на скрытном передвижении, заметив, что, кто бы ни был у них в противниках, элемент внезапности и сюрприза не помешает. Именно из-за этого им пришлось сперва навестить большой монастырь Медноликого, где Лестер якобы и остался. О том, что верховный жрец покинул обитель, знал только один человек, а уж он бы никому не сказал бы и под пытками – такова крепость слова паладина Медноликого. Небольшое вмешательство Олдера позволило создать полную иллюзию присутствия всей троицы в стенах монастыря, так что Лестер надеялся, что на некоторое время это собьет излишне любопытных с их следа. Прибиться же к солдатам Империи, идущим на юг, было совсем не сложно – стоило лишь заплатить небольшую мзду легату да сказать, что наемникам трудно найти теперь работу посреди добропорядочных земель метрополии. Так что уже через две недели друзья оказались вблизи цели своего путешествия. Именно около крепости Логан располагалось некое питейное заведение, где знающие люди могли найти легендарного стрелка Дрифа и обсудить с ним обоюдовыгодное предложение.

– Ого! – заметил Альберан, продвигаясь по узкой улочке разросшегося посада. – Никогда не думал, что в такой глуши живет так много народу!

– Да уж… – Трир не договорил и ловко наподдал одной из куч тряпья, из которой уже тянулась рука к его тяжелому гномьему кошелю. Из кучи раздался сдавленный визг, и в тот же момент оттуда вывалился наружу невысокий лохматый человек, одетый в ужасного вида тряпье. Злобно взглянув на Трира, он бросился в ближайший проулок. Лестер покачал головой:

– Будьте бдительны, здесь собрались самые лихие люди Империи. Как бы нам не пришлось столкнуться с хозяевами этого воришки…

– А вот и они, – Альберан кивнул в сторону пятерых дюжих головорезов, как бы невзначай перекрывших дорогу. Улочка моментально опустела. Прохожие стремились убраться прочь, дабы их не задел в намечающейся потасовке шальной нож или кастет. Лестер оглянулся, но и сзади в проходе уже маячило несколько мордоворотов. Трир ухмыльнулся и положил руку на свою секиру:

8
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru