Пользовательский поиск

Книга Король-Провидец. Содержание - Глава 30 Корона

Кол-во голосов: 0

– Что вы имеете в виду? – Бартоу помрачнел: все шло не так, как он запланировал.

– Во-первых, золото. Пенсии для людей, уволенных по инвалидности. Компенсации для тех, кто получил тяжелые увечья, потерял руку, глаз и так далее. Более того, сэр. Нумантия – огромная страна, и в ней много необработанных земель. Я предлагаю Совету выделить небольшие земельные владения тем ветеранам, которые уходят в отставку.

– Это неслыханно! – выпалил Бартоу. Я смотрел на Скопаса, бывшего союзника Тенедоса. Сначала он тоже выглядел удивленным, но затем на его лице появилось расчетливое выражение.

С галерки донеслись недовольные крики, сопровождаемые свистом. Охрана Совета Десяти нервничала еще сильнее своих хозяев. Тенедос повернулся, посмотрел на солдат, и те сразу же умолкли.

Прежде чем Бартоу смог продолжить, Скопас поднялся со своего места.

– Прошу прощения, спикер. Как уже не раз упоминалось, Генерал-Провидец часто предоставляет на наше рассмотрение необычные идеи. Полагаю, нам нужно уединиться и обсудить их.

– Надолго ли? – прокричал кто-то с балкона. – Случайно не забудете, зачем уединялись, а?

Скопас поднял голову и обратился к анонимному остряку.

– Мы вернемся не позже чем через час, сэр. Обещаю вам.

Бартоу собрался было запротестовать, но я увидел, как Скопас едва заметно покачал головой.

– Очень хорошо. Через час.

Совет Десяти покинул зал.

– Прежде чем мы продолжим, я хочу сделать заявление, – произнес Бартоу. Лицо спикера стало серым и осунулось, словно его жизни угрожала опасность.

– Сперва позвольте поздравить тех людей, которых Генерал-Провидец объявил трибунами. Мы находим эту идею достойной и сожалеем, что она не принадлежит нам.

Члены Совета Десяти обратили свои взоры на меня. Я ответил безразличным взглядом, но при этом подумал: «Итак, вы пытаетесь соблазнить меня и остальных? Что же вы предложите?»

– Мы желаем предложить вам вознаграждение со своей стороны, – продолжал Бартоу. – Я вижу, что ген... Трибун а'Симабу, граф Аграмонте, находится здесь. Позвольте мне сообщить, что мы даруем вам пожизненный баронский титул.

Мы также намерены предложить всем трибунам годовое жалованье в пятьдесят тысяч золотых дукатов и предоставить им поместья из городского фонда.

Барон и трибун а'Симабу, граф Аграмонте, поскольку вы первый, кто получил это высокое звание, мы даруем вам Водный Дворец в пожизненное владение и использование по вашему усмотрению. Другие трибуны тоже получат достойное вознаграждение.

А теперь, Генерал-Провидец...

– Прежде чем вы начнете одаривать меня, позвольте спросить, как насчет земельных субсидий для солдат, о которых я говорил?

– Все будет сделано, сэр, – ответил Скопас. – Мы назначим комиссию, которая займется выделением этих субсидий в течение ближайшего года.

Тенедос пристально посмотрел на него.

– В течение ближайшего года, вот как? Это еще нужно обсудить. Но продолжайте, я слушаю.

Скопас указал на Бартоу, который снова выступил вперед.

– Генерал-Провидец Тенедос, – произнес спикер. – Вы получаете наследственный титул барона и ежегодное жалованье в сто тысяч золотых дукатов. Поместье выбирайте на свое усмотрение. В дальнейшем последуют и другие почести.

Бартоу выдержал паузу, без сомнения, ожидая, что Тенедос рассыплется в благодарностях. Однако Провидец холодно произнес:

– Этого совершенно недостаточно.

– Что! ?

– Я думаю, мы должны удалиться в комнату для совещаний и обсудить этот вопрос отдельно, – заявил Тенедос.

– В этом нет надобности, – запротестовал Бартоу.

– Это переходит всякие границы! – выкрикнул его цепной пес Тимгэд.

– Нет, – возразил Тенедос. – Несмотря на ваше мнение, ситуация находится под полным контролем. А теперь, можем ли мы удалиться на несколько минут?

Последовало торопливое согласие. Члены Совета встали и направились к выходу из зала. Тенедос повернулся ко мне.

– Трибун!

– Десять человек, ко мне! – крикнул я.

Послышался стук тяжелых сапог, когда солдаты побежали вниз по лестнице с галерки. Среди них были Карьян и Свальбард.

– Это еще что? – возмутился Тимгэд.

– Вскоре вы все узнаете.

Казалось, Тимгэда вот-вот хватит апоплексический удар, но Скопас взял его за руку и потащил прочь из аудиенц-зала.

– Как вы могли привести вооруженных солдат в наши личные апартаменты? – прошипел Бартоу.

– Я пригласил их потому, что не доверяю вам, – спокойно ответил Тенедос. – Однако они нужны мне только для личной безопасности, а не в качестве угрозы.

Я чуть не улыбнулся. Десять суровых мужчин, выстроившихся у стены за моей спиной, едва ли напоминали миротворцев.

– Итак, чего вы хотите? – спросил Скопас.

– У меня несколько пожеланий. Начнем, пожалуй, с уже сказанного. Вопрос о предоставлении земельных наделов для моих солдат должен быть решен немедленно, а не в течение года. Во-вторых, те, которых вы назвали пожизненными баронами, вроде трибуна а'Симабу, должны получить наследственный титул.

– Как вы смеете диктовать нам условия? – взвизгнул Бартоу.

– Я смею, потому что за мной стоит вся армия. Я смею, потому что я истинный нумантиец. Я смею... потому что имею на это право.

– Продолжайте, – мрачно сказал Скопас.

– Начиная с этого момента, вам дается сорок восемь часов. По истечении этого срока вы объявите, что Совет Десяти самоустраняется от активного управления страной, а его члены становятся государственными советниками. Далее, вы объявите, что наконец нашли императора, которого вы были призваны короновать и предположительно искали все эти годы.

– А что, если мы не согласимся?

Тенедос смотрел на Бартоу до тех пор, пока тот не отвернулся.

– Год назад армия вышла на улицы Никеи по вашему требованию и принесла с собой мир, – произнес он. – Если вы не подчинитесь моему приказу, армия снова будет править в Никее огнем и мечом, и вы горько раскаетесь, когда увидите последствия.

Вы не можете изменить того, что должно быть. Я стану императором – с вашего согласия или без него. Пришло время великих свершений, я был избран Сайонджи, чтобы осуществить их.

Подумайте как следует и сделайте правильный выбор. В противном случае, кровь падет на ваши головы.

Не попрощавшись и не отсалютовав, Тенедос вышел из комнаты. За его спиной раздались возмущенные выкрики, но он не обратил на это внимания.

Глава 30

Корона

Я стоял у алтаря рядом с верховным жрецом. Он держал в руках тяжелую шкатулку из литого золота, инкрустированную самоцветами.

Огромный храм был полон. Все люди благородного звания, мужчины и женщины, которые успели добраться до Никеи, собрались в главном зале и на галереях.

Центральный проход был отгорожен двойной шеренгой солдат. Все они были трибунами или генералами.

Зазвучали трубы. Огромные двери распахнулись, и все встали при появлении Тенедоса. Вместо мантии Провидца он был облачен в обычный мундир армейского офицера, но без наград и нашивок.

Заиграл невидимый оркестр, и Тенедос медленно направился к алтарю. Когда он проходил мимо шеренги офицеров, каждый из них опускался на одно колено в знак преданности, а мужчины и женщины, стоявшие сзади, смиренно кланялись.

Тенедос подошел к подножию алтаря и остановился.

– Вы человек по имени Лейш Тенедос? – спросил жрец.

– Да, это я.

– Вы избраны Советом Десяти во имя Умара, Ирису и... и Сайонджи, – жрец споткнулся на этом последнем добавлении к ритуалу, и я услышал изумленные вздохи слушателей. – Во имя Паноана и всех остальных могучих богов, создавших Нумантию и радеющих за нее, вы избраны для того, чтобы править нами.

Лейш Тенедос, я требую от вас обещания, что ваше правление будет мудрым и справедливым. Обещайте, что будете часто советоваться с богами, дабы ваше правление было честными и милосердным. Обещайте, что никогда не будете обращаться со своими подданными жестоко или презрительно, никогда не направите их на войну без должного оправдания.

135
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru