Пользовательский поиск

Книга Король-Провидец. Содержание - Глава 26 Вторжение в Каллио

Кол-во голосов: 0

Я с трудом встал на колени. Тенедос лежал на полу лицом вниз, в нескольких футах от меня. Тут в палатку ворвались часовые с мечами наголо. Тенедос пошевелился, застонал и попытался встать.

– О, боги, – пробормотал он.

Офицер подбежал к нему, но Провидец взмахом руки остановил его.

– Нет, подождите, – он осторожно ощупал свою грудную клетку, часто и неглубоко дыша. – Кажется, ребра целы.

Шатаясь, он встал и подошел ко мне.

– С тобой все в порядке?

Я тоже поднялся, и боль прострелила меня вдоль позвоночника. Как выяснилось впоследствии, мои кости не пострадали, хотя каждый дюйм моего тела, казалось, покрылся синяками и ссадинами.

– Вот ведь ублюдок, – прошептал я. Мне по-прежнему было трудно дышать.

Тенедос повернулся и посмотрел на змею. Я проследил за его взглядом и ахнул: огромная тварь исчезала на глазах, уплывая спиралями зловонного зеленого дыма.

– Быстро, Дамастес! Дай мне свой кинжал, и меч тоже.

Я подчинился. Тенедос взял оружие и подошел к тому, что еще оставалось от тела змеи. Прикоснувшись к остаткам двумя клинками, он запел:

Сталь, запомни,

Запомни битву,

Учись от серебра,

Почувствуй врага,

Почувствуй свой стыд,

В другое время,

В другом месте,

Найди врага,

Нанеси удар,

Смой свой позор.

Как только он замолчал, тело монстра исчезло бесследно. Не осталось ничего, кроме дурного запаха, но и он постепенно рассеивался. Часовые обменивались возбужденными репликами. Повысив голос, Тенедос приказал им замолчать.

– Вы свободны. Вашей вины здесь нет: то, что пришло, было невидимо для ваших глаз. Теперь возвращайтесь на свои посты.

Они повиновались. Тенедос потрогал свои ребра и поморщился.

– Кажется, я ошибся, – пробормотал он. – Теперь придется несколько дней походить в гипсовой повязке.

Он наклонился и поднял валявшуюся на полу фляжку с бренди.

– Ага. По крайней мере, демон оставил нам несколько глотков. Тебе не хочется на короткое время изменить своим привычкам?

Я согласился. Тенедос нашел целые бокалы и разлил напиток.

– Очень интересно, – задумчиво произнес он таким тоном, словно ничего не случилось. – И очень умно придумано. Я должен встретиться с главным чародеем Чардин Шера – у него стоит поучиться.

Какой хитроумный способ напасть на меня: через тебя! Я не почувствовал заклинания, поскольку оно не ощущалось, пока ты не скомкал письмо. Малебранш специально составил его так, чтобы рассердить тебя, зная, как ты поступишь с письмом. Думаю, были и другие варианты появления монстра – например, если бы ты бросил бумагу в огонь.

Ничего не скажешь, отлично придумано!

– Может быть, и так, сэр, – согласился я. – Но это уже второй раз... нет, третий, если считать туманного демона в Кейте, когда этот мерзавец пытается убить меня. Мне хотелось бы встретиться с ним с глазу на глаз, без всяких колдовских штучек.

– Встретишься, Дамастес, обязательно встретишься, если звезды говорят мне правду. Так как Малебранш питает к тебе особенную ненависть, я заговорил твое оружие против него. Если ты сойдешься с ним в бою, то, пожалуй, это даст тебе преимущество.

– Мне не нужны преимущества. Я хочу намотать его кишки на клинок своего меча.

– Успокойтесь, генерал а'Симабу. Выпейте бренди.

Я выпил. Тенедос последовал моему примеру.

– Да, – задумчиво продолжал он. – Чардин Шер оказался превосходным противником. Он как будто слышал, как вы с домициусом Петре недавно советовали мне нанести удар в самое сердце врага. Впрочем, он, как всегда, довел дело до крайности.

Интересно, весьма интересно. Что ж, теперь слово за нами.

Через несколько дней пришло другое письмо, которое потрясло меня еще больше:

"Мой драгоценный!

Не хочу беспокоить тебя, но моя сиделка говорит, что ребенок в моей утробе, по-видимому, имеет очень хрупкое здоровье. Мне предписано оставаться дома, не заниматься физическим трудом и копить силы на будущее. Она говорит, что наш будущий сын нуждается в огромной любви и заботе, чтобы роды прошли как следует.

Я спросила, могло ли мое путешествие, свадьба и встречи с тобой как-то повредить нашему ребенку. Она не уверена, но думает, что нет.

Я люблю нашего будущего сына почти так же сильно, как тебя, поэтому буду выполнять все ее распоряжения.

Прости меня, дорогой, что письмо вышло таким коротким, но сейчас я очень расстроена. Когда я немного успокоюсь, то напишу новое.

Твоя любящая жена Маран".

Три недели спустя наша армия выступила на запад против Чардин Шера.

Глава 26

Вторжение в Каллио

Мы перешли границу Каллио через час после рассвета, разметав легкие оборонительные сооружения, как солому. Провидец Тенедос нашел новый способ тайного передвижения.

Чародеи, которых он собрал под своим началом, сотворили заклятие маскировки (если так можно выразиться), поэтому противнику казалось, будто наша армия по-прежнему находится в Энтотто.

Другим фактором, игравшим нам на руку, было время года: никто и никогда не начинал военную кампанию на исходе осени. Это время обычно отводилось на строительство зимних квартир и строевую подготовку.

Мы двигались быстро, и наша новая тактика доказала свои преимущества. Вместо двухнедельного перехода до реки Имру у нас ушло на это четверо суток. Мы шли форсированным маршем, оставляя позади всех, кто мог задержать нас. Сломанные повозки или выдохшиеся лошади передавались квартирьерам, подходившим с тыла. Повозки чинились или разбирались на запасные части. Что касается лошадей, то те животные, которых вылечить не удавалось, забивались на мясо. Что касается отставших солдат, то они поступали в распоряжение офицеров военной полиции, и им сообщалось, что они больше не служат в своих частях, а переводятся в бригады чернорабочих до тех пор, пока не докажут свое желание идти в бой и сражаться.

Настало время закалять сталь.

Оборонительные сооружения противника были расположены на расстоянии дневного перехода друг от друга.

Мы нанесли пограничной страже сокрушительный удар, но, разумеется, остались выжившие, которым удалось бежать и поднять тревогу. Без промедления мы двинулись дальше, и к вечеру подступили к главному лагерю каллианцев.

По сообщениям наших чародеев и разведчиков, Чардин Шер возводил мощные укрепления. Но он занимался этим не торопясь, не ожидая нашего нападения до весны, и потому укрепления были готовы лишь наполовину. В законченном виде они выглядели бы весьма грозно. Для разделения атакующих сил на отдельные группы использовались глубокие ямы, утыканные заостренными кольями. После этого противника предполагалось заводить в «зоны смерти», где магия, стрелы и копья могли бы уменьшить его количество раз в десять.

У укреплений Чардин Шера имелось три линии обороны. Они начинались с глубоких траншей, заваленных хворостом, затруднявшим преодоление препятствия. Сразу же за первой траншеей поднималась крутая земляная стена высотой около тридцати футов. Там располагалась первая линия обороны и ее защитники. Далее шла вторая траншея, стена и ее защитники, потом третья, а наверху находился лагерь армии. Но закончена была лишь первая линия обороны, а вторая возведена наполовину, с прокопанной траншеей для третьей. Для перехода с одной линии обороны на другую имелось шесть ворот. Все они были забаррикадированы изнутри и хорошо охранялись.

Не будучи дураком, Чардин Шер понимал, что бросил вызов всей нумантийской нации, и потому отдал приказ о полной мобилизации в Каллио. В общей сложности под его началом собралось около миллиона человек. Большинство из них, разумеется, еще проходило военную подготовку, но примерно сто пятьдесят тысяч солдат было подтянуто к границе. Против них двигалась армия численностью в двести пятьдесят тысяч нумантийцев, и еще более миллиона новобранцев собралось в главном лагере в Энтотто. Простой арифметический подсчет показывал, что намерение Чардин Шера развязать крупномасштабную войну выглядело абсурдным, но с его точки зрения, едва ли стоило опасаться воинства, которое удалось так легко заманить в ловушку и уничтожить в сражении при Имру. Пожалуй, он не без основания полагал, что Нумантия устала от косности Совета Десяти и созрела для перемен. Это действительно было так, но поражение при Имру, а затем Провидец Тенедос создали предпосылки для настоящего оздоровления нации. Чардин Шер, несомненно, надеялся снова разгромить нас, а затем переговорами или угрозами заставить Совет Десяти принять его условия.

121
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru