Пользовательский поиск

Книга Король-Провидец. Содержание - Глава 24 Рождение армии

Кол-во голосов: 0

Затем последовал смертельный удар. С заранее подготовленных позиций, замаскированных чародейством и густыми лесами горы Ассаб, выдвинулась остальная часть армии Чардин Шера. То была в основном кавалерия и легкая пехота, которой не составило труда глубоко вклиниться в наш центральный корпус.

Поле битвы превратилось в бурлящий хаос. Человек сражался с человеком, человек убивал человека. Ни тактики, ни великих замыслов – лишь кровавая резня.

Я видел, как один за другим падают нумантийские стяги. Небольшие островки наших солдат продолжали отчаянно сопротивляться, а затем исчезали, поглощенные волнами каллианцев.

Я услышал крик кавалерийского генерала. Не знаю, к кому он был обращен – наверное, к любому богу или демону, способному поддерживать нас. Но рядом не осталось никого, кто мог бы дать приказ к атаке.

Генерал Турбери погиб. Генерал Одоастер погиб. Генерал Эрн был придавлен своей упавшей лошадью, сломав ногу и несколько ребер. В тот день было убито еще три генерала, десять домициусов и неведомо сколько младших офицеров.

Центральное крыло нумантийской армии было уничтожено, левое было охвачено паникой и суматохой, а правое было разорвано в клочья. Войско Чардин Шера перестроилось и покатилось вниз к реке – неумолимая сила, направленная на наше поголовное уничтожение.

Я сидел на Лукане, наблюдая за этим кошмаром – тягчайшим поражением, какое только можно представить, – и что-то во мне надломилось.

В кавалерии были другие домициусы, значительно превосходившие меня своим авторитетом, и два генерала, но никто ничего не сделал.

Я чувствовал, что должен что-то предпринять. И вдруг меня словно осенило!

– Трубач, – крикнул я. – Сигнал к атаке!

Заиграли трубы – сначала вразнобой, затем громко и слитно. 17-й полк Юрейских Улан двинулся вниз по склону холма, устремившись в бой.

Сзади и вокруг нас раздавались изумленные крики; возможно, кто-то из командиров пытался отменить мой приказ. Я не обращал на них внимания. Если другие полки присоединятся к нам – тем лучше, но я не мог смотреть, как военная слава моей страны гибнет в безымянном местечке из-за ошибки глупца, уже заплатившего за это своей жизнью.

Маран, мой ребенок, моя собственная жизнь – все это унеслось прочь.

Бросив быстрый взгляд через плечо, я увидел, как другие полки, пристыженные нашей решимостью, тоже выступили вперед. Наше общее количество теперь составляло около десяти тысяч человек против впятеро превосходивших сил противника.

Внезапно грянул гром, и на склоне холма перед нами появился человек, идущий к реке, к переправе. Это был Провидец Тенедос, в легких доспехах, но без шлема.

Его голос был громом, и гром был его голосом. Я не различал слов, но он произносил заклинание, мощные звуки которого эхом отдавались в окружавших холмах.

Хлынул дождь. Над нами собрались темные облака, угрожая невиданной бурей.

Из ниоткуда появились лучники, и в наступающих через реку каллианцев полетели стрелы. Затем разразился шторм, настоящий катаклизм. Видимость сразу же упала, и ревущая стена воды отделила нас от противника.

В секундном просвете я разглядел каллианцев, мешкавших у переправы. Воды Имру грозно вспенились, как при наводнении, и они опасались оказаться сметенными бурным потоком. Потом ливень снова плотной пеленой скрыл от меня все происходящее.

Люди не в состоянии сражаться, когда они ничего не видят, когда их командиры могут разглядеть в лучшем случае холку своей лошади. Поэтому сражение закончилось.

Мне было позволено пережить этот день. Жертва, которую я собирался принести Исе и всей Нумантии, оказалась напрасной.

Рассудок вернулся ко мне. Я вспомнил Маран и прошептал благодарственную молитву моему мудрому богу Вахану и божеству семейного очага Танисе. Но поле боя устилали тела более сорока пяти тысяч мертвых нумантийцев.

Рев дождя начал стихать, и я снова увидел Имру, увидел отступающих каллианцев.

Тенедос все еще стоял на том месте, где я последний раз видел его, но теперь он опустил руки и вдруг пошатнулся и упал. Всадив шпоры в бока Лукана, я галопом послал коня через трясину. При мысли о том, что Провидец поражен вражеской стрелой, меня окатила волна ледяного ужаса.

Я спешился и подбежал к тому месту, где ничком лежал Тенедос. Я перевернул его. Его глаза открылись.

– Дамастес, – прошептал он. – Мое заклинание остановило их?

– Да, сэр. Они отступают.

– Хорошо. Понадобилось... все, что у меня было... все силы. Тебе придется... помочь мне встать.

Я поднял его, отнес к Лукану и помог сесть в седло. Провидец раскачивался из стороны в сторону, едва удерживаясь на лошади. Откуда-то из сгустившихся сумерек подъехал Карьян и подхватил Тенедоса, не позволив ему упасть.

Внезапно я понял, что уже вечер, и сумерки вызваны не чародейством, а естественными причинами. Прошел целый день, а мы каким-то образом даже не заметили этого.

Не осталось ничего, кроме беснующейся грозы, криков и стонов умирающих людей и лошадей, и горького чувства полного поражения.

Глава 24

Рождение армии

Когда мы подъехали к палатке Тенедоса, рыдающая Розенна помогла мне ввести Провидца внутрь. Он попросил ее достать из сундука нужный пузырек и проглотил содержимое, вздрогнув при этом, как от удара.

Я видел действие эликсира: мертвенная бледность сошла с его щек, он выпрямился, как будто наливаясь новой силой.

– Мне еще предстоит заплатить за прием этого лекарства, – сказал он. – Ничто не делается задаром, и эти травы вытягивают мою внутреннюю энергию, не оставляя никаких резервов. Но у меня нет выбора.

Дамастес, собери как можно больше людей из своего полка. Я хочу, чтобы они послужили вестовыми. Отправляйтесь ко всем домициусам и прочим командирам, которых вы сможете найти и которые хоть чем-то командуют, невзирая на чины и звания, и прикажите им немедленно явиться в штаб-квартиру.

– Потребуется время, сэр. В такой дождь...

– Действие заклинания закончится через час, – сказал Тенедос. – Лунного света будет достаточно, чтобы твои гонцы не заблудились.

– Могу я сообщить о цели нашего сбора?

– Да. Сообщи им, что Генерал-Провидец Лейш Тенедос принимает командование армией, о чем уже подготовлен соответствующий приказ. Неявка будет расценена как неподчинение приказу и наказание за это будет самым суровым.

Я отсалютовал и повернулся, чтобы уйти.

– Да, и еще одно. Вышли небольшой отряд к реке и попытайся выяснить, что делают каллианцы... если сумеешь.

Я прикинул, где могут находиться мои уланы, и двинулся в том направлении. Итак, Тенедос брал на себя командование армией без распоряжений сверху и не имея на то властных полномочий. Но что с того? Кто-то должен был это сделать. Насколько мне было известно, на поле боя не осталось других генералов. К тому же я знал, что в чрезвычайной ситуации люди обычно слушаются тех, кто ведет себя наиболее спокойно и отдает разумные приказы.

Примерно через полчаса я нашел уланов из эскадрона Пантеры, и они помогли мне собрать остатки полка. В то время как я передавал солдатам распоряжения Тенедоса, гроза закончилась, как он и предсказывал.

Я нашел легата Йонга. Взяв с собой пятерых солдат из эскадрона Гепарда, мы осторожно спустились к Имру, мимо стонущих раненых, мимо трупов, стараясь не обращать внимания на мольбы о помощи или даже о последнем милосердном ударе кинжалом.

Я ожидал, что наткнусь на засаду. Чардин Шер мог расставить пикеты вдоль берега реки, чтобы наблюдать за тем, что происходит у нас, но мы не встретили никого, кроме нумантийцев. Луна светила достаточно ярко, чтобы различать дальний берег и бушующие воды Имру. Стояла мертвая тишина; в расположении противника не было заметно признаков активности или походных костров.

Должно быть, Чардин Шер отвел свои войска, решил я. Позднее выяснилось, что он так и поступил. Может быть, он не ожидал такой победы и перестраховался; может быть, он не загадывал дальше этого дня, или имел намерение покорить Нумантию не огнем и мечом, а демонстрацией силы, и теперь надеялся, что Совет Десяти своим указом объявит его королем. Я не знал, да и не стремился вникать в замыслы тех, кто собирался воссесть на высоком троне.

111
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru