Пользовательский поиск

Книга Король-Провидец. Содержание - Глава 17 Чардин Шер

Кол-во голосов: 0

И я снова утонул в бездонных озерах ее глаз. Потом ее веки медленно опустились, губы приоткрылись.

Я поцеловал ее – нежно, едва коснувшись губ. Затем я обнял ее за плечи, и она прижалась ко мне всем телом. Ее горячее дыхание обжигало, а язык трепетал у меня во рту.

Я не помню, когда закончилось это объятие, не помню, как вышел из кареты и вернулся в свою часть.

Глава 17

Чардин Шер

Мне потребовалось довольно много времени, чтобы успокоиться. Потом я стал размышлять, что мне делать с этим неожиданным и совершенно ошеломительным поворотом событий. Я не имел представления, как нужно поступить с Маран. Я не знал, любовь ли это, будучи неуверенным в истинном значении этого чувства, зато чувствовал, что эта женщина нравится мне больше, чем любая другая.

Я понимал, что нам больше нельзя встречаться. Конечно, я и раньше спал с замужними женщинами, но то были мимолетные встречи на одну ночь, и я каким-то образом понимал, что они не оставят следа в наших сердцах. Был ли я готов принять на себя ответственность, завязав роман с этой женщиной? Я знал, что отец не одобрил бы моего поведения. Он напомнил бы о нашем семейном девизе и о необходимости уважать клятвы, принесенные другими людьми. Я был симабуанцем, а не никейцем, а следовательно, пользовался репутацией петушка, который держит свою волшебную палочку наготове, готовый засунуть ее в любое место, по неосторожности оставленное открытым.

С практической точки зрения, новая встреча с Маран тоже выглядела абсурдно. Если у нас в самом деле начнется роман и ее муж узнает об этом, он может уничтожить мою карьеру двумя-тремя фразами или запиской одному из своих друзей в правительстве.

Мне требовалось время на размышление. Но Сайонджи, которая, как я начинал верить, действительно вмешивалась в дела Нумантии, не удовлетворила моего желания.

На следующий день после лекции Лейша Тенедоса домициус Лехар сообщил нам, что в Никее начинается Великая Конференция по вопросу Спорных Земель, которая продлится две недели. Чардин Шер, премьер-министр Каллио, уже пересек границу Дары, и главы других провинций тоже вскоре прибудут. Но их значение было второстепенным не только потому, что они представляли меньшие провинции (Дара и Каллио были крупнейшими), но и потому, что Каллио всегда являлось соперником Дары в борьбе за реальную власть в королевстве. Это было особенно справедливо теперь: пять лет назад Чардин Шер занял пост премьер-министра и показал себя сильным независимым правителем, обращавшим внимание на указы Совета Десяти лишь в тех случаях, когда это его устраивало.

Золотые Шлемы получили приказ об усиленной подготовке к Конференции, чтобы обеспечить ей надлежащий блеск и безопасность. В двух других никейских парадных полках, 19-ом Пехотном и 20-ом Тяжелой Кавалерии, также отменили все увольнительные и приступили к ежедневной муштре.

Граждане Никеи гордятся тем, что никогда ничему не удивляются. Но этот приезд Чардин Шера – первый раз, когда он соизволил посетить столицу – наполнил их сердца благоговейным трепетом. Маршрут премьер-министра Каллио от порта до дворца Совета Десяти был известен заранее, и каждое окно по пути следования сдавалось за приличную сумму серебром. Ожидалось, что улицы в этот день будут забиты до отказа. Никея собиралась устроить праздник по случаю приезда именитого гостя.

– Ну, разве не интересно, как люди увиваются вокруг человека, наделенного силой? – заметил Тенедос. – И это несмотря на то, что многие из них прекрасно понимают, что через месяц или через год он может стать их злейшим врагом.

Затем Тенедос добавил, что он тоже надеется на личную встречу с Чардин Шером. Когда я спросил его, не означает ли это, что он ничем не отличается от остальных, он свирепо уставился на меня, но секунду спустя расхохотался.

– Вот за что я люблю тебя, Дамастес: ты постоянно напоминаешь мне, что я также подвержен страстям и эмоциям, как и любой другой человек.

Теперь на меня навалилась масса дел, и Маран почти (но не совсем) исчезла из моих мыслей. Я полдюжины раз прогонял свой эскадрон по улицам, параллельным маршруту Чардин Шера – нам предстояло обеспечить фланговое прикрытие в случае беспорядков. К счастью, никаких поводов для беспокойства не наблюдалось... хотя кто знает, что может случиться, если толпа будет напирать слишком сильно в бессмысленном энтузиазме? Мы не получили от стражников известий о заговорах или отдельных маньяках, намеревавшихся причинить вред каллианцу, но для обеспечения его безопасности солдаты 19-го Пехотного полка выстраивались вдоль всего пути следования, а подразделения тяжелой кавалерии выставляли охрану через каждый сто ярдов.

Во время Конференции нас также предполагалось использовать для придания блеска различным общественным мероприятиям, запланированным для Чардин Шера и остальных важных персон. Мы могли выступать в любом качестве – от почетного эскорта до лакеев, открывающих двери. Я чувствовал себя скорее телохранителем, чем солдатом. Восторг, охвативший офицеров нашего полка перед грядущими событиями, служил мне напоминанием о том, как сильно Золотые Шлемы отличаются от 17-го Уланского полка.

Двумя главными событиями должны были стать большой бал-маскарад, устраивавшийся вскоре после прибытия Чардин Шера, и банкет после окончания Конференции.

За день до прибытия премьер-министра, когда я холил злобного вороного, который был предоставлен мне согласно уставу полка, а Лукан ревниво ржал в соседнем стойле, рассыльный в униформе вручил мне запечатанное послание.

"Моему другу Дамастесу.

Мы с мужем получили приглашение на бал-маскарад в Водном Дворце, который состоится через четыре дня. Разумеется, мы приняли приглашение на аудиенцию Чардин Шера, но, к сожалению, сегодня утром Эрнад выезжает домой, чтобы разобраться с проблемами в наших факториях в Чигонаре, и вернется в лучшем случае через неделю.

Могу ли я просить вас оказать мне честь и быть моим сопровождающим, или такая задача будет вам в тягость?

С дружеским расположением,

Маран, графиня Аграмонте-и-Лаведан".

Мне следовало попросить рассыльного немного подождать и написать короткую записку с выражением сожаления и вежливым отказом. Этого требовал не только здравый смысл, но и мой долг.

Тем не менее, я сказал рассыльному, что пришлю ответ в течение дня, и перед обедом поинтересовался у полкового адъютанта, капитана Лардье, существует ли возможность получить увольнительную на требуемое время.

Он нахмурился и сурово посмотрел на меня.

– Капитан, будь вы новоиспеченным легатом, я мог бы ожидать подобного вопроса. Но от эскадронного командира...

Прежде чем он успел продолжить, я показал ему приглашение. Его тон сразу же изменился.

– Ах... прошу прощения. Теперь я понимаю, почему вы решили проконсультироваться со мной в этом вопросе. Разумеется, Аграмонте и Лаведаны – могущественные семьи, и мы не хотим давать им ни малейшего повода для обиды или недовольства. Но я должен посоветоваться с домициусом.

Он направился в кабинет домициуса Лехара и вернулся прежде чем нас позвали к столу.

– Домициус вполне понимает важность вашей просьбы и дает свое согласие. Он просит вас лишь передать его лучшие пожелания графу Лаведану, когда вы увидитесь с ним.

Я заверил капитана Лардье, что непременно сделаю это в следующий раз, когда встречусь с графом в светском обществе. Признаюсь, я почувствовал себя виноватым, но это длилось не более трех секунд.

Вечером того же дня в офицерской столовой возникло неожиданное осложнение. Я уже знал, что капитан Лардье был сплетником первейшей пробы, и поэтому известие о том, что у меня появилась высокопоставленная подруга, быстро распространилось среди моих товарищей-офицеров.

Я допил свой обычный послеобеденный напиток – стакан холодного лимонного сока с ложечкой сахара – и уже собирался присоединиться к легату Петре, читавшему в уголке, когда услышал взрыв смеха и упоминание моего имени. Присмотревшись, я увидел легата Нексо в окружении группы его приятелей, таких же развязных хлыщей, как и он сам.

70
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru