Пользовательский поиск

Книга Королевства Ночи. Страница 89

Кол-во голосов: 0

Мы остановились, и через пару минут колесницы подлетели к нам. Передняя, выбросив из-под колес сноп искр, развернулась, останавливаясь. В ней сидели человек шесть вооруженных людей, но только один из них соскочил на дорогу и направился ко мне, снимая золоченый шлем с изящным белым плюмажем с головы. По широким плечам рассыпались золотые кудри. Благородные черты лица этого высокого и красивого человека с бородой такого же цвета, как и волосы, говорили о его высокородном происхождении. Я даже испугался – так он походил на того короля из древней придворной сцены с танцовщицей. Хотя этот был слишком юн, видимо, едва достиг совершеннолетия.

Он улыбнулся, показывая великолепные белые зубы, и сказал удивительно мелодичным голосом:

– Я – принц Соларос, сын короля Игнати, предоставившего мне честь приветствовать вас, господин Антеро. Наши многочисленные подданные уже давно ожидают вашего прибытия.

Соларос грациозно поклонился Джанеле.

– Вся Тирения готова склониться у ваших ног, госпожа Серый Плащ. Ведь если бы вы не подняли знамя, выпавшее из рук вашего великого предка, этот день никогда бы не настал.

Затем он раскинул руки, словно собираясь обнять весь наш отряд, и сказал громким, глубоким голосом:

– Добро пожаловать! Добро пожаловать всем! Добро пожаловать в королевство, которое вы называете… Королевствами Ночи.

Не много найдется людей, живущих ныне или уже умерших, которым удавалось при игре в кости с богами дважды подряд выкидывать священные семерки. Впервые я встряхнул эту чашку с кубиками еще в юности и открыл земли, в существование которых почти никто не верил, а если и верили, то полагали, что уж добраться до них и подавно невозможно. И в конце жизни – когда уже тень Черного Искателя маячила надо мной – я вновь бросил кости и вновь выиграл главный приз. И заключался он не только в открытии мифических земель. Стало ясно, что сказки, которые мы слушали в детстве, оказались правдой, а песни о сказочной стране, золотых людях и дорогах среди цветов сочинены не случайно.

И вот во второй раз в моей жизни я добрался до чудесных земель. Теперь у меня за плечами была долгая, трудная жизнь. Многие поступки, вызывающие стыд и сожаление, покрывали шрамами мою душу.

Однако же теперь открылось второе дыхание, пряное вино победы разгоняло кровь, все было свежо и радовало, как в юности.

Мы прибыли в Тирению, как пилигримы, уставшие и покрытые дорожной пылью. Мы явились невежественными и униженными искать мудрости самого древнего города среди земель Тедейта. Мы прибыли в благоговении перед старейшинами, потомки которых обитали здесь. Мы явились, трепеща от надежд и страха, – не отвергнут ли нас, не посмеются ли над нашим невежеством? Особенно уязвимым чувствовал себя я. Моя беда по имени Клигус лежала, постанывая, на носилках рядом со мной в карете принца, когда мы подъезжали к воротам Тирении.

Первое, что я увидел, оказавшись в Тирении, – толпы, стоящие вдоль улицы, приветствовали нас, посылали нам воздушные поцелуи и осыпали наш путь цветами.

Первое, что я услышал, – громогласное чествование чужестранца как героя, о котором я-то знал, что он всего лишь обычный человек.

Я сидел слева от принца Солароса, а Джанела – справа. Он сам правил колесницей одной рукой, приветственно помахивая толпе другой. Ясно было, что он пользовался у народа большой популярностью, и его имя выкрикивалось наравне с нашими. Лицо его порозовело от восторга, длинные волосы развевались на ветру, как и широкий белый плащ, небрежно наброшенный на плечи и открывающий широкую грудь в кольчуге из серебра. От его стройной фигуры не могли оторвать глаз тиренские женщины.

Мы катились по широкой гладкой улице, вымощенной жемчужного цвета камнем, подковы издавали такой звук, словно лошади ступали по утрамбованному песку океанского побережья.

Рессоры колесницы работали при помощи магии, так что мы не ощущали ни единого толчка при движении, словно находясь в полете. Над нами реяли висящие поперек улиц многоцветные бумажные змеи, наполняющие воздух запахами прохладного сада и фруктовых оранжерей. Звучала музыка, столь чарующая, что я всплакнул по Омери, которая не дожила до этого дня, чтобы услыхать ее. Музыка звучала с небес, из городских парков, улиц, казалось, ее издавал даже каждый камень, по которому мы проезжали.

Город занимал всю вершину горы и соединялся с крепостями поменьше и еще несколькими горами магическими мостами, подвешенными на тонких канатах. Тирения состояла из множества крепостей, расположенных одна внутри другой, с изящными домами, богатыми магазинами и изобильными рынками, расположенными между очередными стенами с башенками. Но, несмотря на богатства этих зрелищ, я успевал замечать и бдительных солдат, стоящих на стенах, и понимал, что все эти дома, магазины и рынки могут быть оставлены в случае опасности, когда люди уйдут под защиту следующих стен, обороняемых солдатами.

Открывались ворота за воротами, и за каждыми нас встречала восхвалениями следующая толпа.

Наконец впереди показались последние ворота, более массивные, чем остальные. Когда они распахнулись, я понял, что вижу древнее великое сердце Тирении. Камни здесь позеленели и покрылись трещинами от старости. Над башнями курился магический дымок, а тройные купола центрального здания отливали жутковатым светом.

Грумы и слуги бросились к нам навстречу. Принц соскочил с коляски и стал давать распоряжения, где нас разместить и какой следует предоставить нам комфорт.

Улыбаясь, он обратился к нам с Джанелой:

– Мой отец человек нетерпеливый и приказал привести вас к нему немедленно. И боюсь, мне придется попросить вас немного потерпеть, а отдохнуть и привести себя в порядок после дороги потом. Ваши люди будут размещены в удобных помещениях, вы можете быть совершенно спокойны за них.

Джанела согласно кивнула и быстренько достала из сумки зеркальце, чтобы хоть немного причесаться. Я встревожено посмотрел на Клигуса и Модина, и принц понял мой взгляд.

– Я распоряжусь, чтобы им обеспечили должный уход, пока вы будете заняты своими делами. Королевский лекарь займется их ранами, – сказал он сочувственно. Немного помолчав, он добавил: – Вы отзывчивый человек, Амальрик Антеро. Мой отец считает это слабостью. Я с ним не согласен, но… впрочем, вы сами увидите… различий между нами много. И все же, если бы я оказался на вашем месте, не думаю, чтобы проявил подобную снисходительность.

Я внезапно рассердился, но прикусил язык, дабы не сказать лишнего, и покачал головой, овладевая собой. Когда эмоции улеглись, я сказал:

– Благодарю вас, ваше высочество. А теперь, если пора, то ведите нас. Король, как вы сказали, ждет.

Принц несколько замялся:

– Должен предупредить, чтобы вы были настороже. При дворе моего отца вы не встретите тот же восторженный прием, что и у наших подданных. Ситуация у нас сложная, и позднее я опишу ее вам подробнее. Знайте же, что здесь найдутся и те, кто совсем не рад вашему прибытию, равно как есть и другие, считающие ваше появление счастьем, в результате чего мы сможем выступить единым фронтом против нашего общего врага.

Джанела кивнула:

– Я это чувствую, ваше высочество. Не окажусь ли я дерзкой, если выскажу предположение, что в этом споре вы с королем придерживаетесь различных точек зрения?

Принц вздохнул.

– Более различных быть не может. Но прошу вас, наберитесь терпения. Я уверен, что правда окажется за мной… Хотя, боюсь, времени у нас мало. – Он расправил плечи. – Ну пока хватит об этом. Когда мы выберем время поговорить, все разъяснится.

И он повел нас к мрачному зданию дворца короля Игнати. Я удивился, оказавшись в тронном зале. Я не знаю, что я ожидал увидеть, но то, что увидел, сильно меня разочаровало – как-никак здесь обитали потомки легендарных старейшин.

Огромный, плохо освещенный зал наполняли унылые статуи и истуканы странных божеств с ликами. Высокие стены были расписаны сценами из битв древних тиренцев с полчищами демонов. Здесь сабля взлетала против когтей, маг противостоял черному колдуну, а колдовские боевые машины стремились сокрушить неподдающиеся стены. Между фресками располагались портреты королей и королев Тирении, столь разрушенные временем, что едва угадывались черты лиц. Пол пестрел тысячами высеченных в камне имен, и я понял, что под нами лежат останки правителей Тирении и величайших героев. Ощущение было такое, что дом полон призраков.

89
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru