Пользовательский поиск

Книга Король-Демон. Содержание - Глава 15 ТРОПА КОНТРАБАНДИСТОВ

Кол-во голосов: 0

– Проклятие, как ты узнал? – с трудом выдавил я.

– Хоть ты и произведен в трибуны, ты все равно остался дураком, – ухмыльнулся Йонг. – Ты забыл, что я уроженец Кейта. Я служу Нумантии – в настоящий момент, – но родом я из Кейта. Я знаю все, что можно знать о моей стране и о том, кто ею интересуется. Когда мне случайно становится известно, что первый трибун, генерал армии, запрашивает карты Сулемского ущелья и караванного пути от Сайаны к майсирской границе, что, по-твоему, я должен подумать?

– Йонг, в хитрости тебе нет равных.

– Ха! – ответил мой гость. – Но из того, что ты, варвар, не научился пить огненную воду, еще не следует, что ты не можешь быть радушным хозяином.

– Третий шкаф от окна, – сказал я. – Там и стаканы.

Перебрав бутылки, Йонг остановился на одной из них и, сорвав восковую печать, вытащил зубами пробку и выплюнул ее на пол.

– Я так понимаю, ты собираешься выпить ее в одиночку.

– Естественно, – улыбнулся он. – Чем еще ты сможешь расплатиться с человеком, который собирается спасти тебе жизнь? – Налив себе стакан, Йонг осушил его залпом и удовлетворенно крякнул. – Хорошо. Помои тройной очистки. Этой мочой можно очищать мечи от ржавчины. – Он снова наполнил стакан. – Бедняжка, – промурлыкал Йонг, подходя к столу и снимая с карт покрывало. – Пытаешься решить, как пересечь мою родину, – на цыпочках или с развернутыми знаменами под бой барабанов, да?

– Ну, не дают мне иметь свои маленькие тайны! – пожаловался я.

– Куда тебе с такой тупой, покорной рожей! Я считаю оба плана чистейшим козьим дерьмом, – сказал он. – Если ты пойдешь с солдатами, тебе придется взять всю нумантийскую армию, черт возьми, в противном случае ахим Бейбер Фергана будет охотиться на тебя. Я прекрасно его понимаю, потому что я научил себя мыслить, как мыслит свинья. Как мыслит умная свинья, вроде Ферганы, а? Твой старый знакомый костьми ляжет, чтобы посадить тебя в железную клетку на окраине Сайаны и наблюдать за тем, как ты будешь там гнить заживо.

– Итак, первый план глуп, – закончил Йонг. – Ха! – Он выпил. – Правда, второй еще глупее. Ты вспомнил, как мы забрались в пещеру к этому чертову демону Тхаку и перебили всех его Товиети. И сейчас ты собираешься нарядиться сельским дурачком и в таком виде пересечь весь Кейт, да?

Я угрюмо кивнул.

– Ха! – снова с чувством воскликнул Йонг, презрительно смахивая карты на пол. – А теперь слушай, симабуанец, что ты будешь делать. Ты пересечешь границу, но в Кейт ты даже ногой не ступишь.

– Я полечу по воздуху, – усмехнулся я.

– Нет. Ты отправишься туда, где у горных баранов от страха кружится голова. Ты поднимешься над облаками и сможешь мочиться на них, но твоя моча будет замерзать, не достигая земли. Я, Йонг, знаю другой путь. Тайную тропу, которая доставит тебя прямо в самое сердце Майсира.

Его лицо озарилось злорадным торжеством.

– Ну а теперь я могу оставить себе эту бутылку?

Солнце взошло меньше часа назад, и набережные были пусты. Остановив своего коня, я оглянулся на пятиэтажное здание, бывшее моим домом.

На верхнем этаже, в окне за балконом, в той комнате, где была наша спальня, едва заметно шелохнулась занавеска.

Мне показалось, я увидел за ней чей-то силуэт.

Утренний ветерок снова колыхнул занавеску и утих. Наступила полная тишина. Никто так и не вышел на балкон.

Подождав, я тронул коня. Тот, фыркнув, медленно застучал копытами по мостовой. Я ни разу не оглянулся.

Час спустя я уже был на корабле, поднимавшемся по реке к майсирской границе.

Глава 15

ТРОПА КОНТРАБАНДИСТОВ

Канан быстро поднялся по реке к Ренану. Опередив нас, туда уже отправились зашифрованные гелиограммы; дальше в Джарру известие о моем прибытии понесут гонцы, так что в условленном месте меня встретят негареты, майсирская пограничная стража.

Я взял с собой пять человек. Моим помощником и командиром отряда был назначен капитан Ласта. Я подумывал о том, чтобы взять провидицу Синаит, но Тенедос сказал, что это будет нарушением протокола. Сейчас, оглядываясь назад, я ломаю голову, сказал император правду или же им двигали иные побуждения.

Из чистого злорадства я произвел Карьяна в проводники, однако меня ждало разочарование. Верный ординарец лишь смерил меня презрительным взглядом и, пробормотав что-то насчет того, что всему придет свой срок, отправился в казарму собирать вещи. Кроме того, со мной отправились в путь сержант Свальбард, угрюмый верзила; лучник Курти, еще один улан, к чьему мастерству я относился с огромным уважением; и рядовой Маных, чье умение обращаться с луком я помнил еще по Каллио. К огромному изумлению Маныха, я произвел его в сержанты. Впрочем, осознав, что он все равно остался «нижним чином», Маных пожаловался на это Карьяну.

Тот усмехнулся.

– Поскольку ты среди нас все равно младший по званию, нам не придется долго выбирать, кого отправить за дровами, когда объявят привал. Ну а почему тебе дали очередной чин – скоро ты сам все поймешь. Мой господин хоронит всех тех, кому вешает лычки. И не только их. Ничего, твоя вдова будет получать большую пенсию. Мой господин – человек очень добрый.

Прежде чем Карьян заметил, что я случайно подслушал его монолог, я бесшумно удалился.

Нам предстояло взять в Ренане лошадей и отправиться на юг, а затем на запад, пересечь Спорные Земли к западу нагорья Урши и выйти на тайную тропу Йонга.

Мы с Йонгом провели вместе четыре дня, снова и снова повторяя в мельчайших подробностях этот путь, используя не только довольно приблизительные карты нагорья, но и весьма точные, хотя и своеобразные указания Йонга: «Свернешь с тропы, когда дойдешь до третьей излучины ручья. У этой излучины растет высокое дерево; влево у него торчит ветка, почти такая же толстая, как ствол. Ты без труда узнаешь это дерево, потому что на ветке сохранились остатки веревки. Когда-то я повесил на ней своего давнишнего приятеля за нечистоплотность в делах. Быть может, под деревом еще валяются его кости, если только их не растаскали шакалы».

Йонг очень неохотно поделился со мной секретами этой тропы. Он собирался сам отправиться с нами, утверждая, что жители равнин ни за что не смогут найти начало тропы, не говоря уж о том, чтобы не потерять ее в горах. Я ответил ему решительным и категоричным отказом; Йонг спорил, убеждал, угрожал, даже умолял. Но я твердо стоял на своем. Уж он-то должен был понимать, что я ни за что не позволю трибуну, тем более предводителю всех разведчиков и диверсантов империи отправиться со мной в неизвестность – каким бы важным ни считал император мое поручение.

Наконец Йонг, сверкнув глазами, кивнул.

– Нумантиец, я услышал твой приказ. Хорошо.

Я решил, что разговор на эту тему окончен. Увы, я плохо знал Йонга.

После отплытия из Никеи я двое суток не выходил из своей каюты, так как мне предстояло изучить и подписать около трех пудов всевозможных документов. Но всему приходит конец. Когда у меня не осталось ничего, напоминающего о Никее, письменном столе и бумагах, я поднялся на палубу. Моросил мелкий, нудный дождик. Ощутив лицом влагу, я почувствовал, как вода омыла мое тело, мысли, душу.

«Канан» до сих пор не вышел из дельты Латаны, и порой берега сходились почти вплотную, хотя выкопанный судоходный канал был достаточно глубок. Я разглядывал пеструю водоплавающую птицу, восхищаясь ее ярким оперением, и совершенно не обращал внимания на моряка, стоящего поблизости спиной ко мне.

– Этой птице повезло, симабуанец. Если бы ты встретил ее на берегу, имея лук и стрелы, ее перья украсили бы одну из твоих шляп.

Разумеется, это был Йонг.

Я начал было задавать вопросы, но вовремя опомнился. Это лишь усилит злорадство уроженца Кейта. Вспомнив те дни, когда я муштровал новобранцев на плацу, я придал лицу гневное выражение.

– Трибун Йонг, как ты посмел нарушить мой приказ!

– Посмел, – ухмыльнулся Йонг.

68
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru