Пользовательский поиск

Книга Король и Королева Мечей. Содержание - ГЛАВА 76 КОНЕЦ И НАЧАЛО

Кол-во голосов: 0

Но что я пишу тебе? О чем рассказываю тебе? Милая Мейзи, этими рассказами я только сильнее расстраиваю тебя. Это плохое вознаграждение за тот чудный сон, о котором ты мне написала и в котором тебе приснилось, что мы с тобойснова беззаботные девочки и бегаем посреди нарциссов и маргариток! Простистарушку Коней. Ей одиноко. Она сидит у окнаи смотрит на закат. Ты рисуешь себе ее посреди веселой, праздной светской компании, но последний сезон был для нее печален. Она страдала после всего, что случилось с Фивалем (надеюсь, что никогда больше не увижу этого человека!). Ее старый друг лорд Эмпстер уехал. Ее дочь избрала для себя науки. Боюсь, она станет той, кого называют «синим чулком». Кроме того, прокатилась целая полоса трагических смертей, которые очень огорчили меня. Наверняка ты слышала о бедном лорде Маргрейве? Я пригласила к себе Элсен. Теперь она живет у меня, потому что ей ни в коем случае нельзя оставаться одной. Честно говоря, я и не подозревала, что она так сильно любит своего супруга, пока не пришло известие о его смерти. Очень плох сэр Пеллион. Не снес огорчений. Ведь он потерял сначала внучку, а потоми внука. Боюсь, он перестанет появляться в свете.

Но будет. Как видишь, я хандрю и другого настроения создать не силах. Собиралась написать побольше и о более приятных вещах. Милая Мейзи, обещаю скоро написать тебе письмо повеселее. Здесь все говорят только о королевской свадьбе, так что ты понимаешь, скоро будут новости.

Честно говоря, меня сильно озадачило то, что ты написала о Владе Флей. По-моему, милая, ошибаешься ты, поскольку она на самом деле жила здесь несколько сезонов подряд.

Это еще одно бремя, которое мне пришлось смиренно нести.

Прощай, моя милая.

Всегда твоя,

любящая

Констанция.

P.S.

Одорогая моя! Только я собралась запечатать письмо, как вбежала Элсен и сообщила ужасную новость. «Куртизанка мертва!»вскричала она. «Куртизанка?»переспросила я. «О Констанция, ты понимаешь, о ком я говорю! Куртизанка Влада Флей». Голос Элсен звучал мстительно, победно, ну а я, к ее изумлению, залилась слезами.

Я часто осуждала Владу Флей. А теперь, несмотря на все ее прегрешения, я думаю только о том, что она была одной из нас, и что теперь ее больше нет.

ГЛАВА 76 КОНЕЦ И НАЧАЛО

Был вечер. Вечер после битвы. Садилось солнце, высокие окна храма отбрасывали зеленые блики на дерево смеха, которое теперь стало всего лишь оболочкой, пустым панцирем от чего-то, что умерло внутри него.

За стенами храма мир приходил в порядок, а вернее — в нем устанавливался новый порядок. По аджльским полям бегали санитары с носилками. Другие солдаты грузили на телеги трупы. Вскоре на опушке леса возникнут целые горы трупов, и тогда покажется, что город станет памятником, окольцованным огромной могилой.

Аджльское сражение скоро станет легендой. Пожалуй, оно уже сейчас — легенда, потому что немногие, в силах припомнить, как именно оно закончилось. А если бы они и стали пытаться рассказать, то обнаружили бы, что в памяти у них все перепуталось. На следующее утро, очнувшись после пьянки по поводу победы, многие синемундирники думали, что им приснился странный сон. Проигравшие мрачно ворчали о том, что синемундирникам помогло колдовство. И если потом кто-то вспоминал о драконах, то другие думали о том, что драконы — всего лишь символ, метафора, отразившая яростность сражения.

Вот Нирри, к примеру, будет помнить немногое. Но если на то пошло, у нее голова вообще занята совсем другими мыслями. В тот день, чуть позже, она разыскала Вигглера и показала ему кошель с золотыми монетами. Эти деньги она копила всю жизнь. Вигглер вытаращил глаза, таких денег он никогда не видел. Уж не ограбила ли Нирри свою госпожу? Спросить ее об этом Вигглер не отважился, а Нирри, отсчитав, положила на его ладонь пять золотых тиралей. Решительно глядя в глаза мужа, Нирри серьезно проговорила:

— Слушай меня внимательно, Вигглер Ольх. Капрал ты или не капрал, это мне все равно, но только в армии в этой ты больше ни минутки не задержишься. Ты сейчас же пойдешь к своему командиру и откупишься. Завтра мы с тобой отправляемся в Эджландию и откроем там наш маленький трактир.

— Трактир? — ухмыльнулся Карни Флосс, решивший поздравить молодых.

Нирри нахмурилась.

— Это будет приличное заведение, уж ты мне поверь. И гостиница будет чистая, с мягкими кроватями, и готовить я буду сама. И предупреждаю вас всех, мужчин, — Нирри обвела рукой поля и леса вокруг города, — если вам вздумается затеять драку у меня в трактире, то имейте в виду: я схвачу мою лучшую метлу и отколочу вас так, что вам мало не покажется!

Из тех, кто в тот день был на поле боя, только пятеро запомнили все так, как было на самом деле.

Первым из них стал один юный повстанец, еле-еле успевший убежать от синего дракона. В тот день этому повстанцу был дан знак, но еще не все было сказано и открыто. И куда же было теперь деваться этому юному повстанцу? Главное было — поскорее убежать от синемундирников. И когда той ночью Боб Багряный со своим отрядом вернулся в чащу леса, в их отряде недоставало Дзади. Но зато появился новый друг.

«Вольверон, — сказал он. — Зовите меня Вольвероном».

Второй была Ланда. Впав в отчаяние, утратив всякую надежду, она долго уговаривала своего любимого Орвика не вступать в бой. После его гибели Ланда была готова сама умереть от горя. Но она выдержала это испытание, и ее путь стал ясен ей. Она будет чтить память Орвика, она всегда будет любить его, но без него она станет еще лучше и сильнее. Орвик обещал сделать ее королевой. А она станет... На следующее утро, рано-рано она уйдет в лес и станет поклоняться Виане так, как научила ее жрица. Ланда поняла, что ее судьба — стать преемницей Аджль и хранить истинную веру народа Вианы.

И еще трое запомнили всю правду. Всадники, летавшие верхом на трех драконах.

В ту ночь Полти очутился в казарме. К своему изумлению, он оказался объектом восторгов, славы и почестей. Но не из-за того, что кожа его стала синей, а волосы — еще рыжее. Все эти перемены исчезли. Полти стал точно таким же, каким был раньше. Ну, разве что, глаза его теперь блестели сильнее. Но посмотреться в зеркало у него, положительно, не было времени. Все стремились пожать ему руку, офицерские жены, даже самые примерные, вешались ему на шею. Полти на руках пронесли по плацу. В его честь звучали тосты и песни. Командир велел срочно разыскать его. И еще до наступления вечера молодой капитан Вильдроп, герой дня, стоял перед Мишаном, губернатором Зензана.

Мишан был одним из самых знаменитых героев Эджландии. Во время предыдущей войны именно Мишан захватил Рэкс после того, как это не удалось сделать потерпевшему бесславное поражение отцу Полти. Мишан говорил Полти о том, что было время, когда имя «Вильдроп» звучало как ругательство. Теперь это время миновало. Мишану сообщили, что молодой Вильдроп вел себя геройски, и потому старые грехи семейства были прощены.

Губернатор распростер объятия, дабы заключить в них молодого человека, который не только спас город, но и смыл пятно со своей фамилии.

Что касается Джема и Раджала, то давайте покинем их в храме. Друзья поднялись с колен и услышали очередной удар колокола. Только теперь они осознали, что колокол звучал на протяжении всего фантастического приключения, и устремили взгляды в сторону винтовой лестницы, что вела на колокольню. На лестнице послышались шаги.

Раджал и Джем переглянулись. Закатные лучи, проникавшие сквозь окна, озарили спускавшегося по ступеням человека. Джем прищурился, пытаясь узнать, кто это, но узнал его по голосу, который гулко зазвучал в просторном храме.

— Догадываюсь, Джемэни, что ты готов спросить, кто я такой? «Кто вы такой? Кто ты такой?» Этот вопрос ты был готов задать много раз на протяжении всего своего приключения. Так много персонажей, и все способны изменить обличье... Но на самом деле этот вопрос всегда был неверен, Джемэни. Но вернее, не так. Вопрос был верен, но задавался не тому, кому его следовало задать.

143
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru