Пользовательский поиск

Книга Король и Королева Мечей. Содержание - ГЛАВА 71 ГЛИНЯНАЯ ОБОЛОЧКА

Кол-во голосов: 0

— Как это приятно, когда приходят гости, — бормотал старик. — А, Ринг? Гости к нам редко заглядывают, а нынче... уж второй раз! Или... я ошибаюсь? — Старик обернулся и всмотрелся в лица гостей. Подошел к столу, поставил на него фонарь. — Ведь вы — те самые, что уже приходили ко мне? Ну, ясно, те самые! Нашли тех, кого искали? Ну-ну... А я вам что говорил. Говорил я вам: на себя посмотрите. То-то и оно.

Старик снова залился хриплым хохотом. Здесь, в тесной каморке, его смех звучал громче и более зловеще.

Молоко согрелось. Старик поставил на стол три миски. Одну — для Джема. Одну — для Раджала. Третью — для Ринга. Старик бережно поднял с пола кота. Джем и Раджал переглянулись. Ринг оказался не просто на редкость уродливым котом. Мало того, что у него были изодраны уши, текло из глаз и шкуру почти целиком выел лишай. От кота еще и мерзко пахло. Джем отшатнулся от стола, когда кот задрал ободранный хвост и продемонстрировал красные, распухшие гениталии.

Старик суетился у стола, потирал руки.

— Ну, Ринг, аппетит у тебя хороший? Еще бы! Понимаете, помнит времена осады, помнит! Тогда тощий был — кожа да кости, правда, мой маленький? Ну а вы что же, друзья, не пьете? Давайте, давайте, пейте, как Ринг!

Почему они не пили молоко? Ответ был прост. Джем уставился на дымящуюся миску.

Молоко было зеленого цвета.

— Простите, добрый господин, но мы не вправе лишать вас... — неловко пробормотал Джем и подвинул миску к старику. Тот нетерпеливо отмахнулся. Джем растерянно поерзал на стуле. Не обидел ли он хозяина? Похоже, обидел.

— Брезгуете моим гостеприимством? Что ж, не все брезгуют, не все...

Старик проворно шмыгнул к зеленому занавесу. Раджалу, который сидел к занавесу лицом, показалось, что в следующее мгновение старик стукнется о стену. Но оказалось, что занавес всего-навсего делил каморку пополам. Из-за занавеса послышался шум, стук, звяканье. Впечатление создалось такое, что за занавесом все битком набито всякой всячиной — в отличие от аскетичной первой половины комнаты. Что-то упало на пол и разбилось.

Старик вернулся с маленькой клеткой.

— Ринг? — заискивающе мурлыкнул старик. — У меня кое-что есть для тебя. Что-то особенное...

Раджал прикрыл глаза ладонью. Джем ухватился за край миски. Оба хотели возразить, но почему-то не смогли. Ринг оторвался от миски. С его усов капало зеленое молоко. Он утробно заурчал.

В клетке сидел белый хомячок.

Дверца со щелчком распахнулась, хомячок выбежал и оказался на столе. Джем в ужасе придвинул к себе миску, сделал над собой чудовищное усилие и поднес миску к губам.

Он сделал глоток.

Мерзкая, похожая на блевотину жидкость скользнула по его пищеводу.

Но то, что случилось потом, не должно было случиться. Хомячок поспешил к коту. Кот дружелюбно коснулся его лапой. А потом оба животных принялись лакать мерзкое молоко из одной миски с таким аппетитом, словно перед ними поставили свежайшие сливки.

Старик довольно крякнул. Склонившись к столу, он любовно погладил изодранные уши кота.

— Хороший Ринг, хороший. Он так любит Рина...

— Рина? — нахмурился Раджал.

— Только я не позволяю ему видеться с Рином каждый день. А позволяю только тогда, когда Ринг бывает хорошим мальчиком. Очень-очень хорошим мальчиком. Ну, молодые господа, не желаете ли посмотреть, как они играют?

Старик не стал дожидаться ответа. Он снова исчез за занавесом. Снова послышался такой звук, будто что-то упало на пол и разбилось.

Джем отодвинул от стола стул и поднялся.

— Послушай, Радж, — сказал он, — пожалуй, нам не стоит здесь...

Но он не успел договорить. Старик вернулся. Если прежде вид у него был обиженный, то теперь он необыкновенно разволновался. В руках он держал два маленьких деревянных крестика. У каждого из них одна перекладина была длиннее другой. Более длинная перекладина имела заточенный конец, а к более короткой была привязана кожаная петелька. Это были мечи — крошечные деревянные мечи. Довольно крякая, старик привязал первый меч к передней лапке Ринга, второй — к передней лапке Рина. Затем он быстро убрал со стола миски, и кот с хомячком начали дружеский поединок. Словно герой Силверби, таинственным образом превращенный в грызуна, маленький Рин отважно поднялся на задние лапки и стал дерзко размахивать крошечным мечиком.

Джем застонал. Это было слишком глупо. Он придвинул стул к столу.

— Не думаю, что...

Старик исчез за занавесом в третий раз. На этот раз он ничего не разбил. Из-за занавеса послышался пронзительный, душераздирающий звук.

Раджал вздрогнул.

Джем вскочил, но старик чуть не сбил его с ног. Он выбежал из-за занавеса стремительно, его рукава развевались. В руках он держал маленькую обшарпанную шарманку. Идиотский поединок кота и хомяка продолжался, а старик принялся ходить вокруг стола, крутя ручку шарманки, высоко поднимая колени и хрипло напевая:

Как угадаешь... кота ли возьмешь...
Иль хомяка... под подушкой найдешь?
Много не думай... Сиди на печи...
Снова Ринг с Рином скрестили... мечи...

— Хватит! — не выдержал Джем.

Безумная песня обжигала его слух, подобно едкой кислоте. В ней было что-то злобное и больное. Что за заклинание замыслил старик, какими страшными чарами пытался околдовать Джема и Раджала? Джем ударил кулаком по столу. Крошечные мечи слетели с лапок кота и хомяка. Ринг противно мяукнул и спрыгнул со стола. Рин исчез неизвестно где. Старик, кашляя и хохоча, повалился на грязную кушетку у окна.

ГЛАВА 71

ГЛИНЯНАЯ ОБОЛОЧКА

Сначала была темнота. Нет, не тьма ночи, рассвеченная лунными бликами. Полная, беспросветная чернота. Потом — запах. Жуткий запах гнили. Казалось, в этой вони сосредоточено все мерзкое, что только существовало на свете. Так могло бы пахнуть в камере пыток, где пол завален вырванными из утроб узников кишками, так пахли бы трупы, у которых уже сгнила кожа.

Полти был готов закричать, но рот у него был чем-то заткнут. Он бы поморщился, но мышцы его лица были чем-то сдавлены. Он бы поднял руку, смахнул то, что на него давило, но и руки его, и ноги тоже были немилосердно сдавлены, сжаты.

Медленно, не сразу Полти стал вспоминать, что произошло. Он вспоминал об этом не со страхом, а с обреченностью. С мрачной обреченностью он представил себе существо, которое звалось Вичи, — громадное, состоящее из липкой грязи, которое набросилось на него. Что случилось потом — этого Полти понять не мог. По идее, он должен был погибнуть в этих жутких объятиях. Но он был спасен, его ожидала какая-то новая, странная судьба.

Полти гадал: почему он способен дышать? Как могли его легкие впускать и выпускать воздух? Как вообще хоть пузырек воздуха мог проникнуть в толщу сжимавшей его со всех сторон грязи? И тут Полти озарило, и он перестал чему бы то ни было удивляться. Он понял, что на самом деле умер и что теперешняя его жизнь — это не настоящая жизнь. Он вовсе не дышал. И мыслил не так, как мыслят живые люди.

Поначалу Полти решил, что он погребен под землей. Потом понял, что это не так. Давящая на него земля была живая. Ее сила давала ему возможность мыслить. Ее сила держала его в плену.

Он был внутри Вичи.

— Пойдем, Радж, — сказал Джем. — Уходим.

Но Раджал сидел за столом и не отрывал глаз от того места, где только что происходил идиотский поединок. А когда он, наконец, оторвал взгляд от стола, то уставился на зеленый занавес.

— Радж, пойдем. Радж, ЧАС ПРОБИЛ!

Но Раджал завороженно пробормотал:

— Ринг и Рин... Кот и хомяк... Король и королева...

— А дальше, дальше? — крякнул старик.

Радж вдруг вскочил и запрыгал по каморке, странно, по-кукольному размахивая руками.

— Дальше! Дальше! Стинг и Стин! Тинг и Тин! Пинг и Пин! Винг и Вин!

135
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru