Пользовательский поиск

Книга Король и Королева Мечей. Содержание - ГЛАВА 70 У ЛАВОЧНИКА

Кол-во голосов: 0

Нирри разрыдалась.

— Нирри! О Нирри, моя дорогая, любимая Нирри!

Чуть позже молодая парочка барабанила в дверь полкового капеллана.

Венчание было быстрым и простым.

Но для Нирри это был самый счастливый миг в ее жизни.

ГЛАВА 70

У ЛАВОЧНИКА

— Джем, остановись! Я не могу... больше. Задыхаюсь!

— Я тоже!

— Мы вроде оторвались!

— Похоже!

— Вот это пробежка!

В отчаянии они метались туда и сюда, вперед и назад по лабиринту темных проулков. Кое-где края крыш почти соединялись, и сюда не проникал даже свет луны. Крайне редко здесь попадались факелы, а про фонари и говорить не приходилось. Друзья, словно две крысы, пробирались вдоль фасадов. Порой их гнал вперед с новой силой мерзкий запахов помоев и отбросов, порой они забывали обо всем, кроме собственного хриплого дыхания и боли в ногах.

Наконец темные узкие проулки остались позади. Друзья без сил опустились на мостовую у поросшей плющом стены какого-то дома. Луна светила ярко, до рези в глазах.

— Джем?

— Радж?

— Одно плохо.

— Что?

— Мы потеряли синемундирников. Как же мы найдем дорогу?

— Думаю, мы где-то недалеко от нужного места, — отозвался Джем. — Храм-то рядом.

Где-то над их головами скорбно звонил колокол. Джем встал, отошел от стены и поманил Раджала за собой. Они пошли по мощеной улочке. Джем не ошибся. Улочки теперь плавно шли на подъем. Джем молча указал вниз. Внизу простирался темный город, а дальше злым светом полыхали факелы на крепостных стенах и сторожевые костры на аджльских полях. Отвернувшись, Джем указал вперед. Выше поросшей плющом стены друзья обнаружили заросший, заброшенный сад, посреди которого возвышался огромный золоченый шпиль, украшенный золотыми лианами. Зрелище было удивительное. Казалось, будто шпиль растет в саду наравне с деревьями и кустами.

— Храм, — прошептал Джем. — Мы его видели с холмов.

— Значит, где-то неподалеку...

— Живет лавочник!

— Но где?

Друзья заглянули за угол и были уже готовы продолжить путь, когда услышали позади голоса.

— Синемундирники!

— Джем! Вон там есть проход! Скорее! Засмотревшись на храм, Джем не заметил расселины в стене, поросшей плющом. Друзья бросились туда и стали протискиваться. Проход оказался коротким, и буквально через несколько шагов Джем и Раджал оказались в бедном дворике. С одной стороны, ближе к улице, виднелась дверь с низкой притолокой. Рядом с дверью — закрытое ставнями окно. Сквозь ставни пробивался свет. По другую сторону со стены занавесом свисали плющ, травы и корни. К храму вели каменные ступени, густо поросшие мхом.

Снова послышались голоса преследователей.

— Будь они прокляты, куда они могли подеваться?

— За нами гонятся! — прошептал Джем. — Заметили или нет?

— Не знаю.

Друзья проворно спрятались за занавесом плюща. Наверху, в храме, по-прежнему звонил колокол. Он будет звонить всю ночь до горькой, печальной зари.

— Где-то же они должны быть, — сказал первый синемундирник.

— Долго прятаться они не смогут, — сказал второй, подошел к двери, постучался.

Из-за двери послышалось недовольное ворчание. Чья-то рука сняла лампу с подоконника. Кто-то снова заворчал и застонал. Потом загремел засов.

— Что это за дом? — спросил первый синемундирник.

— Домик сторожа.

— А что ты сторожишь?

— Как — что? Кладбище, само собой!

Синемундирники расхохотались.

— Вон он, — прошептал Джем.

В дверях стоял старик, одетый просто, по-зензански, в балахон с капюшоном. В руке он держал фонарь и пытливо вглядывался в лица солдат-синемундирников.

Вид у обоих был затрапезный. Один был небрит, а у второго мундир был невесть чем заляпан.

На вопросы синемундирников старик отвечал ворчливо и недовольно. Видел ли он двоих парней? Пробегали ли мимо? Не слышал ли шагов за окнами?

Звуки голосов гулким эхом отлетали от стен маленького дворика.

— Опасные мятежники.

— Двое молодых разбойников.

— Украли мундиры.

— Что-что? — наконец подал голос старик. — Одеты, как синемундирники? Как вы то есть?

Солдаты дружно кивнули.

— Ну, — хрипло рассмеялся старик, — а как же мне тогда узнать? А вдруг это вы сами и есть? А вам как знать, что это не вы, а? Поглядите на себя, на себя, молодые люди, прежде чем за кем-то гоняться, вот что я вам посоветую!

Старик сильно закашлялся.

В какой-то момент во время этой содержательной беседы Джем и Раджал обнаружили, что они не одни. Что-то живое вдруг потерлось об их ноги. Джем почувствовал, как коснулась его ноги когтистая лапка.

«Не надо! — мысленно взмолился Джем, стиснув зубы. — Не надо!»

— Слушай, — сказал первый синемундирник. — Старикан, похоже, чокнутый.

— Пошли, — сказал второй, — только время зря теряем. На кладбище заглянем или как?

— А надо? Это ведь зензанское кладбище... деревья какие скрюченные. Ну его.

— Да ладно тебе трусить!

Джем и Раджал бесшумно вздохнули. Солдаты поднялись по замшелым ступеням. Старик дверь сторожки не закрыл. Он стоял на пороге до тех пор, пока не убедился в том, что незваные гости удалились.

— Ринг! — позвал он шепотом. — Ринг!

В ответ послышался басовитый хриплый вой. Раджал ахнул. Джем вздрогнул. Их лодыжки задел ободранный хвост, и из-под их ног к старику поспешил здоровенный уродливый кот.

— Вот ты где, мой красавчик! Вот ты где... — Старик вышел во дворик, согнулся до земли, протянул руку к коту. Пламя фонаря мерцало и подпрыгивало. — Бедненький мой красавчик! Проголодался, наверное? Напугался? Не бойся, плохие люди уже ушли.

С этими словами старик поднял голову, и на какой-то миг Джему и Раджалу показалось, что он смотрит прямо туда, где они спрятались. Могло ли это быть? Старик был стар, очень стар и наверняка подслеповат.

— Милый мой Ринг! Маленький мой Ринг! — приговаривал он. — Ну, сколько ты сегодня крыс изловил? Что говоришь? Маленькую вкусную мышку-маму и шестерых голеньких мышат? — Кот перестал подвывать и громко замурлыкал. Он ходил вокруг ног старика, терся о них крупной головой. — Повезло Рингу, повезло! А в пору осады тебе бы такая вкусная мышка не досталась, правда? А уж про мышат и говорить нечего! Что говоришь? Кого еще поймал? Большую и сочную полевку? Ну, пойдем, ты заслужил свое блюдце молока.

Старик, шаркая, тронулся к двери, но, прежде чем закрыть ее, обернулся и тихо произнес:

— Думаю, вам лучше пойти с нами, мои юные друзья.

Джем и Раджал переглянулись.

Неуверенно вышли из укрытия.

Когда они входили в сторожку, оба думали об одном и том же: ведь они запросто могли бы просто уйти, выбраться на улицу. Тогда бы очень скоро они были далеко отсюда. Почему же, с какой стати они вдруг послушались этого дряхлого старика?

Но почему-то оба поняли, что уходить нельзя. Пока нельзя. Старик провел их внутрь сторожки.

Внутри пахло какой-то кислятиной. Друзья осматривались при свете фонаря. Пол в сторожке был земляной. Из мебели здесь стоял только изъеденный жучком стол да пара расшатанных стульев. У окна притулилась полуразвалившаяся вонючая кушетка. В углу топилась небольшая черная печурка, но ее тепла не хватало, для того чтобы прогнать могильный холод, царивший в сторожке. Тут не было ни книг, ни украшений. Все было грязным, уродливым. Все, кроме прекрасного зеленого занавеса. Глядя на него, можно было представить, что когда-то в этой комнатушке все было по-другому. Занавес был тяжелым, похожим на театральный и тянулся от стены до стены. Кое-где занавес заплесневел, в других местах был трачен молью. Наверняка он прежде висел в каком-нибудь богатом доме. Видимо, старик украл его, чтобы приукрасить свое убогое жилище.

С необычайным изяществом — так, словно привел гостей в роскошную гостиную — старик предложил им сесть. Затем прошаркал к плите, загремел закопченными сковородками и кастрюльками, налил в одну из них молока из грязного кувшина.

134
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru