Пользовательский поиск

Книга Король и Королева Мечей. Содержание - ГЛАВА 55 ДОНЫШКО ТАРЕЛКИ

Кол-во голосов: 0

Джем широко открыл глаза.

— Почему ты такой нытик, Радж? Почему тебе всюду мерещится самое худшее? Я уже устал считать, сколько раз ты стонал то по одному, то по другому поводу. Тебе это, видно, нравится? Знаешь, я тебе честно скажу: будь я таким, как ты, я бы так и остался в Ирионе, был бы по сей день калекой и ездил бы в инвалидном кресле, словно мешок с...

— Джем! Слушай!

Они стояли в низине. Ветви деревьев сплелись над их головами густой паутиной. Откуда-то неподалеку доносилось пение. Звучал девичий голос. Девушка пела мелодию без слов, аккомпанируя себе на рэкской арфе. А мелодия была знакомая, и сейчас, поздним вечером, в лесу, она звучала подобно заклинанию.

Привязав лошадей к дереву, друзья направились вверх по склону холма. Добравшись до его вершины, они легли на землю и осторожно выглянули, чтобы посмотреть, что находится по другую сторону. За толстыми деревьями темнела приземистая башня — видимо, последнее, что осталось от древнего замка. Двери видно не было, но в окошке под самой крышей горели свечи. Именно оттуда и доносилась чистая и ясная мелодия.

— Эта песня... — прошептал Джем. — Не путаю ли я ее с какой-то другой?

Раджал вместо ответа встал.

— Радж? Что ты задумал?

Раджал решительно зашагал к башне. Между камней у ее основания журчал узенький, но быстрый ручеек. Раджал остановился там и начал подпевать — сначала тихонько, потом все громче и громче, даря песне недостающие слова.

Многое скрыто до срока от глаз,
Но неминуем прозрения час.
Пей свою чашу тогда веселей
В царстве грядущем всесильных мечей!

Сердце Джема часто забилось. Может быть, это был тот знак, которого он так ждал?

Из башни послышался испуганный вскрик. Музыка утихла. В окне появился силуэт, озаренный свечами. Девушка распахнула створки окна и вгляделась во тьму. Джем рассмотрел ее тонкие руки, белый корсаж, каштановые волосы, заплетенные в длинные косы.

Этого было достаточно. Девушка была красива.

— О, кто это? — прошептала она. — Орвик, это ты?

Раджал запел следующий куплет. Девушка посмотрела вниз и взвизгнула:

— Вичи!

Джем бросился следом за Раджем, ближе к башне.

— Сударыня, прошу вас! — Он обнял Раджала. — Он вовсе не Вичи, поверьте!

И Джем проворно, чтобы подтвердить свои заверения, заставил Раджала нагнуться к ручью. Раджал принялся фыркать и отплевываться.

Девушка невольно рассмеялась.

Джем крикнул:

— Ну, вот видите? Он просто в грязь упал, выпачкался, только и всего. Мы — бедные странники, сбившиеся с пути. Не могли бы вы приютить нас на ночь?

— О! — только и ответила девушка, прикрыла рот ладонью и исчезла за окном, которое тут же проворно захлопнула.

— Ну, вот тебе и весь сказ, — утирая лицо рукавом, резюмировал Раджал. — Наверное, все-таки решила, что я — Вичи. Или что ты — кто-то еще пострашнее.

Джем засмеялся, но быстро умолк. Раджал в изнеможении опустился на землю у ручья. Джем сел с ним рядом и загляделся на прозрачную воду. Ручей бежал по острым камням.

— Радж, а эта песня... Почему ты ее запел?

Над ними высилась башня, в последних отсветах заката казавшаяся лиловой.

— Захотелось, — буркнул Раджал.

— Захотелось?

— Вернее, я должен был запеть. — Раджал обернулся, посмотрел Джему в глаза. — Должен был, Джем.

— Что это за место?

И тут они услышали голос:

— Добро пожаловать, молодые господа.

Джем от испуга вскочил и уставился на старика, согбенного, с морщинистым лицом, одетого в нечто, весьма смутно напоминающее ливрею. Правда, ливрей таких цветов Джему раньше видеть не доводилось. Одной рукой старик придерживался за ствол осины, в другой держал фонарь.

— Пойдемте, — сказал он. — Разве в замке Олтби могут отказать странникам?

Вероятно, вопрос этот был риторическим. Переглянувшись, друзья последовали за стариком. Золотистый свет фонаря рассеивал лиловые сумерки. Старик повел их вокруг башни.

Джем оглядывался по сторонам. Тут и там в лесу виднелись руины крепостных стен, густо поросшие лианами и мхом. Кое-где сохранились развалины маленьких домиков, притулившихся к разрушенным стенам.

Старик обернулся и поманил гостей, приглашая их войти в старинную низкую дверь. За дверью виднелась винтовая лестница, уводившая наверх.

«Знак, — подумал Джем. — Он близок. Я это точно знаю». А почему ему так показалось, он и сам не смог бы объяснить. Но вдруг он особенно резко и отчетливо увидел свет наверху, и ветви, с которых стекали капельки дождя, и замшелые камни.

Это мгновение было настолько необычно, настолько чарующе, что Джем не сразу вспомнил об оставленных позади лошадях. Старик, посмеиваясь, провел их в полуразвалившееся стойло возле башни.

— Мы тут, в замке Олтби, всех принимаем. Всех наших друзей, — добавил он после небольшой паузы и погладил гнедой бок лошади Джема.

Джем вдруг с испугом заметил седельную сумку. На грубой ткани был проштампован герб Эджарда Синего. Он бросил взгляд на Раджала. Интересно, догадался ли старик обо всем? Ведь он должен был понять, что лошади у его гостей краденые.

— Сейчас моя дочка поухаживает за вашими лошадьми. Но прошу прощения, молодые господа, я вам не представился. Меня зовут Дольм, я смотритель этого замка. А мой отец был здесь смотрителем до меня. А до него — его отец.

Джем решил, что на всякий случай не помешает осторожность, и отозвался:

— А меня зовут Медж. А это мой друг — э-э... Джарал. Мы — бедные странники, направляющиеся в Рэкс.

— Ну, тогда вы точно сбились с пути. Ну, пойдемте, вы продрогли и проголодались. Вам нужно снять мокрую одежду и подкрепиться.

Старик улыбнулся, обнажив желтые щербатые зубы.

ГЛАВА 55

ДОНЫШКО ТАРЕЛКИ

Прошло какое-то время. Окончательно стемнело. Не прекращаясь, лил дождь. Джем и Раджал завернулись в теплые одеяла, а их промокшая одежда сушилась у огня.

Теплая, уютная комната, в которую друзья попали, поднявшись по лестнице, была заставлена всевозможной дорогой мебелью — диванами, кушетками, креслами. Повсюду лежали ковры и висели гобелены, стояли вазы и светильники, украшенные характерным зензанским орнаментом в виде лиан, листьев и цветов. Ужинать гостей усадили за стол, покрытый красивой вышитой скатертью, еду подали на серебряных тарелках, наполнили кубки дорогим темно-красным вином.

Поначалу создалось впечатление роскоши. Но... скатерть была трачена молью и во многих местах порвана, кубки — помяты и поцарапаны, а потчевали друзей простой крестьянской едой — острым горячим рагу с гренками. Подавала им еду свирепого вида старушенция, которая с гостями особо не церемонилась. Было что-то меланхолическое в этих остатках былой роскоши, в вещах, которые обитатели башни спасали от забвения и окончательной гибели. Джему подобная обстановка была до боли знакома. Воздух пропах пылью и плесенью. Джем вспомнил об Ирионском замке, о днях своего детства.

— После Осады, — произнес он вслух.

— Так вы знакомы с нашей историей, молодой господин?

— Отец, нашу историю должны знать все!

— Все, детка? — Старик обернулся к дочери. — Но мне кажется, что наши друзья прибыли издалека, не так ли?

— Их лошади были усталыми. Очень усталыми. Девушка потупилась. Она рассеянно накручивала на палец длинную косу, время от времени отпивая по маленькому глотку из серебряного кубка. Джем наблюдал за девушкой. Звали ее Ланда. Она была одета просто, не носила никаких украшений, но красота ее между тем была поразительна. Джему почему-то хотелось говорить с ней, обращаться к ней, смотреть ей в глаза, когда она что-то произносила тихим мелодичным голосом.

— Мы с моим слугой прошли долгий путь, — сымпровизировал Джем. — Я ищу моего отца, который живет в Рэксе.

— Вашего отца? А кто ваш отец, сударь?

105
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru