Пользовательский поиск

Книга Король и Королева Мечей. Содержание - ГЛАВА 30 ПЕЧАЛИ И РАДОСТИ ДОСТОЧТИМОГО ДЖАМБЛА

Кол-во голосов: 0

— О сэре Пеллионе?

— Нет, не о Пеллионе. О его старшем брате — Пеллеасе.

— О Пеллеасе?

Джели была весьма озадачена, но лишних вопросов не задавала, поскольку пребывала в полусонном состоянии. Она рассеянно гладила Ринга. Кот перестал рыскать по комнате и прыгнул на диван. Джели надеялась, что кот согреется у огня и перестанет так переживать из-за потери друга.

— Милый кузен Пелл! — воскликнула тетя Влада. — Одно время дядя Онти его очень жаловал. Он надеялся, что Пелл — сын его сестры — сможет заменить утраченного им наследника.

Он доверял Пеллу и любил его. А я как его любила! Когда приезжал Пелл, дядя Онти разрешал нам гулять с ним без няньки. Нянька, конечно, ворчала, но ее никто не слушал. Какую свободу мы тогда обретали! Как мы резвились! Как танцевали! То есть... как танцевали Йули и Марли. Но все же кузен Пелл заботился о том, чтобы я тоже принимала участие в играх. Помнится, мне даже стало казаться, что мои кузины-тетки меня в конце концов полюбят. Развязав ленты на шляпах, размахивая руками, мы играли и играли все вместе, пока тянулся теплый сезон Терона.

Один день запомнился мне особенно. Нянька никогда не разрешала нам подходить к озеру, хотя у того берега, что был дальше от дома, была привязана лодка с веслами. Слуги поговаривали о том, что озеро опасно. Якобы давным-давно, когда наша нянька еще была молода, озеро пытался переплыть один лакей и утонул. Вроде бы его утянули на дно мощные течения на самой середине озера. Но когда мы сказали об этом Пеллу, он только рассмеялся, усадил нас в лодку, и мы уплыли от берега. Как славно шевелил ветерок золотистые кудряшки Марли! Она лениво наматывала локоны на пальцы и улыбалась. Даже Йули была весела и добродушна. Она запела старинную балладу приятным, звонким голоском. Как мы были счастливы! Еще долго потом мне казалось, что тот вечер был самым счастливым в моей жизни.

— Это было только раз, тетя Влада?

— Что, милая?

— Только раз вы катались по озеру?

— О да. Больше ни разу.

— Но почему, тетя?

— Понимаешь, милочка, когда мы выплыли на середину, Пелл вдруг встревожился. «Посмотрите! — крикнул он и дал знак Йули, чтобы она перестала петь. — Видите омут?» Йули нахмурилась. Марли перестала накручивать локон на палец. Мы все посмотрели в ту сторону, куда указывал Пелл, и увидели в самой середине озера таинственный водоворот. Я от страха закричала. Эта воронка могла всех нас затянуть, и все же на какое-то мгновение мне вдруг мучительно захотелось исчезнуть в глубине озера!

Пелл стал быстро грести в обратную сторону и успел вовремя увести лодку от водоворота. Мы все были напуганы. Но пока

Пелл вел лодку к берегу, он настоятельно порекомендовал нам поразмышлять над увиденным. Легкомысленно и глупо мы подплыли почти к самой воронке, не веря рассказам стариков. Получалось... эта мысль меня просто ошеломила... получалось, что что-то в нас стремилось к этому страшному месту?

В ту ночь я долго лежала без сна и все думала о том, какой странный выдался день. Сначала я представляла себе ту идиллию, которую нам показал Пелл, — мягкое, нежное солнце, душистые цветы на берегу, от которого мы уплывали все дальше, прохладная вода, лилии, тростники, радужные стрекозы. Я снова слышала милую песню Йули, звучавшую в такт со скрипом уключин. А потом я снова видела перед собой темную бездну водоворота. Потом я плакала и думала о том уроке, который преподал нам Пелл. Смысла этого урока я так и не поняла до конца, но осознала, что он очень важен.

Потом я решила, что кузен Пелл — величайший в моей жизни учитель.

Джели, испуганная рассказом, попыталась представить себе водоворот. Потом попыталась представить себе урок.

— А Йули и Марли? Они что подумали?

— Они? Они разозлились. Вечером они сказали няньке, что сделал Пелл. И нянька утром все рассказала дяде Онти. Дядя Онти дал волю праведному гневу. Подумать только — его доченьки, его драгоценные, обожаемые доченьки были так близко к смерти! Пелл был незамедлительно изгнан из дома, и ему было запрещено впредь здесь появляться.

Бедняга Пелл! Подумать только — ведь я мечтала о том, что в один прекрасный день выйду за него замуж! Конечно, это все были мои фантазии. Несколько лун спустя он утонул во время морской прогулки вместе со своим старым другом, соучеником. Его брату, сэру Пеллиону, весьма недостает его мудрости. Вот он меня, боюсь, никогда не любил и считал кокоткой. Так думали обо мне многие с тех пор, как я покинула дом дяди Онти.

— Бедный Пелл! Бедный, бедный Пелл!

На этом история в тот вечер оборвалась. Джели расплакалась. Тетка наклонилась к ней, собираясь обнять, но в этот миг с сигары Влады упал скопившийся на ее кончике пепел и послышался странный стук в окно. Джели вздрогнула, но в следующее мгновение лицо ее озарилось изумлением и радостью. В окошко стучал клювом пестрый венайский голубок.

Тетя Влада проворно отворила створку окна. Джели подумала, что голубок сразу упорхнет, но птица, напротив, весело взлетела и уселась на руку Влады.

— Ой, тетя, он ручной!

— Ручной? — рассмеялась Влада. — Но, милая моя, разве ты его не узнаешь?

— Тетя Влада?

— Это же Рин, милочка! Разве ты не видишь, что это Рин?

А птичка, словно бы для того, чтобы выразить согласие, разразилась мелодичной трелью.

ГЛАВА 30

ПЕЧАЛИ И РАДОСТИ ДОСТОЧТИМОГО ДЖАМБЛА

— Пелл?

Наши герои — в библиотеке лорда Эмпстера. Джем пробует курить сигару из листьев джарвела. Пелл всегда носит с собой небольшой серебряный портсигар, который прячет в карман шикарного жилета. Открывается крышка портсигара с помощью потайной кнопочки. Дзынь! — звякает пружинка. Джему это ужасно нравится. С одной стороны лежат более светлые сигареты, а с другой — более крепкие сигары. Пелл говорит, что курение — неотъемлемый атрибут светского молодого человека. Разве ему не поручено обучать Джема всему, что должен знать и уметь светский молодой человек?

Джем глубоко затягивается и старается не раскашляться. Ему кажется, что не раскашляться очень важно. И так уже сегодня он успел осрамиться. Когда они пробирались через толпу к карете Пелла, простолюдины осыпали их насмешками. «Я так и думал, что найду тебя здесь, — ворчал Пелл. — Теперь, надеюсь, ты понимаешь, что сэр Бартель Силверби был просто романтиком?» Сначала Джем был слишком расстроен и отвечал другу сдержанно, теперь он мог бы сказать больше.

— Пелл? — предпринимает он новую попытку обратиться к другу.

Пелл молчит. Положив ноги на стул, Пелл покачивается в глубоком кресле и просматривает журнал. Его сигара давно погасла, над тиралосским ковром угрожающе зависла трубочка пепла. Вечереет. Молчаливые слуги зажгли лампы и задернули шторы. Приятно блестят кожа и красное дерево.

Листья джарвела — это не табак. У Джема кружится голова, он закрывает глаза, снова открывает, таящийся в темноте золотистый блеск мебели вдруг превращается в яркую вспышку. Пелл хохочет и протягивает Джему журнал:

— Посмотри!

Досточтимый Джамбл вышел поохотиться. Хитрый лис, изображенный в самом низу картинки, исчезает в чаще леса.

Джем тоже смеется. Его полноватый приятель так похож на досточтимого Джамбла!

Смеяться-то Джем смеется, но за его смехом прячется тревога. Он протирает глаза. Что с ним случилось? Раньше, думая об Агондоне, он представлял себе, что в этом городе его жизнь как бы сконцентрируется, приобретет четкие очертания. Прошло уже несколько лун с тех пор, как юноша, одетый в грязные лохмотья, поднялся по ступеням парадного крыльца к двери этого дома. Теперь этот юноша одет в тугие шелковые штаны, расшитый камзол. Его зовут Нова Эмпстер, он — протеже лорда Эмпстера. Он многое приобрел, но что он потерял?

Он в безопасности. Да, в безопасности. Но что-то не так. По ночам, лежа на нежных простынях, Джем мечтает о предстоящих испытаниях. Ему кажется, что его опекун лишает его каких бы то ни было испытаний. Тогда Джем стискивает в пальцах свое тайное сокровище. Сейчас это самый обычный камень, каких много валяется на дороге... Но Джем помнит, как он светился, как он наполнял весь мир своим властным темно-лиловым пламенем!

63
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru