Пользовательский поиск

Книга Король и Королева Мечей. Содержание - ГЛАВА 27 БАЛ

Кол-во голосов: 0

Мой отец? Я больше его никогда не видела. Но позднее узнала, что его сослали на остров Ксоргос. Бедный мой отец! Он прожил в цепях и грязи менее цикла, а мой дядя — мой злой и глупый дядя — даже не попытался добиться его освобождения.

Меня бы забрали вместе с другими сиротами, и моя жизнь могла бы тоже очень скоро оборваться. О, можно было представить, какая судьба меня ждала! Если бы меня сочли хорошенькой, меня сделали бы шлюхой, а нет — так определили бы в судомойки или заставили чистить свиные стойла. Ты бы что предпочла, милочка? А? Умереть где-нибудь в грязном проулке, сгнив от подаренного каким-нибудь солдатом сифилиса? Или подохнуть где-то в необъятных степях Деркольда, упав в снег от бессилия?

Пять сестер Эльпетты умерли на королевских фермах.

Но мне повезло. Все знали меня, «дитя оперы». Пусть мое происхождение было позорным, но все же меня предпочли спасти. Возможно, мне по наследству досталось хоть немного очарования моей матери.

Меня отправили в Агондон, к моему дяде.

Пауза. Влада, казалось, погрузилась в задумчивость. За окнами стемнело. Вошла горничная, зажгла лампы.

Джели решилась обратиться к тетке:

— И вот тогда-то ты познакомилась с Йули, тетя?

— Гм? — Влада встряхнулась. — О милочка, я совсем ничего не рассказала о Йули? Но Йули подождет. А нам пора ужинать.

Больше в тот вечер Влада ничего не рассказывала.

ГЛАВА 27

БАЛ

— Разбойник? О, это просто возмутительно! — вскричала Констанция Чем-Черинг.

Правда, не слишком искренне.

— Возмутительно, — согласился сэр Пеллион и небрежно помахал тростью, рукоятка которой была инкрустирована драгоценными камнями. На ногах старик держался плоховато, поэтому сразу снова оперся на трость. И правильно сделал, иначе, покачнувшись, упал бы прямо на лакея, разносившего ром с Оранди.

Леди Чем-Черинг жадно схватила бокал. Леди Маргрейв упрямо продолжала рассказ:

— Моих дочерей обчистили! Совсем обчистили!

— Не может быть! — пискнул принц Чейнский, который всегда очень быстро напивался на первом в сезоне балу.

— Фредди, я не это имела в виду! Представляете, этот мерзавец потребовал, чтобы бедняжка Байнди отдала ему все свои колечки! А Джемми... О, Джемми всю неделю маялась в лихорадке!

— Значит, у нее он потребовал чего-то еще?

— Быть может, наоборот, не потребовал, — высказал свое предположение лорд Эмпстер. — Но послушайте, Фредди, разве вас не возмущает тот факт, что порядочные женщины не могут безопасно проехать даже по Рэкской дороге? Если уж на самых главных имперских трактах такое творится, то какие же опасности могут подстерегать наших граждан на более далеких путях?

— Милорд, насколько я слышал, нет никого более опасного, нежели пресловутый Боб Багряный.

— Боб Багряный? Как же это? — проворковала леди Чем-Черинг. Она обмахивала веером напудренную грудь и с волнением смотрела в сторону танцующих. Круг за кругом, круг за кругом... звучал голлухский рил.

Но где же эта дрянная девчонка?

Лорд Эмпстер склонился к Фредди Чейну.

— Констанция, — сказал он, — думает, что мы говорим о маленькой птичке. Послушайте, Констанция, — проговорил он и пропел несколько тактов рила, — а вы пустили бы Боба Багряного к себе на грудь?

Он намекнул на старинную песенку «Боб Багряный, свей гнездышко у меня на груди». Несколько циклов назад чаще всего именно эту песенку играла почти каждая юная девушка, усаживаясь за клавикорды. Поколение за поколением воспитанницы пансиона госпожи Квик учили эту песенку.

Увы, шутка оказалась неудачной. Леди Чем-Черинг пробормотала в ответ «да», компания дежурно посмеялась. И все же некий положительный момент в шутке был. Выгибая шею и пытаясь высмотреть среди танцующих дочь, леди Чем-Черинг и не догадалась, что согласилась пригреть у себя на груди знаменитого разбойника, который на протяжении последних лун терроризировал Рэкскую дорогу.

Только о нем теперь все и судачили.

Но леди Чем-Черинг было не до шуток. Куда же подевалась ее несуразная дочь? Что? Это она? Она наступала на ноги юного Пеллигрю? Еще хуже! Она ухитрилась упасть и всему залу продемонстрировать свои нижние юбки. О Тиши! Каждый год эта несносная девица выкидывала какой-нибудь новый номер — казалось, специально для того, чтобы опять не выйти замуж. Какой это невыносимый труд — быть матерью!

Голлухский рил отзвучал. Послышались учтивые аплодисменты. Леди Чем-Черинг еще более часто замахала веером.

В дворцовом бальном зале было жарко, как в преисподней. За окнами все замерзло, даже река, но так хотелось распахнуть окна! В огромных люстрах горело десять тысяч свечей, с них стекал и капал воск. А снизу поднимались горячие запахи от такого же количества тел, затянутых в корсеты, от надушенных париков.

По лицам мужчин и женщин стекали струйки пота, смывавшего толстые слои косметики.

— Ага! — обрадовался Фредди Чейн, услышав, как настраивается оркестр. — Сейчас будет тиралонский ту-степ, верно? — слегка покачиваясь, он припал к плечу леди Чем-Черинг и заглянул в ее танцевальную программку. — Нет, — хихикнул принц. — Вы ни за что не догадаетесь, с кем я танцую.

— Фредди, но вы обещали этот танец Тиши!

Фредди покраснел.

— Разве джентльмен не обязан поддерживать девушек, у которых сегодня первый бал? А мисс Венс еще так неопытна, понимаете? Послушайте, а ведь она должна была учиться у госпожи Квик вместе с... Ой! Эмпстер, вы меня задели!

На помощь пришла леди Маргрейв.

— Ну а как ваш юный подопечный, лорд Эмпстер?

— Нова? Полагаю, дела у него идут неплохо. Ведь о нем заботится молодой Пеллигрю.

— А я слышал, что он просто-таки... жутко провинциален, — промямлил Фредди.

— Он ведь из Чейна, верно?

— О-о-о! — расхохотался Фредди и, извинившись, удалился.

— Пеллион отзывается о юноше только положительно, — сказал лорд Эмпстер и задумался. — Бедняга Пелл. Я решил, что его непременно нужно чем-то занять, чтобы он отвлекся...

Старик Пеллион покачал головой и достал носовой платок. — О боже... — проговорила леди Маргрейв.

— Фредди! — обернулась зардевшаяся леди Чем-Черинг. — А что, если я предложу вам...

— Он ушел, Констанция.

— Наверняка ищет неопытную девушку, которой так нужна его поддержка? Хмф! А как же быть тем девушкам, чье совершеннолетие уже миновало, но которые уже четыре года не могут найти себе жениха?

— Бедняжка Констанция, — сострадательно проговорил лорд Эмпстер. — Вы устали. Пойдемте немного подышим свежим воздухом. Пусть ваша девочка побудет без присмотра. Она уже достаточно взрослая. Присоединитесь к нам, сэр Пеллем? Думаю, вам тоже не по себе от такой жары.

— О да, оставим молодых, пусть развлекаются. Но все же мне хотелось бы посмотреть на ту, что станет в этом году избранницей короля. Это всегда так волнующе.

Леди Чем-Черинг снова покраснела. Действительно, самым главным моментом бала был парад совершеннолетних девушек. Из этих девушек король выбирал ту, которая должна была станцевать с ним последний вальс. Стать избранницей короля — с незапамятных времен означало огромную удачу. Но теперь эта традиция утратила свою первозданную радость, ведь все знали, что выбор за короля совершают премьер-министр и чопорная представительница госпожи Квик, досточтимая Гарвис. Ходили слухи о том, что она якобы берет взятки. А как иначе объяснить, что в год выхода в свет Тиши Чем-Черинг избранницей короля стала не кто-нибудь, а сама плоскогрудая Тиши?

И при всем том это никак не повлияло на ее светскую карьеру. В том году Тиши тоже ухитрилась упасть и продемонстрировать всему придворному обществу свое нижнее белье, а король, перебравший рома, повалился на нее и по инерции сделал несколько непристойных движений.

Придворные, конечно, сделали вид, что все это безумно весело.

— Ты не устала, милочка?

— О нет! — воскликнула Джелика Венс.

— А знаешь, сколько джентльменов охали и ахали, стоило им только взглянуть на твое золотое платье! Честное слово, я могла бы четыре раза заполнить твою танцевальную программку! Да нет, даже пять!

55
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru