Пользовательский поиск

Книга Король и Королева Мечей. Содержание - ГЛАВА 17 ФОКСБЕЙН

Кол-во голосов: 0

Раджал закрыл лицо ладонями.

— Нет, Радж. Ты посмотри!

— Да не могу я! Тут темно!

— Открой глаза, слышишь?

Тир-лир-лир-ли-ли!

Перед глазами друзей предстало необыкновенное зрелище. Порхая, птица Эо разгоняла мрак. Ее перышки горели разноцветными огоньками, и эти огоньки перебросились через мрак светящимся мостиком, похожим на радугу.

— Но ведь она была снаружи! Как же она сюда попала?

— Это пещера, братец Радж. У нее есть вход.

Так они раскрыли тайну хижины в лесу. Много эпициклов назад богатые графства Внутриземья были обложены непомерно высокими налогами, о каких и не слыхивали в пограничных землях. Процветала контрабанда. В Агондоне от набегов постоянно страдали гавани. Побережье терроризировали пираты. Но, в конце концов, Эджландия не была островом. В итоге с Голлухских холмов через долины, окружавшие столицу, к ней нескончаемым потоком поступали запасы джарвела и табака, Оранди и рома, варльских и тиралосских вин. Хижина дровосека была базой контрабандистов, ее пристроили к пещере, которая служила им дополнительной кладовой. А сколько потайных кладовых было в богатых домах Агондона — за книжными шкафами, за картинами. Там держали лучший джарвел, лучшие вина.

Теперь от контрабанды нельзя было ожидать больших барышей. Синемундирники, оккупировавшие весь северный Эль-Орок, сделали всех жителей страны равными — равными по уплате податей, равными по тому, как давила на них тирания. Контрабандисты былых времен давно вывелись, а хижина так и осталась в лесу. Контрабандисты занимались противозаконным делом, но как же они были невинны в сравнении с теми людьми, которые приспособили хижину под свои нужды. Здесь они совращали юных, невинных девушек.

Однако у пещеры была в запасе и еще одна тайна.

Маленький отряд продвигался вперед, следуя за светящейся птицей. Вдруг Джем встревоженно проговорил:

— Стойте!

— Что такое?

Дорога шла на подъем. Видимо, выход из пещеры располагался выше на склоне холма. Раджал, помогавший сестре подниматься, раздраженно обернулся. Их лица озаряли разноцветные вспышки — отблески от крылышек Эо.

— Ну, у тебя и вид! — расхохотался Радж.

— На себя посмотри! Радж, послушай. Я только что видел ее...

— Девушку?

— Девушку по имени Пелли...

— Но это же глупо...

— Нет-нет, она была здесь. Только один миг...

Джем прищурился, но в мелькании света, испускаемого перышками Эо, ничего разглядеть не смог. И тут у него возникло странное ощущение жжения в груди.

— Пойдемте! — крикнула Мила. — Эо устала. Она скоро перестанет светиться.

— Подождите! — воскликнул Джем. — Смотрите...

Он бросился к стене пещеры, ударился бедром об острый выступ.

— О-о-о! Ну, посмотрите же!

— Да на что смотреть?

Стена пещеры была испещрена надписями, оставленными контрабандистами. Грубо вычерченные инициалы и даты, примитивные непристойные рисунки.

Раджал пылко проговорил:

— Мила, иди отсюда.

Но Мила не ушла. Она прошептала:

— Варби...

— Так ты тоже видишь? — спросил Джем.

— Конечно, вижу!

— Что вы видите?!

Раджал взволнованно сжал руку сестры. Свет, испускаемый Эо, начал меркнуть. Надо было торопиться...

Но вот и он тоже увидел силуэты — более древние рисунки, проступавшие под каракулями контрабандистов. Это были изображения странных существ — не людей и не животных. Краска, казалось, накрепко въелась в камень, и все-таки изображения становились видны только при взгляде под определенным углом, при том, что на них так, а не иначе падал свет, испускаемый перьями Эо. Пещерные рисунки, сделанные древними живописцами в стародавние времена. Просто рисунки, но... но эти зверолюди двигались! Они победным шагом разгуливали по стенам.

А у Джема все сильнее пекло в груди.

— К-кто это такие? — выдавил Раджал.

— Она была с ними, — выдохнул Джем. — Я ее видел.

— Тебе показалось.

— Радж, я видел!

— Они не люди.

Мила проговорила нараспев, странным голосом:

МЫ — ВАРБИ

ДЕВУШКА ТЕПЕРЬ С НАМИ

— Но что это может значить?

У Джема застучали зубы. Он прижал руку к груди. Раджал бросился к сестре.

— Сестренка, прекрати! — воскликнул он, схватил Милу за плечи, тряхнул и развернул лицом к себе. Он ждал, что она снова примется кричать на него. Но она прижалась к нему, вся дрожа.

— Это очень злое место...

— Да. Надо спешить. Эо может погаснуть.

— Эти варби хотят нас. Нас! Им нужна наша сила. — Теперь Мила говорила испуганным детским голоском. — Братец Радж... — умоляюще произнесла она, но что он мог?

Он только крепче прижал ее к себе, стараясь унять ее дрожь. И вдруг Мила защебетала по птичьи:

— Тир-лир-лир-ли-ли!

Эо ответила ей, по потолку и стенам пещеры заметались разноцветные блики и танцующие тени. Казалось, в любое мгновение из нарисованных фигуры превратятся в живые. Экстаз танца лишил фигуры зверолюдей красоты и изящества, они то и дело налетали друг на друга, на перекрывавшие их рисунки и надписи.

— Они идут, — всхлипывала Мила. — Они идут, я знаю!

— Варби? — прошептал Джем.

— Создания Зла! Но принц, ты это знаешь! Они хотят тебя, тебя! Нам нужно уходить!

— Принц? Что это значит — принц?

— Скорее!!! — прокричала Мила.

Медлить было нельзя.

Тир-лир-лир-ли-ли!

Эо кружила у них над головами. И вот, наконец, жутко перепуганные друзья, испачкавшиеся, исцарапанные, выбрались из пещеры высоко на склоне холма. Здесь дул сильный ветер.

Измученная птица опустилась к ногам Милы.

— Эо, бедненькая Эо!

О, как сильны были порывы ветра! Издалека доносился барабанный бой, сопровождавший синемундирников. Джем устремил мрачный взгляд на простиравшуюся внизу долину. Болезненное жжение в груди мало-помалу отступало. Он запустил руку под рубаху, сжал разогревшийся кристалл и еле слышно прошептал:

— Да, они наступают. Создания Зла...

Раджал взял его за руку.

— Нова, она называет тебя принцем. Скажи мне, кто ты такой. Ну, пожалуйста, скажи.

Мила гладила птицу.

— Чш-ш!

Джем молчал. Радж отвернулся. Что же это значило? От злости и зависти у него сжалось сердце. Все, что случилось в пещере, уже казалось ему нереальным. Теперь он думал о том, что его сестра и юноша, которого она называла принцем, нарочно обманывали и мучили его.

Ох, Мила, Мила!

А он думал, что хотя бы она его любит!

Джем смотрел на Варби, на равнину, на извилистое течение Риэля.

— Посмотрите туда! — вдруг встревоженно воскликнул он. — На лагерь посмотрите! Там что-то не так...

Раджал уже готов был сказать что-нибудь язвительное, но тут он увидел... Вдалеке полыхали шатры, валялись перевернутые фургоны, метались люди.

— Синемундирники! — вскричал Раджал. — На лагерь напали синемундирники!

ГЛАВА 17

ФОКСБЕЙН

— Надеюсь, вам приятно будет узнать, мисс Вильдроп, что мой племянник принимал участие в карательных мерах...

— Карательных?

Старик принял торжественный вид.

— Довольно нас терзали эти таинственные исчезновения. Уже давно я... и мой племянник также... думали о том, что этих мерзких ваганов следует примерно наказать. Помнится, в Ирионе, в дни моей юности...

— В Ирионе? — Ката сдвинула брови.

Однако старый аристократ продолжал тараторить без остановки:

— Скажу лишь, что сегодня утром не один грязный фургон был объят пламенем. Увы, ни в одном из них не нашли вашей подруги.

— Ваганы? — озадаченно спросила Ката. — Но... не «Серебряные маски», конечно?

Лорд Фоксбейн улыбнулся.

— Вы так невинны, мисс Вильдроп. Речь идет о самых мерзких и самых низких ваганах — о тех, что ютятся в лагере за городской стеной. Какое счастье, что все-таки нас отделяет от них хоть какая-то преграда!

Старик прошел вместе с Катой к окну. Она с любопытством озирала площадь. Лужицы, остававшиеся после дождя, уже высохли, площадь была залита лучами послеполуденного солнца. Ката вдруг с волнением подумала о том, что скоро будет в Агондоне.

34
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru