Пользовательский поиск

Книга Король и Королева Мечей. Содержание - ГЛАВА 1 ОКНО В ВАРБИ

Кол-во голосов: 0

ПРОЛОГ

Написано, что некогда на свете жили пятеро богов, и сила их была запечатлена в пяти кристаллах, составлявших магический круг под названием «Орокон». Вспыхнувшая между богами битва разлучила их, и кристаллы были утеряны. Теперь, когда мир лицом к лицу столкнулся с жутким злом, юноше Джемэни по прозвищу Бастард предстоит отыскать все кристаллы и соединить их.

В «Танце Арлекина» — Первой Книге «Орокона», рассказывалось о том, как Джем родился калекой, но, найдя первый из магических кристаллов, обрел способность ходить. Растила и воспитывала Джема его злобная тетка Умбекка, и жизнь не сулила ему никаких радостей до тех пор, пока он не влюбился в диковатую девушку Катаэйн. Одаренная мистическими способностями, Ката помогла Джему осознать его предназначение. Узнав о том, какие ему предстоят испытания, Джем узнает и другое: он — вовсе не бастард, а сын Эджарда Алого, истинного короля Эджландии, свергнутого синемундирниками.

И вот, руководимый арлекином, своим таинственным опекуном, Джем должен покинуть мир своего детства. Деревня, в которой он родился и вырос, превратилась в лагерь синемундирников, а Умбекка, выйдя замуж за военного губернатора Вильдропа, обрела новые возможности для осуществления своих злобных замыслов. Отец Каты, мать Джема и его любимый дядя Тор трагически погибли из-за происков Умбекки. Между тем сын Вильдропа, злодей Полти, бросает в лапы Умбекки и Кату. Лишившись памяти, Ката из дикарки и замарашки превращается в утонченную леди. Ката ничего не помнит ни о своих магических способностях, ни о Джеме.

К тому времени, как начинаются новые приключения Джема, он спасается бегством от произвола синемундирников. Переодевшись бродягой-ваганом, он отправляется в город Агондон. Там, в доме некоего лорда Эмпстера, должен начаться новый этап его испытаний.

Однако старые враги Джема гораздо ближе, чем ему кажется.

И Ката — тоже.

Часть первая

ВАРБИ ЖДУТ

ГЛАВА 1

ОКНО В ВАРБИ

Милейшая кузина — или вернее было бы написать «моя некогда милейшая кузина»? Вы предательница, мисс Джелика Венс — а вернее, в самом скором будущем, ее королевское высочество! Неужто от служанки моей тетки я должна была узнать о том, что моя лучшая, моя самая любимая подруга покорила сердце одного из самых завидных женихов во всех девяти провинциях? О коварная лгунья! Когда мы расставались у ворот пансиона госпожи Квик, вы в слезах клялись мне, что мы расстаемся лишь телом, но не духом. Вы говорили о том, что конверт за конвертом будет вылетать из рощ Оранди, вы говорили о том, что представляете, как за вами вслед, к душистым аллеям юга, словно призрак, упорхнет и ваша возлюбленная кошечка. Вы говорили о том, что отчетливо представляете себе, как будет шуршать подол ее юбки, задевая пол в прохладных коридорах низеньких белых домиков, и о том, как ваша любимая кошечка будет кружиться в вальсах на балах в сезон сбора урожая — кружиться рядом с подружкой Джели, танцующей с блистательным кавалером. Помните ли вы все эти слова? Бедненькая, бедненькая кошечка! Откуда ей было знать о том, что ее подружка Джели будет приглашена на танец — и не только на танец! — не кем-нибудь, а принцем-электом Урган-Органдии и что из ее легкомысленной головки, словно ветром, выдует все воспоминания о лучшей, любимой подруге? И стоит ли винить обманутую и покинутую кошечку за то, что ей хотелось бы припомнить кое-какие строчки мистера Коппергейта:

Северяне-мужчины, говорят, холодны,
А южанок сердца пылом страсти полны.
Жарче солнца сверкают их очи.
Потому-то на юге, увы, без конца
Разбиваются юных красоток сердца
И слезами наполнены ночи.

Подписываюсь, твоя безмерно тоскующая...

Девушка поставила в конце письма замысловатый росчерк и, довольная собой, откинулась на спинку стула.

Однако ее радость быстро исчезла.

Она нахмурилась и перечитала написанное. То ли она написала, что хотела? Рядом на столе лежал томик стихов мистера Коппергейта, открытый на том самом стихотворении, которое она процитировала. Ей пришлось долго листать сборник, чтобы найти пришедшее на ум стихотворение, и она очень гордилась тем, что сумела его разыскать.

Но нет, что-то не так.

Она скомкала письмо и швырнула в камин.

Потом встала и принялась расхаживать по ковру туда-сюда. Наряженная в кружевное платьице, фасоном годящееся для маленькой девочки, она была заперта в своей комнате на время послеобеденного сна. Каждый день повторялось одно и то же: как только заканчивался обед, ее тетка нетерпеливым звоном колокольчика вызывала служанку и требовала, чтобы ее племянницу препроводили наверх. «Но я уже не маленькая!» — восставала против этой несправедливости девушка. «Вы — несовершеннолетняя», — отвечала ей служанка и больше не говорила ничего.

Звали девушку мисс Катаэйн Вильдроп. Она была стройна и гибка, белокожа. Черные волосы пышными волнами ниспадали на плечи. Глаза у нее были темно-зеленые, как у кошки, а губы, которые она никогда не подкрашивала, — цвета лепестков алых роз.

Она не была красавицей. Скорее она была необычна, импозантна. Что-то было грубоватое в ее чертах, что-то непокоренное, приковывавшее людские взгляды. Ее кузину Джели, обладательницу соломенно-желтых кудряшек и небесно-голубых глаз, мужчины сочли бы хорошенькой. Но Ката вовсе не завидовала миловидности своей кузины. Она предвидела, что настанет день, когда важнее станет нечто другое, а не красота, — но вот что именно, в этом она была не очень уверена.

Часто Кату посещали очень, очень странные мысли.

Она вернулась к окну. Небо по-прежнему было затянуто пеленой дождя. Отодвинув тяжелую штору и приоткрыв створку, Ката выглянула в окно. За окном был насквозь промокший мир. Ката с восторгом вдохнула сырой, свежий воздух.

Ее окно выходило на площадь Владычицы, главное место встреч в роскошном курортном городке. Под дождем площадь превратилась в море зонтов — синих, красных, зеленых, желтых и лиловых. Это многоцветное море плескалось перед строгим фасадом варбийского аббатства. Несмотря на то, что теплый сезон подошел к концу, и вдобавок шел дождь, весь высший свет не отказался от дневной прогулки. Промокшие ткани казались еще ярче. Присмотревшись повнимательнее, Ката замечала под зонтами то тонкую шаль с узорчатой золотистой каймой из рэкских кружев, то кокетливую шляпку из многослойного серебристого газа, то солдатский мундир королевского, синего цвета. За пышными юбками какой-то гранд-дамы семенила маленькая собачонка в ошейнике, украшенном бриллиантами. Тут и там мелькали слуги и лакеи в черно-белых, до нитки промокших одеждах.

Кате вдруг захотелось пробежаться под дождем, затеряться в этой торжественной, напыщенной толпе.

Она увидела свою тетку.

Ошибиться было невозможно. Умбекка Вильдроп стояла в арке под Предсказывающими Часами и, склонив голову, о чем-то оживленно беседовала с принцем Чейна. Маленькие глазки толстухи весело сверкали и стреляли по сторонам, она то и дело всплескивала руками и вскрикивала в ответ на какие-то фразы своего собеседника — весьма интересного мужчины.

Кате сразу стало ужасно обидно. После обеда тетка всегда уходила гулять одна, а ее никогда не брала с собой. На прогулках Умбекка встречалась с интересными высокопоставленными людьми. Сколько раз Ката умоляла тетку взять ее с собой, умоляла позволить ей хоть немножечко свободы, но та была неумолима.

О какой свободе тут можно говорить!

«Как сможет девушка выйти замуж за достойного человека, если она будет шляться по улицам и знакомиться с мужчинами? И не забывай об опасностях, дитя мое!» — вот так говорила Умбекка Кате.

2
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru