Пользовательский поиск

Книга Корабли Дуросторума. Содержание - Глава 11

Кол-во голосов: 0

— Туда! — крикнула девушка. Это было первое слово, которое услышал от нее Уилки. Ее голос звенел страхом. Они побежали за ней, осыпаемые камнями.

Они неслись во всю мочь, задыхаясь, легкие горели, пот заливал глаза. Наконец, девушка упала, золотистые волосы окутали ее, точно саваном.

Уилки упал рядом с ней на колени и осторожно очистил от волос ее лицо. С бьющимся сердцем он увидел...

— Она спасла нас! — прорычал сзади Чернок. — Эти проклятущие пасти вдоль всего склона, где мы шли. Они глотают людей, как мух.

Вниз по склону сыпались беспорядочно хлещущие щупальцами твари, убегая от алчущих пастей и собираясь вновь собрать своих пленников.

— Врата! — сказал Чернок. Его смуглое лицо было решительным и сосредоточенным. — Джангли! Поблизости есть какие-нибудь Врата?

— Тихо! Я попытаюсь... — Джангли застыл и начал поворачиваться, как флюгер. Понимая важность происходящего, Уилки затаил дыхание.

— Примерно в сотне ярдов... вон там. — Джангли указал направление.

Уилки поднял девушку, по-прежнему привязанную шелковой веревкой к Мобрилу, и побежал вместе со всеми.

— Быстрее! — подгонял их Мобрил, не выказывавший никаких признаков усталости. — Быстрее!

Конечно, беспорядочно думал на бегу Уилки, Мобрил мог знать о Вратах в другие измерения, поскольку сказал, что прибыл из другого мира. Но девушка? Она же ничего не понимает...

— Здесь! — рявкнул Джангли.

Он приготовился выполнить задачу, которой был обучен, и приказал им встать в круг. Они тесно прижались друг к другу, обхватили друг друга руками. Уилки почувствовал под рукой теплое тело девушки и стал падать, падать...

— Куда мы попадем? — крикнул Чернок.

— Неважно, куда — лишь бы отсюда! — успел ответить ему Уилки. ни пролетели через крону дерева, беспомощно ударяясь о ветви, оросившие их каскадами воды, пробивая собой громадные папоротники.

Уилки почувствовал болезненный толчок, тело девушки подпрыгнуло у него в руках. Падение остановилось. Уилки взглянул вверх. Советник Мобрил висел на папоротнике, схватившись за него своими длинными руками, глядя вниз на них.

Раздался треск, и они снова полетели вниз.

— Я пытался! — отчаянно крикнул Мобрил. — Веревка порвалась... — Он исчез в гуще папоротников. Уилки закричал, когда листья папоротника стегнули его летящее тело, как плетью. Сверху на них струями лилась вода. Несмотря на отчаянное положение, Уилки старался поймать ее пересохшими губами.

— Врата... — крикнул Джангли, по-прежнему привязанный к Черноку и девушке, — часто бывают... рядом... но мы падаем.. слишком быстро... — Он завопил, когда папоротник стегнул его по широкой груди.

— Перенеси нас отсюда, Джангли!..

Девушка глядела широко открытыми зеленоватыми глазами прямо в лицо Уилки. Он стискивал ее тело, крепко прижимая к себе. Он улыбнулся. Она хотела улыбнуться в ответ, но лицо ее перекосила гримаса боли, когда очередной лист папоротника хлестнул их сплетенные тела.

Удар, когда они приземлились, заставил Уилки задохнуться. Он лежал в траве и думал, что все кости в его теле перебиты и переломаны.

После долгого молчания, пока он глядел на синее небо и яркое приветливое солнце, слушая пение птиц где-то в вышине, Джангли просопел:

— Я думаю... я действительно думаю, мы в Дуросторуме.

Глава 11

— Значит, вы никогда не подстригаете волосы, Шарон?

Уилки снял ленту транслятора с золотистых волос девушки, удобно лежащей на койке, и надел на себя. Девушка подождала, пока он приготовится слушать.

— Нет, Дж. Т., никогда, — сказала она, томительно протягивая слова его имени, как «Зщиити», так что привычное «Дж.» внезапно показалось Уилки слишком твердым и грубым. — Нет... Я только подравниваю концы, чтобы они не слишком завивались. Таков наш обычай в моем измерении Лионе. Вокруг раздавались звуки обычной жизни одного из кораблей Дуросторума, потрескивание дерева и плеск воды, ассоциирующейся с обычным земным судном. Подобранные кораблем, благодаря знаниям языка и туземных обычаев Черноком, они летели теперь в Холд Дуросторума, где смогут подумать, что делать дальше. Единственное, что хотел делать Дж. Т., это все лучше и лучше узнавать девушку с золотистыми волосам, жизнь которой изменилась таким страшным образом.

Они беседовали, передавая друг другу ленту переводчика, а позже сумели достать такую же для Шарон.

— У нас в Лионе известно множество измерений, но всегда остается еще больше для изучения. Мы очень заботимся о жизни ученых, хотя, возможно, немного отстали с физикой и электроникой. Мы торгуем со многими измерениями, и я была частью передового отряда, изучающего новую группу миров... — После того, как Уилки прервал ее вопросом, Шарон, улыбаясь, продолжала:

— Измерения, видимо, имеют тенденцию группироваться, ну, как виноградины в вине. Мы знаем очень много миров из нашей собственной группы, однако, все, что вы упоминали, совершенно новые для меня. Старая идея использовать страницы книги в качестве иллюстрации Теории Измерений становится неактуальной. Мы нашли множество человеческих существ — людей, как я и вы, Дж. Т., — разбросанных по всем мирам. Но есть и... другие.

— Да, — с содроганием кивнул Уилки. — Теперь это можно сказать наверняка.

— Мой отряд попал в засаду этих... этих Тоб'клайков... этих ужасных существ.

Уилки положил руку ей на плечо. Ее запястья были в бандаже и ноги тоже — и, к его сильному удивлению, тоже было и с Уилки. Городские жители не привыкли бродить босиком по камням.

— Их торговля так же ужасна, как они сами. Никто не может вынести их внешнего вида, хотя мы в Лионе привыкли ко всяким. Но Тоб'клайки... Ну, я полагаю, единственный способ описать их — сказать, что они Работорговцы измерений.

— Очаровательно, — сказал Дж. Т. Уилки, чувствуя себя совершенно счастливым в ее присутствии. Теперь все Тоб'клайки измерений не разъединили бы его с этой девушкой.

— Мы уверены, что за этими Работорговцами должны стоять другие, более разумные, инструктирующие и управляющие ими. — Она натянула простыню на плечи. Несмотря на вентиляцию, в маленькой каюте было тепло. — Но сейчас важны не они. Что... как мы вернемся домой?

— С помощью Джангли.

Она взяла его забинтованную руку.

— Да. Он хороший. У нас есть собственные хорошо развитые Проводники. Я... Боюсь, что я имею лишь скрытые способности. И таких у нас много.

— Я должен выполнить кое-какую работу для моей Графини, — с неожиданной твердостью сказал Уилки. — После этого я думаю вернуться назад. Но вы... Вас наверняка будут искать? Она покачала головой, сомнения затуманили ее лицо. От ее отчаяния у Уилки больно сжалось в груди. Черт побери, никогда прежде он не чувствовал такое к девушкам! В дверь просунулась голова Чернока.

— Как себя чувствуете?

— Неплохо... Скажите, Чернок, не можете ли вы поторопить своих парней достать ленту переводчика для Шарон? Страшно неудобно беседовать, постоянно передавая ее друг другу.

— Я установлю двусторонний переводчик, как только будет возможно. — Чернок выглядел совершенно иным человеком, даже уши его стали другими, когда Уилки заметил, что исчезли наконечники на них.

— Да, — кивнул Чернок, заметив его взгляд. — Захватчики Графини были рекрутированы из бригады наконечникоухих. Мы совершено нормальные, просто позже решили носить их как часть формы. Что весьма неудобно.

— Я бы хотел поговорить, — сказал Уилки, думая о доме.

— Достаточно ли хорошо чувствует себя Шарон, чтобы выйти на палубу?

Одетая в белую кофточку и синюю юбку, обутая в бесформенные войлочные тапки, девушка поднялась по трапу. Чернок, Джангли и Уилки в тесной, взятой взаймы одежде, стояли рядом с ней у перил.

Над ними было лишь белое небо, начинающее голубеть в отдалении. Под ними расстилались зеленые поля с растущими злаками. Работающие там люди глядели вверх и махали руками. Дуросторум явно был прекрасным миром.

16
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru