Пользовательский поиск

Книга Корабли Дуросторума. Содержание - Глава 10

Кол-во голосов: 0

После первой короткой схватки все члены сафари были опутаны сетями по мере того, как они переходили в это измерение.

— О, нет! — закричал Уилки.

Появился Отторино, на которого тут же накинули сеть.

— Графиня! — обезумевши, завопил Уилки. — Графиня должна пройти следующей!

Глава 10

— Графиня! — Уилки бешено забился, пытаясь освободить руку и вытащить свой пистолет. — Эти твари сейчас поймают и ее!

На земле вокруг него извивались щупальца, вызывая у него тошноту. Шкуры существ лоснились от выделявшейся слизи.

— Ее надо остановить! — вопил Уилки.

— Джангли! — рявкнул Чернок. — Чего ты застыл! Отправляй назад Отторино!

Отторино, сразу же завернутый в сеть в ом месте, где были Врата, исчез.

— Слава Богу! — выдохнул Уилки.

Он содрогнулся при мысли, что белое тело Графини будет схвачено извивающимися щупальцами этих гнусных тварей. Дубина обрушилась с удивительной точностью, лишив Чернока сознания. Уилки забился. Если бы он смог дотянуться до пистолета... Удар по голове он почувствовал словно издалека. Последнее, что он увидел в этом ужасном измерении, были извивающиеся щупальца, скользящие по земле возле его лица, потом и они исчезли в сером тумане беспамятства. В отличие от осьминогов, конечности этих тварей были специализированы... Они несли на себе органы чувств, как морские актинии Plumose Anemones... Они передвигались на сокращавшихся, как змеи, щупальцах... Медленно, из кошмара и ужаса, к Уилки вернулось сознание.

Каменистую почву покрывал тонкий слой сухих водорослей. Целая толпа стонущих захватчиков толчками и рывками волокла по земле завернутых в сети пленников. Наконец, остатки членов сафари были подняты на плечо горы, за которой открывалась широкая долина. Вся панорама покрытых зелеными водорослями скал и каменистых осыпей, без единой струйки дыма, без домов и мостов, ничего не говорила пленникам об образе жизни этих тварей.

Тут же на горе непрерывно извивающиеся щупальца тварей задвигались еще быстрее. Они осторожно распутали сети и, освободив пленников от оружия, сорвали с них также всю одежду, оставив лишь ленты переводчиков, возможно, потому что не заметили их в волосах. Уилки глубоко вздохнул, почувствовав, как его пробирает холодный ветер. Он задрожал и покрылся гусиной кожей. Никакой страх, который он испытывал с тех пор, как покинул с Полаком шахту в Канаде, не шел в сравнение с нынешним. Уилки знал, что боится, смертельно боится. Связанных вместе полосами шелковой сети, пленников погнали вниз по склону горы. Чернок, звякающая цепочка которого усиливала интерес их пленителей, волей-неволей вел Джангли, а Уилки шел за Джангли, ха ним же следовал отвратительный хонши. Выживший, в отличие от своих товарищей, хотя отбивался не хуже их, он шел теперь вниз по склону, задыхаясь, сопя и ежась.

— Где мы, Джангли? — прошептал Чернок.

— Мы выбрали неправильные Врата из мира поливоды, — ответил Джангли. — Я не понимаю, как Соломон...

— Не думай об этом, — посоветовал Чернок.

— Он лучший Проводник, которого я знал во всех измерениях. — озадаченно промолвил Джангли.

Долина становилась все ближе, они уже шли по расширяющейся тропинке, когда Уилки увидел впереди ждущих чудовищ и кучку их пленников. Странные существа сидели или лежали кучами под сетями. Уилки разглядел тварей, каких не мог бы даже описать. Он также увидел человеческих существ, каких уже невозможно забыть. Все пленники, если судить по нагим человеческим существам, были раздеты. Это явно делалось ради предосторожности, ибо имея дело с различными формами жизни. трудно определить, где у них может быть оружие... Две партии захватчиков и пленником соединились и зашагали бок о бок. Напротив Уилки шел маленький красно-коричневый человек с очень длинными руками. Этими руками он обернул голову, так что Уилки некоторое время думал, что это орангутанг, пока не разглядел явно человеческий череп, который — несмотря на лицо, как у мопса, с отвислыми щеками, морщинистыми губами, носом-пуговкой и большими блестящими глазами — ясно указывал, что коротышка в четыре фута высотой был человеком.

Маленькое существо ковыляло на коротких ногах.

— Держись, дружище, — с симпатией сказал ему Уилки.

Большие глаза немигающе уставились на него.

— Я не понял ваших слов, но вы в том же положении, что и я. Нас съедят. Это очень смешно.

Уилки было подумал, что его переводчик ошибся. Он педантично переводил все и промахнулся в конце. Смешно? Ну, черт побери, да, подумал Уилки, быть съеденным чудовищами с извивающимися щупальцами... Очень забавно! Уилки усмехнулся и энергично покачал головой, затем мотнул ей в сторону и указал глазами.

— Бежать? Мне бы хотелось попробовать, но эти чудовища бдительно следят за нами. Меня зовут Советник Мобрил, я пришел из мира под названием Миркинус — мира прекрасных деревьев и свободно извивающихся улиц между ветвями.

— Дж. Т. Уилки, — подумав, представился Уилки.

Перед Советником Мобрилом шла белокожая девушка с золотистыми волосами, закутавшими ее до колен. Уилки не видел ее лица, он видел лишь великолепные пышные золотистые волосы, белые руки с впившимися в запястья ремнями, длинные стройные ноги с окровавленными сбитыми ступнями. Впереди нее и позади Мобрила шли существа, которых, суда по внешности, Уилки не смог бы причислить ни к одному виду. Уилки подумал, что девушка — если она человек — должна быть очень красивой. Но у нее могло быть более жуткое лицо, чем у страшного Сликиттера. Поход продолжался.

Прошло много — очень много — времени, пока не село солнце.

Всю ночь им не давали ни есть, ни пить, ни освободили от пут. Уилки трудился над ними, но шелковые веревки было невозможно разорвать.

Ночью стало еще холоднее и неприятнее. Пленники сгрудились вместе, чтобы сохранить тепло, и погрузились в беспокойный сон. Наутро их грубо подняли, чтобы продолжать жестокий поход.

И снова, поскольку они были связаны в ом же порядке, Уилки шел рядом с Мобрилом.

Люди начали падать от усталости. Ударами дубинок их возвращали в шеренгу. Тех, кто отказывался подниматься, отделяли от остальных, и Уилки не видел, что с ними происходило. И был рад, что не видел.

— Вы, кажется, понимаете, что я говорю, — сказал Мобрил, когда они шли по долине — точной копии той, что пересекли вчера. — Боюсь, мы не долго сможем так идти. Девушка впереди меня явно не дойдет до конца пути. Девушка, которая, естественно, привлекала внимание Дж. Т., шла вроде бы не плохо, но ее окровавленные ноги говорили сами за себя.

— Да, коротко ответил он.

Как бы в ответ на слова Мобрила и его предложение о бегстве, впереди возник беспорядок. Уилки остановился. В воздухе разнеслись дикие крики. Веревки натянулись и люди попадали.

Вдоль тропинки открылись рты.

Объятый ужасом, не веря своим глазам, Уилки увидел, как сбоку от него в скале открылся рот, широкая пасть, подобно открывшейся раковине моллюска, похожая на конский каштан с торчащими вперед иглами, покачавшись из стороны в сторону, она жадно заглотила напоминающего краба существа. Его панцирь громко хрустнул, когда пасть закрылась. Чернок вскочил на ноги, пинками швыряя камни в пасть рядом с ним. Ошеломленный, Уилки почувствовал, что веревка на его запястьях ослабла. Обернувшись, он увидел, что недавно вызывающий у него отвращение хонши исчез в закрывающейся пасти, лишь успев прошипеть: «Хошоо!..» Вдоль всей тропинки извивались щупальца, поднимались в неэффективных ударах дубинки, когда рты открывались и закрывались. Какие-то чудовища, живущие в скалах и высовывающие наружу лишь голодные рты, теперь жадно насыщались. Уилки не знал, было ли это одно чудовище с сотнями ртов или сотни чудовищ, но это его не интересовало. Он рванулся и побежал прочь, как безумный маньяк. Веревка, привязывающая его к Джангли, натянулась, и Джангли с Черноком беспорядочно покатились за ним по склону в граде осыпающихся камней. Мобрил и девушка, крича, последовали за ними. Другие люди рвались на свободу. Вперемешку с обладателями щупалец их ловили и проглатывали чудовищные пасти, в панике они катились вниз, пытались вскарабкаться вверх по склонам.

15
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru