Пользовательский поиск

Книга Корабли Дуросторума. Содержание - Глава 7

Кол-во голосов: 0

Глава 7

Полак был оскальпирован.

Дж. Т. Уилки почти ничего не помнил о событиях, происшедших после своего ужасного открытия в залитой кровью аллее. У него мелькали смутные воспоминания, как он бежит в темноте и палит из автоматической винтовки в далеких прыгающих дьяволов. Толстые пальцы Отторино сомкнулись на его руке, слова толстяка не доходили до сознания Уилки, потом его потащили прочь от этого ужаса...

На рассвете следующего дня, когда город успокоился и рабочие вышли на утреннюю смену, Отторино привел Уилки в тот же ресторан со сверкающими стеклами верандами усадил его за столик и заказал крепкий черный кофе.

— Оскальпировали, — повторял потрясенный Уилки. — Полак... мертв и...

— Я же говорил вам, что рабочие — подонки, Дж. Т. И мы знаем, что прошлой ночью разожгли бунт именно дружки Маклина. Он потерпел неудачу, но мы не поймали никого из зачинщиков. — Жирное свинообразное лицо Отторино блестело от пота.

— А нам нужна информация.

— Я могу понять их ненависть к Валкини. Но я всего лишь инженер. Полак... был инженером. Он не желал им ничего плохого. Мы собирались помочь им!

— Все это понятно, Дж. Т. Махинации Дэвида Маклина, его соратника Алека Макдональда и других — именно они по-настоящему виновны в убийстве вашего друга Полака.

— Но эти подонки оскальпировали его! Теперь я понял, что это за клочки волос носят на шлемах хонши. Скальпы — на моем языке это называется скальпами!

— И девушку тоже, — добавил Отторино. — Она была из них, однако, хотела присоединиться к нам, но ее убили и тоже оскальпировали.

— В моем мире, — сказал Уилки, чувствуя, что его все еще наполняет ужас, — брили головы девушкам коллаборационисткам. Это похоже на ваши обычаи. О Боже! Скальпирование!

— Пейте кофе.

Уилки отпил несколько глотков, чувствуя, что туда добавлена изрядная порция бренди. Горечь и желание отомстить разлились по нему, смывая остатки ужаса.

— Я заставлю их работать! — сказал он, стискивая руками чашку. Кожа натянулась на его скулах. — Я заставлю их работать! Они станут добывать гораздо больше алмазов для Графини, чем раньше!

— Да, Дж. Т.

— И если они сделают шаг за черту, только шаг, я натравлю на них хонши. Я ничего не забуду! Подошедший Чернок махнул рукой, чтобы принесли кофе.

Его смуглое лицо выглядело измученным.

— Мне тоже предстоит потрудиться, — сказал он. — Мы кое-что обнаружили. Банда Даргана пересекает море травы от Большой Зелени. Они...

— Они! — воскликнул Отторино, когда девушка принесла Черноку кофе. — Я помню их!

— Они идут издалека? — задумчиво спросил Уилки.

— В вашем измерении, Дж. Т., Большая Зелень находится где-то около Рима — Рима в Италии, — пояснил Отторино.

— Их ведет охотник, — продолжал Чернок, — которого зовут Тодор Далрей из Даргая. Очень опасный человек. Конечно, теперь он работает на Дэвида Маклина.

— Я не пощажу никого из них, — воскликнул Уилки с гневом и страданием.

Звенящий призыв труб привлек всеобщее внимание. Заскрипели стулья. Толпа мужчин и женщин Валкини устремилась к дверям. Отторино засмеялся.

— Графиня начинает свой утренний прием. Это для тех, кто не так близок к ней, как я... вернее, мы, я хотел сказать, Дж. Т. Чернок направился к дверям, явно ожидая, что остальные последуют за ним. Отторино поднялся, и Уилки быстро допил свой кофе. Отторино наклонился к нему.

— Прием будет особенно важным нынче утром. Своим присутствием Графиня восстановит уверенность в людях. Уилки уже начал вставать, когда его глаза упали на девушку-официантку, которая приносила им кофе. Она явно предполагала, что все в нижнем этаже ресторана столпятся в дверях. На ней была обычная серая туника, но гораздо более прозрачная, чем он видел до сих пор, а за ухом был приколот алый цветок. Она бормотала быстро, яростно и испуганно, глядя не в ресторан, где увидела бы смотрящего на нее Уилки, а на большую деревянную стойку для официантов у стены.

— Ну вот, — пробормотала она, — сука опять начала свой трюк с уличной прогулкой. Отторино мгновенно отреагировал.

Он выпрямился и надменно двинулся к ней с окаменевшим от ненависти лицом.

Он схватил девушку за плечи, развернул к себе и ударил по лицу. Уилки увидел блестящие каштановые волосы, грубоватое крестьянское личико с дерзко вздернутым носиком и светло-карие глаза, теперь потемневшие от потрясения и ужаса. С лица девушки схлынула кровь, она беспомощно уставилась на Отторино.

— Ну, моя девочка, давай-ка объяснись, и побыстрее! — прошипел толстяк.

Уилки шагнул следом за Отторино за стойку. Хаотическая смесь эмоций обуревала его. Он знал, что должен испытывать к девушке жалость, однако, не чувствовал ничего, кроме ненависти к ей подобным.

— Значит, ты из этих недовольных подонков! — угрожающе проорал Отторино. — Ну ничего, скоро мы выжмем из тебя все!.. Внезапно он замолчал.

Бесшумно открылась задняя дверь и из нее вышел молодой человек. Острый нос, тонкие черты лица и сжатые губы не внушили Уилки отвращение, как он мог ожидать, возможно, из-за юношеского пушка на щеках и по-детски широко открытых глаз.

— Настало время, Тони, — сказала девушка. — Это здесь, внизу. Я уверена, Тони!

В руке молодого человека блеснул пистолет, который он направил на Отторино. Пистолет дрожал.

— Закрой пасть, мерзавец! — грубо сказал Тони. — Иначе я прострелю тебе брюхо! Двигай-ка сюда — быстро, быстро! За дверью было заднее помещение с ведущей вниз лестницей. Тони указал на нее.

— Лезь туда, паразит! — сказала девушка. — Теперь тебя придется, скорее всего, убить! И ты тоже, — добавила она Уилки.

Отторино и Уилки не оставалось больше ничего, как спуститься по лестнице. Пистолет, стиснутый в нервном кулаке Тони, все время был направлен на них.

В подвале были обычные ящики и бутылки. В стене темнел проход.

— Туда, живо! — рявкнул Тони. Толчок пистолетом подтвердил команду. — Где фонарик, Вэл?

Девушка включила фонарик и осветила проход. Для человека под прицелом пистолета Отторино, как показалось Уилки, вел себя слишком спокойно. Он взглянул на Тони.

— Мне нужно поговорить с вами, — сказал он.

— Заткнись! — возбужденно огрызнулся Тони. — Мы знаем подобных тебе, Валкини. Паразиты! Лезь туда, иначе я пристрелю тебя на месте и... — Он замолчал.

Отторино взглянул на Уилки и сунул голову в туннель, говоря:

— Еще один бунт. Как это надоело. Они непременно будут пойманы и наказаны.

— На этот раз нет! — торжествующе сказала девушка Вэл.

Они шли туннелем с земляными стенами.

— Старый туннель, прорытый в те времена, когда шахты здесь были близко к поверхности, как я говорил вам, Дж. Т..

— Отторино по-прежнему сохранял спокойствие, а Уилки покрылся потом. — Эти несчастные мерзавцы ничему не учатся.

— Закрой свою пасть, Валкини, или я пристрелю тебя! — заорал Тони.

Уилки начал думать, насколько реальна угроза от маленького пистолета. Руки Тони тряслись. Уилки предположил, что Тони не будет стрелять, потому что они находятся слишком близко от ресторана и выстрелы могут привлечь внимание снаружи. Отторино не делал попытки расстегнуть свою кобуру. Они шли дальше по опасному туннелю.

— Еще далеко, Вэл? — спросил Тони.

— У меня заняло много времени, чтобы найти их. Теперь же... — К девушке снова вернулась полная страха манера держаться, как и наверху, когда она впервые привлекла внимание Уилки. Она выглядела неуверенной, испуганной, маленькой и очень одинокой. Она закрыла глаза. Уилки почувствовал, что от нее исходит какая-то сильная эманация. Потом она открыла глаза. — Вперед. Ты передал послание Галту, Тони? Он будет ждать? Тех, кто прибудет вскоре после нас? Отторино покрылся потом.

— Что это? Проводник? Здесь?

Теперь Уилки ясно увидел страх Валкини. Его спокойствие испарилось, Отторино снова начал потеть.

— Я понял... Это сбежавшая девушка-Проводник! Что скажет Графиня...

10
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru