Пользовательский поиск

Книга Конноры и Хранители. Страница 49

Кол-во голосов: 0

Стэн выбрался из постели и прошёл в ванную. Свет там горел — наверное, Марика специально оставила его включённым. Кроме лохани и унитаза, в ванной была ещё белая раковина, догадаться о назначении которой было совсем нетрудно. Стэн наугад повернул ручку с синим колпачком, и из блестящей трубки в раковину полилась холодная вода. Он умылся, перекрыл воду, а затем проверил в работе унитаз. Удовлетворённый первым опытом, Стэн вернулся в спальню и принялся не спеша одеваться. Зажигать белый шар под потолком он не рискнул. Да и не знал, как это делается.

Надев штаны и шёлковую рубашку, Стэн натянул носки и обул сапожки, предварительно убедившись, что подошвы чистые и не запачкают пушистого ковра, которым был устлан пол. Поскольку в комнате было тепло, он пока не стал одевать камзол, мантию и берет.

Стэн посмотрел на себя в зеркало, после недолгих раздумий взял со столика одну из щёток и причесал свои непокорные волосы. Потом подошёл к окну и, слегка отклонив штору, выглянул наружу. Он сам не знал, что рассчитывал там увидеть, — но уж точно что-нибудь необычайное. А между тем, его взору открылась самая что ни на есть заурядная картина: сплошь затянутое облаками вечернее небо, маленький пруд, с трёх сторон окружённый лишёнными листвы деревьями, земля была покрыта снегом, который в тусклом сумеречном свете уходящего дня казался грязно-серым, а вдали, почти у самого горизонта, по дороге двигалась повозка без лошадей. Впрочем, последнему он нисколько не удивился — Марика рассказывала ему о самоходных экипажах. Больше всего Стэна поразило, что здесь была зима, тогда как в его родном мире в самом разгаре было лето.

Услышав позади тихий шелест отворяемой двери, Стэн отпустил штору и резко обернулся. В тот же момент белый шар под потолком вспыхнул, и комнату залил яркий свет.

Стэн на секунду зажмурился, а когда вновь распахнул глаза, то увидел на пороге стройную черноволосую девушку. Она закрыла за собой дверь и приветливо улыбнулась.

— Добрый вечер, газда Стэнислав, — произнесла девушка почти без акцента, с великолепным южногаальским выговором. — Когда я услышала в спальне шум, то поняла, что вы уже проснулись.

— Здравствуйте, барышня, — ответил Стэн, испытывая лёгкое замешательство. — Если не ошибаюсь, вы — Алиса?

— Не ошибаетесь. — Девушка снова улыбнулась.

Немного осмелев, Стэн внимательнее присмотрелся к кузине Марики. Хотя Алису нельзя было назвать красавицей, она была очень милой и привлекательной, а необычный наряд — облегающие брюки и тонкая кофточка без рукавов — лишь усиливал производимый эффект, подчёркивая соблазнительные линии изящной фигуры. Правда, на взгляд Стэна, у Алисы были слишком маленькие груди и узковатые бёдра, но это ни в коей мере не портило общего впечатления. Ему было приятно смотреть на неё, и даже вызывающая одежда не сильно его смущала. Он уже знал, что здешние представления о пристойности несколько отличаются от бытующих в Западном Крае; а свои облегающие брюки Алиса носила с такой непринуждённостью, что было сразу ясно: в её понимании она одета вполне прилично… Но если бы Стэн увидел в таких брюках Марику, то разозлился бы будь здоров!

— Ваша сестра как раз собиралась вас будить, — сказала Алиса, усаживаясь в кресло.

— Где она? — спросил Стэн.

— Только что пошла за ужином… То есть, для вас это будет завтрак. Хотела подать его вам в постель, но уже опоздала.

Стэн отошёл от окна и присел на мягкий табурет возле столика с зеркалом. Алиса с явным интересом следила за каждым его движением, её большие чёрные глаза лучились озорством, а на губах играла улыбка.

«Она прелестно улыбается, — подумал Стэн. — И глаза у неё красивые. И вообще…»

По словам Марики, меньше чем через полгода Алисе должно исполниться двадцать четыре. Однако казалась она гораздо моложе; ей можно было дать лет восемнадцать, самое большее, двадцать. И совсем не потому, что у неё были узкие бёдра и маленькая грудь, — просто она выглядела очень свежо и почти по-детски невинно. А что до груди и бёдер, то в конечном итоге Стэн пришёл к выводу, что они у Алисы в самый раз.

«И вообще, — решил он, немного поразмыслив, — она красавица».

— Вы, случайно, не знаете, — осторожно произнёс Стэн, — я не опаздываю?

— На Совет? Нет, не беспокойтесь. Когда Марика уходила за ужином, то сказала, что впереди ещё целый час.

— Ага… Так, значит, вы знаете о Совете?

— Конечно, знаю. У Марики нет от меня секретов. Я знаю, что вы должны стать императором, и… — Алиса замялась. — Я представляла вас совсем другим.

— Каким же?

— Ну… Этаким надменным и высокомерным… В общем, как и подобает владетельному князю.

Стэн тепло улыбнулся ей.

— Когда это нужно, я становлюсь надменным и высокомерным, — сказал он и сам удивился мягкости, даже нежности своего тона. — Положение обязывает. Но ведь я не должен быть таким всегда и со всеми. Сейчас я у вас в гостях, вы лучшая подруга Марики, её кузина, а следовательно, мы сводные родственники… И не только сводные — ведь дед Коннора МакКоя, тоже Коннор МакКой, был нашим общим предком. К тому же вы леди — по-нашему, княжна.

Алиса рассмеялась:

— Это вам Марика сказала? Она преувеличивает. Применительно ко мне, титул «леди» означает, что я дочь сэра Уильяма Монтгомери. Мой отец не был даже лордом — всего лишь баронетом; это вроде вашего жупана. Да и то в наше время дворянские титулы просто пережиток прошлого. Они почти ничего не значат.

— Однако, если не ошибаюсь, у вас всё же есть король.

— Королева, — уточнила Алиса. — Она царствует, но не правит. У нас конституционная монархия, и правительство избирается всеобщим голосованием.

— Вы хотите сказать, что министров у вас назначает народ?

— В общем, да. Но не напрямую, а через своих депутатов в Палате общин. Парламентское большинство формирует правительство, а королева лишь утверждает его состав.

— Мне трудно это представить, — честно признался Стэн.

Добрых четверть часа они говорили о всякой всячине, пока не явилась Марика с угощением для Стэна. Обнаружив, что брат уже проснулся, она ласково пожурила его:

— Почему сразу не позвал меня? Я бы поторопилась.

Стэн не знал, что ответить. Вначале он действительно собирался мысленно сообщить сестре о своём пробуждении, но потом увлёкся разговором с Алисой и передумал. До начала заседания Совета оставалось ещё много времени, и он безотчётно хотел, чтобы Марика задержалась как можно дольше.

— Мы думали, что ты вот-вот вернёшься, — вмешалась Алиса, каким-то шестым чувством уловив замешательство Стэна. — Ведь ты всего лишь ходила на кухню.

— Я остановилась поболтать с Брайаном, — объяснила Марика. — Он интересовался самочувствием отца. — Она поставила поднос с завтраком на столик возле кровати, и жестом пригласила Стэна пересесть. — Очень жаль, братишка. Я так хотела подать тебе завтрак в постель. Здесь есть такой милый обычай.

Он пристально посмотрел на сестру:

— А тебе кто-то подаёт завтрак в постель?

— Алиса, — как ни в чём не бывало, ответила Марика. — Обычно она встаёт раньше меня. Но иногда случается наоборот, и тогда уже я приношу ей завтрак.

В отличие от Марики, Алиса смутилась и даже слегка покраснела. Это не ускользнуло от внимания Стэна, и он подумал: неужели сестра всё-таки лжёт ему — а от Алисы требует, чтобы она держала рот на замке и покрывала её похождения?…

Как оказалось, Марика заметила и смущение кузины, и сомнение, отразившееся на лице брата. Она слабо улыбнулась и сказала Алисе:

— Боюсь, Стэн неверно истолковал румянец на твоих щёчках. Уж я-то знаю, в каком направлении вертятся его мыслишки… Хотя ладно. Помоги ему разобраться в блюдах, а мне надо переодеться. Ты не против, если я возьму твоё вечернее от Версаче?

Алиса передёрнула плечами:

— По-моему, ты его уже взяла. Зачем тогда спрашивать? Да и разве могу я хоть в чём-нибудь отказать тебе? Бери, конечно.

— Ты просто прелесть! Спасибо… А ты, Стэн, принимайся за еду, пока она не остыла. Алиса поможет тебе. А я скоро вернусь.

49

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru