Пользовательский поиск

Книга Конноры и Хранители. Страница 39

Кол-во голосов: 0

«Что ж, — подумал он. — Скоро мы это проверим. Очень скоро…»

Джейн продолжала изучать карту, а Кейт тем временем осторожно поднял крышку сундука, где хранился всяческий хлам, который Марике, по-видимому, жаль было выбрасывать. С самого дна он извлёк пластиковую бутылку со столовой водой и две банки мясных консервов.

Джейн мигом оторвалась от карты и посмотрела на него с таким изумлением, как будто он на её глазах повторил библейское чудо с пятью хлебами.

— Где ты их взял?

— В сундуке.

— Я видела. Но как они туда попали?

— Аварийный запас, — пояснил Кейт. — Я, конечно, не ожидал такой катастрофы, но предусмотрел возможность поломки Ключа. Это позволило бы мне продержаться два-три дня до очередного визита Марики.

Джейн буквально вырвала из рук брата бутылку, открыла её и сделала несколько жадных глотков. Кейт положил консервы на свободный от карты участок стола, опять наклонился к сундуку и достал оттуда прозрачный полиэтиленовый пакет с раскладным ножом, вилкой, двумя пачками сигарет и зажигалкой.

— Вижу, ты действительно всё предусмотрел, — сказала Джейн и протянула ему бутылку. — Хочешь?

Кейт выпил немного воды, завинтил пробку на бутылке, затем достал из пакета нож и вскрыл одну банку с ветчиной.

— Вот, перекуси.

Джейн не нуждалась в повторном приглашении. Пододвинув стул, она устроилась за столом и принялась за еду. Кейт сел в кресло, закурил сигарету и стал ждать.

Утолив приступ голода, Джейн оторвалась от еды и сказала:

— Кстати, Кейт. Большое спасибо. Ты меня просто спас. Я ведь даже не ужинала.

— Тогда вся банка твоя. Ешь, не стесняйся.

— А как же ты?

— Я не голоден, — ответил он. — А на ужин разделим вторую. До ночи как-нибудь протянем.

— А потом? — спросила Джейн, продолжив есть. — Ты что-то придумал?

— Есть некоторые соображения.

— Какие?

Кейт подался вперёд и стряхнул пепел в чернильницу.

— Значит, так, — заговорил он. — Давай рассуждать логично. Прежде всего, имеет ли смысл прятаться здесь и ждать появления Марики? Я считаю, что нет. Конечно, есть вероятность, что сегодня, завтра или послезавтра она воспользуется порталом брата, чтобы забрать отсюда кое-какие вещи. Но на это полагаться нельзя. Уже четыре месяца Марика живёт в Норвике и все предметы первой необходимости, естественно, держит при себе.

— Но если она вернулась в этот мир, — заметила Джейн, — то ей понадобятся её здешние наряды. И не только ей, но и Алисе.

— Ты права. Однако потребность в одежде может возникнуть не сразу. Имей в виду, что Марика не провинциальная дворянка, а сестра князя, правителя целой провинции, и этот замок далеко не единственное её жилище. Если она вернулась в родной мир, то поселилась в одном из семейных владений. А там, без сомнения, у неё есть свой гардероб. Потребность пополнить его наверняка возникнет — но я не думаю, что это произойдёт в первые же дни.

— Да, действительно, — согласилась Джейн.

— Далее, — продолжал Кейт. — Стэн, брат Марики, сейчас в длительной отлучке. Из последних подслушанных нами разговоров Алисы и сэра Генри следует, что два месяца назад по здешнему времени он отправился завоёвывать императорскую корону. По всей видимости, борьба ещё продолжается. Если же он стал императором, то теперь сидит в столице, Златоваре, а сюда заглядывает лишь изредка. В любом случае, было бы глупо рассчитывать, что он появится здесь в ближайшие пару дней.

— Значит, выхода нет, — мрачно подытожила Джейн. — Мы должны сдаться и уповать на то, что Марика или Стэн вскоре получат о нас известие. Ведь в ближайшем окружении князя-Коннора обязательно должны быть его сородичи. И хоть одного из них он наверняка оставил здесь, чтобы тот держал его в курсе всех дел.

— Совершенно верно. Но, как я уже говорил, сдаться мы всегда успеем. Это плохой выход. До выяснения обстоятельств нас как пить дать бросят в темницу, а тебя ещё… с тобой может произойти и нечто похуже.

Джейн содрогнулась и, мгновенно потеряв аппетит, отодвинула в сторону банку с недоеденной ветчиной.

— Ты предлагаешь выбраться из замка?

Кейт кивнул:

— Думаю, стоит попытаться. Это единственная разумная альтернатива плену и тюремному заключению. Если нас схватят, то что ж — тогда автоматически вступит в действие вариант с темницей. По крайней мере, мы наделаем много шуму, и тем раньше Марика или Стэн услышат о необычных грабителях, проникших в их покои. Для пущей верности я оставлю для Марики записку и положу её на этот стол… Гм, идея. Вторую записку я суну под дверь кабинета Стэна — на случай, если он объявится здесь в ближайшие дни.

— И ты сможешь написать её по-славонски? — с сомнением произнесла Джейн. — Ведь вряд ли он знает английский.

— Я смогу написать: «Срочно! Вопрос жизни и смерти. Ваша сестра Марика поймёт это». А дальше будет текст на английском.

Джейн ненадолго задумалась, потом кивнула:

— Ладно, принимается. Допустим, мы выбрались из замка. Что будет с нами дальше? У нас нет местных денег, наша одежда вызовет подозрения, наша речь сразу выдаст в нас чужаков. Не пройдёт и нескольких часов, как нас схватят и посадят в тюрьму.

— Не обязательно, — возразил Кейт. — Это крупный портовый город, а в любом мало-мальски приличном порту чужестранцы не редкость. В средние века ещё не изобрели виз и паспортов, так что нас будут принимать за тех, кем мы назовёмся, пока не поймают на лжи. Что же касается местной одежды, то здесь её навалом — и мужской, и женской. Вы с Марикой почти одного роста и одинакового телосложения, так что любой из её нарядов придётся тебе впору. А для себя я подыщу что-нибудь среди вещей её брата. Однажды я примерял один из его камзолов — он выше и плотнее меня, но не настолько, чтобы его одежда висела на мне мешком. Главное для нас — к завтрашнему утру попасть в город и, изображая из себя богатых иностранцев, устроиться в хорошей гостинице. А потом мы купим себе всё необходимое.

— И за какие же деньги?

Кейт внимательно посмотрел на сестру:

— Джейн, ты что, сегодня совсем не спала?

— Нет, — ответила она несколько удивлённо. — Я боялась упустить тебя… А к чему ты спрашиваешь?

— Посмотри вокруг. Где мы находимся? В покоях сестры князя. А по соседству — апартаменты её брата.

Джейн вздохнула и закатила глаза.

— В самом деле. От испуга я совсем перестала соображать.

— Скорее, сказалось воспитание. Ты допустила возможность позаимствовать одежду, но подсознательно подавила мысль об откровенном воровстве. Мне тоже неприятно об этом думать, но другого выхода у нас нет. Когда мы выпутаемся из этой истории, то извинимся перед Марикой и её братом и компенсируем нанесённый ущерб.

— Возьмём драгоценности? — взгляд Джейн скользнул к инкрустированной слоновой костью шкатулке, стоявшей на невысоком столике перед зеркалом.

Кейт пожал плечами и невольно усмехнулся. Женщина остаётся женщиной при любых обстоятельствах. Почти всё время, пока они ждали Марику, сестра рылась в шкатулке, перебирая украшения и время от времени ахая от восторга и зависти. А на книжные полки она лишь бросила беглый взгляд и даже не подошла к ним…

— Ничего не поделаешь, — произнёс Кейт. — Придётся взять. Не всё, конечно. Слишком броские и роскошные трогать не будем — все местные ювелиры, без сомнения, знают, кому они принадлежат; отберём украшения поскромнее, которые не несут яркой печати индивидуальности и которые можно выдать за свои.

— Но всё равно мы сильно рискуем, — здраво заметила Джейн. — Явиться в город и начать продавать драгоценности, чтобы заплатить за первый же завтрак и гостиницу… Боюсь, это сразу вызовет подозрения. Даже у иностранца должно быть хоть немного денег — если не в местной валюте, то в своей.

Ничего не ответив, Кейт поднялся с кресла и вышел из кабинета. Через полминуты он вернулся, держа в руке туго набитый мешочек из синего бархата с золотой вышивкой.

— Этот кошелёк лежал в тумбе возле кровати Марики, — сказал он и, развязав шнурок, высыпал на стол перед Джейн несколько серебряных монет. — Видимо, она держала его при себе, чтобы вознаграждать прислугу. На первые пару дней, надеюсь, денег нам хватит; если за это время нам не удастся связаться с Марикой, тогда станем продавать драгоценности. Это уже не вызовет подозрений — в средневековье нашего мира драгоценности были наиболее распространённой формой долгосрочного вложения капитала. Не думаю, что в этом мире дела обстоят иначе.

39

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru