Пользовательский поиск

Книга Конноры и Хранители. Страница 38

Кол-во голосов: 0

— Я уже страдаю от голода и жажды. А ещё хочу в туалет… Кейт, что нам делать?

— Не знаю. — Он встал с кресла и в полной растерянности прошёлся по комнате. — Я думаю… и ничего не могу придумать.

— Потому что у тебя дерьмо вместо мозгов! — вдруг разозлилась Джейн и вскочила со стула. — Это всё из-за тебя! Это ты виноват!.. — Повинуясь предостерегающему жесту брата, она понизила голос, но продолжала всё тем же гневным тоном: — Тебе следовало или рассказать Марике обо всём, или вовсе ничего не рассказывать. А твои дурацкие намёки… Ты просто идиот! Если бы она знала, как обстоят дела, то не стала бы пороть горячку, не поспешила бы отключать портал. Во всяком случае, она бы сначала проверила, не заглянул ли ты снова покопаться в её белье. Чёртов извращенец! Из-за тебя мы застряли здесь — и неизвестно, как теперь выберемся отсюда.

Кейт подступил к сестре вплотную и вперил в неё жёсткий взгляд.

— Значит, из-за меня? — проговорил он. — Очень мило! Рад это слышать. Только я не припомню, чтобы звал тебя с собой. Если память не изменяет мне, это ты настояла, чтобы мы пошли вместе. И ты же решила подождать здесь Марику. Если бы не ты, я бы давно был дома и готовился к семинару. Копание в белье, как ты изящно выразилась, не занимает у меня более получаса.

Хотя в комнате царил полумрак, Кейт всё же заметил, как светло-карие глаза Джейн потемнели и стали почти чёрными.

— Так это я виновата? Опять я! Ты всегда перекладываешь всю вину на меня, это в твоих привычках. Даже тогда ты винил во всём меня — мол, почему я согласилась, почему не сказала «нет»… Какой же ты мерзкий негодяй, Кейт!

Не выдержав её яростного взгляда, Кейт отвернулся. Всё его раздражение в одночасье вытеснил стыд. Он отошёл от сестры и тяжело опустился в кресло.

— Извини, Джейн. Ты права: во всём виноват я. Только я. Ты здесь ни при чём.

Они долго молчали. Кейт блуждал взглядом по комнате, которая превратилась для них в тюремную камеру, и всё больше им овладевало отчаяние. Джейн стояла возле стола и нетерпеливо переступала с ноги на ногу. Наконец она не выдержала.

— Я очень хочу в туалет, — пожаловалась она. — Уже не могу терпеть.

— В правой стене спальни есть две небольшие двери, — стал объяснять ей Кейт. — Вторая ведёт в мыльню. Там ты увидишь такой стул… короче, сразу поймёшь.

Он ожидал услышать от сестры очередной язвительный комментарий (вроде: «И везде ты смотрел!»), но она ничего не сказала и молча вышла из кабинета.

Кейт приподнялся с кресла, взял со стола оба Ключа и в слабой надежде проверил состояние портала. Надежда оказалась напрасной.

«Глупо, — думал он обречённо. — Боже! Как глупо всё получилось! Что теперь делать? Что же делать? Мы пропали… Нет, так не пойдёт! Не смей поддаваться панике».

Кейт постарался взять себя в руки и, по возможности, думать спокойно.

Джейн была совершенно права: ему не следовало говорить с Марикой в таком ключе. Он здорово напугал её своими «тонкими» намёками. А ничто так не пугает людей, как неведомый враг. Из подслушанных разговоров Алисы с сэром Генри следовало, что Конноры ничего не знают о Хранителях, а о Запрете до них дошла лишь одна-единственная фраза основателя их рода о запрещённом колдовстве. Это было странно, но факт: Коннор МакКой почти ничего не рассказывал потомкам о своём родном мире. А если и рассказывал, то за три столетия всё забылось или превратилось в легенду, в сказку. Очевидно, Марика не знала об этой легенде, а её брат или кто-нибудь другой, к кому она обратилась за советом, возможно, что-то слышал. За сим незамедлительно последовала реакция — довольно резкая, свидетельствовавшая о том, что за дело взялись люди серьёзные…

Кейт подошёл к книжным полкам, достал сверху свёрнутую в рулон карту и расстелил её на столе. Чтобы она не сворачивалась обратно, он закрепил её края с помощью чернильницы, парализатора и двух Ключей. Поскольку в комнате было довольно темно, Кейт вынул из кармана фонарик, включил его на минимальную яркость и принялся внимательно изучать карту, время от времени поглядывая на дверь.

Джейн не возвращалась. Подождав ещё минут пять, Кейт выключил фонарь, вышел из кабинета и направился было к двери мыльни, но тут увидел, что сестра лежит ничком на кровати Марики. Подступив ближе, он услышал её тихие всхлипывания.

Тогда Кейт вошёл в спальню и увидел, что сестра лежит ничком на кровати Марики. Подступив ближе, он услышал её тихие всхлипывания.

— Прекрати, Джейн, — шёпотом произнёс Кейт. — Не надо плакать. Слёзы нам не помогут.

Джейн перевернулась на бок и посмотрела на него.

— А что поможет? — спросила она, шмыгнув носом. — Что теперь с нами будет?… И что будет с Алисой?

Кейт присел на край кровати и взял сестру за руку.

— За Алису не беспокойся, с ней ничего не случится. Я предупредил Марику… плохо предупредил, не спорю, но всё же предупредил — и она начала действовать. Притом действовать решительно. Она отключила свой портал — или её заставили это сделать. Следовательно, к моему предупреждению отнеслись серьёзно. Так что сейчас связь между нашими мирами либо прервана вовсе, либо осуществляется через другой портал, который находится под усиленной охраной от непрошеных гостей. К счастью, я забрал детектор; а пока наши установят новый, будет слишком поздно. Я почти не сомневаюсь, что и Алиса, и Марика уже в безопасном месте — где-то здесь, в этом мире. Возможно, они даже успели вызвать из Лондона сэра Генри, чтобы взять его с собой.

— Ты так думаешь?

— Я в этом уверен. Марика ни за что не оставит своего отца и Алису, а брат вряд ли позволит ей и дальше подвергаться опасности. — Говоря это, Кейт убеждал не только сестру, но и самого себя. — В крайнем случае, он разрешит ей дождаться возвращения сэра Генри, после чего точно заберёт её из нашего мира. А в ближайшие дни твоей Алисе ничего не угрожает. Поэтому успокойся — и с ней, и с Марикой всё будет в порядке.

— А с нами? — спросила Джейн. — Что будет с нами? Я не выдержу здесь и суток. Я голодна, я хочу пить. Уж лучше сразу сдаться властям.

— Это мы всегда успеем, — сказал Кейт, поднялся и помог встать сестре. — Пойдём. У меня кое-что есть.

— Что?

— Сейчас увидишь.

Они вернулись в кабинет. Пока Кейт закрывал дверь, Джейн прошла вглубь комнаты и склонилась над столом.

— Это карта?

— Да, — ответил Кейт. — Карта Западного Края и соседних стран. Грубо говоря, это карта здешней Европы.

Заметив фонарик, Джейн включила его и направила слабенький луч на карту.

— Гм. Очень похоже на кириллицу, — произнесла она. — Я даже могу прочитать. «Заходни Край»… «Гаалосагска земле»… «Велки Заходни Оцеан»… «Силцки Острви»… «Ибрско»… — Звуки чужой речи слетали с её губ свободно и непринуждённо, не в пример Кейту, который до сих пор спотыкался чуть ли не на каждом слове.

Почти сразу после того, как выяснилось, кто такая Марика, Главный Мастер отдал распоряжение о подготовке группы разведчиков для их последующего внедрения в мир Конноров. В состав этой группы вошли и Кейт с Джейн. Едва ли не впервые профессия Кейта могла пригодиться Хранителям: будучи историком, он специализировался по средним векам — а в мире Конноров как раз было позднее средневековье. Что же до Джейн, то её включили в группу, как говорится, за компанию с братом. Все остальные члены группы были по происхождению славянами. Путём регулярного прослушивания разговоров Алисы и сэра Генри МакАлистера Гордону Уолшу и его помощникам удалось заполучить записи, где Алиса (сама либо в присутствии дяди — она делала это часто и с большой охотой) практиковалась в произношении на языке, который назывался славонским и был родным языком Марики. Как показал лингвистический анализ, по всем основным признакам этот язык принадлежал к группе славянских, хоть и содержал значительный угро-финский элемент — благо последнее касалось лексики, а не морфологии, то есть словарного состава, а не структуры. Из всех существующих славянских языков наиболее близкими к славонскому были сербский и хорватский; поэтому в течение последних восьми месяцев Кейт и Джейн занимались на курсах сербохорватского языка, что значительно облегчало им изучение славонского по записям монологов Алисы с сопровождающими комментариями специалиста-языковеда. Разумеется, их успехи не шли ни в какое сравнение с успехами остальных членов группы, для которых славонский язык не был совсем чужим. Но Кейт всё же надеялся, что, столкнувшись с местными жителями, они с Джейн не окажутся в положении глухонемых.

38
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru