Пользовательский поиск

Книга Конноры и Хранители. Содержание - Эпилог

Кол-во голосов: 0

— Как так? — удивилась Марика.

Он ответил не сразу, а сначала окинул задумчивым взглядом равнину, потом достал новую сигарету и закурил.

— Когда стало известно о существовании Конноров, мы, эволюционисты, никак не могли прийти к согласию, какую тактику избрать в отношении вас. Как я уже говорил, у нас было два плана — и об одном из них вы знаете.

— Перекрыть нам доступ в ваш мир?

— Да. Сразу скажу, что я не был его сторонником. Я с самого начала считал, что это будет ошибкой, и настаивал на тесном сотрудничестве с вами. По моему твёрдому убеждению, только таким образом можно предотвратить столкновение Хранителей с Коннорами. Я знаю, есть два обстоятельства, которые вас очень беспокоят — дамоклов меч Запрета и медленное течение времени в вашем мире…

— А ещё угроза ядерного удара, — добавила Марика.

— Гм-м… — промычал Смирнов и внимательно посмотрел на неё. — Кейт рассказал вам о горячечных фантазиях своего отца?

— Разве это только фантазии? Разве угроза не реальна?

— Почему же, реальна. Когда я назвал эти фантазии горячечными, то вовсе не имел в виду их неосуществимость. Как свидетельствует история, порой находятся люди, которые реализуют свои бредовые идеи на практике — Ленин, Гитлер, Мао, Пол-Пот… Подобно им, Гордон Уолш и ещё кое-кто из наших Мастеров также не прочь «облагодетельствовать» человечество на свой манер. Но, как гласит доктрина сдерживания, угроза ядерного нападения реальна лишь до тех пор, пока противная сторона не располагает адекватными средствами для ответного удара. Это не значит, что вам следует в срочном порядке запасаться водородными бомбами. Одна лишь перспектива массового проникновения Конноров в наш мир остановит Хранителей от применения ядерного оружия. Что же до Запрета, то тут возможны два варианта — либо Конноры восприимчивы к нему, либо нет. Во втором случае проблемы вовсе не существует; но даже если вы восприимчивы, большой беды в этом нет. Из девяноста трёх потомков МакКоев, обладающих врождённой сопротивляемостью к Запрету, почти половина моложе тридцати лет. К ним следует добавить также вас, Алису и Уильяма. Это солидный генетический материал для… Гм, только не поймите меня превратно.

— Всё в порядке, доктор. Я вас правильно поняла. При продуманной матримониальной политике уже через два-три поколения численность Конноров, обладающих сопротивляемостью к Запрету, будет вполне достаточной, чтобы дать отпор Хранителям. Но проблема в том, что время в нашем мире идёт слишком медленно. Пока сменятся эти поколения, много воды утечёт; а до тех пор нам придётся надолго затаиться.

— Не так уж и надолго, — заметил Смирнов. — Если установить между вашим миром и Альпией постоянное жёсткое соединение порталов, течение времени у вас «подтянется» и даже будет немного «обгонять» время в нашем мире.

— Да, действительно…

— А кроме того, владея двумя мирами, вы получите простор для манёвра. Представляется сомнительным, чтобы Хранители сумели обнаружить оба ваших мира.

— Оба наших мира? — Марика не поверила своим ушам. — Вы уступаете нам Альпию.

Смирнов устало пожал плечами:

— А что нам остаётся делать? Это, кстати, вторая причина, по которой я выступал за сотрудничество с вами. И мы, и МакКои из нашего мира — люди, изнеженные благами технологической цивилизации, к тому же нас слишком мало, чтобы создать устойчивое сообщество и впоследствии подтянуть этот мир до нашего уровня. Скорее получится наоборот: последующие поколения попросту скатятся в бронзовый век.

— А вы думаете, мы сможем навязать здешнему обществу свои развитые феодальные отношения?

— Безусловно, сможете. Вы люди сильные, решительные, жёсткие… и, когда нужно, жестокие. У вас всё получится.

Марика долго молчала, обдумывая слова Смирнова. Он не мешал ей собираться с мыслями и терпеливо ждал, когда она заговорит первая.

Но Марика не спешила. По-прежнему храня молчание, она спустилась с крыльца на лужайку, медленно прошлась по траве, затем наклонилась и сорвала цветок ромашки.

— Я вручу это Флавиану, как первую часть приданого Джейн, — наконец промолвила она с улыбкой.

Смирнов улыбнулся ей в ответ.

— Только имейте в виду, что ровно половина всего — приданое Кейта, — заметил он, приняв её игру.

Марика изобразила на своём лице сомнение. Потом сказала:

— Думаю, получится. Я уверена, что Флавиан удовольствуется и половиной мира. Он не жадный, хоть и король. А нам с Кейтом хватит даже четверти.

— Для кого предназначена оставшаяся четверть?

— Для Алисы, — ответила Марика, вернулась на крыльцо и, отбросив шутливый тон, серьёзно добавила: — У меня уже есть идея. Если брат согласится, мы с Кейтом будем жить здесь. Станем основателями новой ветви рода Конноров и новой королевской династии. А в Мышковиче объявим, что Кейт увозит меня на свою родину.

Смирнов думал недолго.

— По-моему, дельная мысль, — сказал он. — Вы сумеете сплотить МакКоев не хуже Алисы, а может, и лучше, чем она. Да и ваш отец… Ведь вы возьмёте его с собой?

— Естественно. Ему хорошо там, где я. К тому же здесь будут жить люди из его мира, и здесь он сможет не таясь называть меня своей дочерью. — Марика легонько прикоснулась губами к лепесткам ромашки. — А вы что будете делать? Вы же не собираетесь просто передать нам этот мир и умыть руки?

— Конечно, нет. Одиннадцать из нас, и я в том числе, уже решили поселиться на Альпии. Мы попытаемся соединить то, что сейчас вам кажется несоединимым. Мы сделаем Конноров новыми Хранителями. Надеюсь, вы лучше нас распорядитесь древними знаниями.

Марике это не казалось несоединимым. Напротив — предложение Смирнова сразу пришлось ей по душе.

— А миссис Уолш? Она тоже с вами?

Он утвердительно кивнул:

— Вот уже месяц, как Дэйна ушла от мужа и живёт здесь. Мне всё-таки удалось убедить её, что сорок шесть лет — ещё не конец жизни.

Эпилог

Темерик, сын Силимла, юный козопас из Манты, сложил ладонь козырьком и тоскливо всмотрелся вдаль. Сегодня у Чужих был праздник, а он, Темерик, как обычно, присматривал за стадом глупых коз и не мог отлучиться даже на минутку, чтобы посмотреть на празднества вблизи. Почти все ребята из его деревни, не говоря уж о взрослых, сейчас были в селении Чужих; Темерику тоже хотелось быть там, но отец велел ему не отходить от коз и грозил угостить его палкой, если он ослушается приказа.

Темерик считал это несправедливым, он чёрной завистью завидовал своим друзьям из бедных семей, которым не надо было присматривать за козами, потому что коз у них не было. Они жили хуже, чем Темерик, зато были свободны и сейчас веселились на празднике Чужих…

Чужие появились на острове ещё до рождения Темерика, восемнадцать лет назад. Поначалу островной люд решил, что они — боги. Однако жить рядом с богами было хоть и почётно, но не очень уютно, поэтому спустя некоторое время островной люд передумал и решил, что Чужие не боги, а всего лишь жрецы могущественных богов. После этого всем стало легче.

Несколько лет Чужие жили своей жизнью, а островной люд — своей. Они не мешали друг другу, между ними не возникало никаких трений. Островной люд начал было думать, что Чужие не так уж сильны, как казалось вначале, и что их боги не так уж грозны и могущественны. Кое-кто из горячих голов даже предлагал пойти к Чужим с тяжёлыми палками и забрать у них все железные вещи, не отдавая ничего взамен. Однако старейшины деревень удержали молодёжь от святотатства — и вскоре выяснилось, что старейшины поступили очень мудро.

Однажды утром, года через четыре после появления Чужих, жители северного побережья острова увидели на горизонте два больших корабля. Они очень испугались, потому как знали, что будет, когда корабли подойдут к острову. Злые воины с Большой Северной Земли станут убивать, грабить, насиловать, они уведут на свои корабли коз, девушек и сильных молодых мужчин, чтобы продать их на Большой Земле, а прибрежные деревни сожгут дотла. Это уже случалось не раз.

98
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru