Пользовательский поиск

Книга Конноры и Хранители. Содержание - Глава 10

Кол-во голосов: 0

Марика откинула прядь волос с лица Алисы и прикоснулась губами к её лбу.

— Не отчаивайся, сестрёнка. Ты ещё встретишь своего принца. Ты умна, красива, обаятельна, у тебя такая замечательная фигура. Мужчины должны толпами бегать за тобой.

Алиса грустно улыбнулась.

— Бегают, — сказала она, — но не те, в которых я влюбляюсь. А мои принцы ищут себе принцесс среди мужчин… Впрочем, рано или поздно я, конечно же, выйду замуж. Либо, на худой конец, рожу ребёнка от умного и порядочного человека. Не хочу на старости лет оставаться сама. Меня страшит одиночество.

— А ты не бойся, — сказала Марика, крепко обняв Алису. — Ты не будешь одинока, ни в коем случае. В конце концов, с тобой всегда буду я.

Глава 10

Гордон Уолш подвинул клавиатуру и, облокотившись на стол, с мрачным видом уставился на экран монитора.

Сидевший за соседним столом Кейт смотрел на отца с тревогой, тщательно замаскированной под любопытство. Каждый раз, принося домой запорченный кристалл, он со страхом ожидал разоблачения, но пока что ему удавалось выходить сухим из воды. Гордон Уолш полностью доверял сыну, и на первых порах Кейт даже испытывал угрызения совести, обманывая его. Впоследствии чувство стыда прошло, чему немало способствовали довольно откровенные высказывания отца, который был сторонником самых радикальных мер в отношении Конноров — а значит, и Марики. Кейт уверился в собственной правоте, перестал мучиться сомнениями и вот уже целый год вёл двойную игру, предавая идеалы, в которые ещё недавно свято верил. Тем не менее, он понимал, что бесконечно долго обман продолжаться не может. Рано или поздно терпение Хранителей лопнет. Терпение отца уже было на исходе…

Гордон Уолш вынул из гнезда сканнера кристалл, помял его между пальцами и швырнул в ящик стола.

— Опять то же самое, — устало проворчал он. — Открывает портал и уходит — но куда? Возвращается — но откуда? И нет никакой возможности подключиться к их сети… Безобразие! — Затем повернулся к сыну и добавил: — А ты не думаешь, что эта девчонка попросту водит нас за нос?

— В каком смысле? — спросил Кейт, хотя прекрасно понял, что имеет в виду отец.

— В том смысле, что она с самого начала обнаружила детектор и теперь играет с нами в кошки-мышки.

Кейт отрицательно покачал головой:

— Нет, это исключено. Если бы Марика хоть что-нибудь заподозрила, я бы сразу заметил. Она совсем не умеет притворяться.

Гордон Уолш ухмыльнулся:

— Вы, молодые сердцееды, воображаете себя тонкими психологами. А на деле зачастую оказывается, что ничего не смыслите в женщинах. — Он хмыкнул. — Очень жаль, что девчонка не приняла наше приглашение. Уж я бы разобрался, дурачит она нас или нет.

«Действительно жаль, — подумал Кейт. — Тогда бы ты понял, что она ангел, а не исчадие ада, и называл бы её по имени, а не „объект“ или „эта девчонка“…»

— К тому же, — произнёс он вслух, — если бы Марика обнаружила детектор, то просто уничтожила бы его. Сомневаюсь, чтобы она сумела разобраться во всех тонкостях его работы. Но даже если бы разобралась, то не стала бы рисковать, лишь частично повреждая кристалл; она стирала бы всю информацию.

— Аргумент убедительный, — согласился Гордон Уолш. — Даже чересчур убедительный. А это вызывает подозрения. Сам подумай: почти год мы потратили, совершенствуя детекторы в надежде получить нужные сведения, и по сути больше ничего не предпринимали, чтобы не спугнуть девчонку. А стали бы мы ждать так долго, если бы с самого начала наши детекторы не регистрировали ни бита полезной информации? Тем более, если бы они регулярно выходили из строя.

Кейту показалось, что его сердце оборвалось и ухнуло в холодную пустоту. Голова у него пошла кругом, он запаниковал.

Отец слишком близко подобрался к правде, только неверно выбрал подозреваемого. Ведь именно этими соображениями руководствовался Кейт, когда уничтожал не всю информацию, а лишь ту её часть, которая позволила бы Хранителям проникнуть в мир Конноров. В самый первый раз он поступил так без определённого плана, по чистому наитию: сделал для себя копию, а содержимое оригинального кристалла частично (и избирательно) повредил. Специалисты пришли к выводу, что эти повреждения — следствие каких-то специфических отличий в технике осуществления нуль-перехода, которые детектор не смог «понять». Смирнов с сотрудниками каждый месяц, а то и чаще, предлагал всё более усовершенствованные модели детекторов, а Кейт, сообразив, что это позволяет ему выгадать время, продолжал исправно повреждать кристаллы. Теперь он делал это без спешки, тщательно и методично, используя в качестве исходного образца копию предыдущей записи.

Так продолжалось почти год, прежде чем у отца возникли первые подозрения. А от них всего один шаг к более решительным действиям…

Усилием воли Кейт подавил охватившую его панику и, чтобы его волнение выглядело в глазах отца естественным, сбивчиво пробормотал:

— Неужели… Но ведь… Нет, это невозможно!

— Почему же? — скептически осведомился Гордон Уолш. — Опять твоя психология?

— Это не психология, отец, а здравый смысл, — возразил Кейт. — Если бы Марика хоть что-нибудь заподозрила, она не вела бы себя так беспечно. Согласись: обнаружив наш детектор и разобравшись в его действии, она должна была понять, что ею интересуются отнюдь не любопытные репортёры, а люди куда более серьёзные и могущественные. Она бы не сидела целый год сложа руки, а натравила бы на нас своих сородичей. Мы бы уже почувствовали их присутствие.

— Это верно, если они достаточно сильны и многочисленны, чтобы противостоять нам открыто, — заметил Гордон Уолш. — А если нет?

— А если нет, то нам нечего их опасаться, — тут же нашёлся Кейт.

Гордон Уолш натянуто улыбнулся:

— В твои годы я был таким же самонадеянным и уверенным в собственной непогрешимости юнцом. Эх, молодость, молодость… Впрочем, тут я согласен с тобой. Навряд ли девчонка что-нибудь подозревает; её беспечность свидетельствует о полном неведении. Однако меня бесит наше вынужденное бездействие. И вдобавок, мучает неизвестность. Где-то есть мир, в котором расплодились ментальные мутанты — и не простые, а потомки рода МакКоев. Мы можем только гадать об их численности, о том, какими способностями они обладают, как много знают и насколько серьёзную представляют угрозу. Мы целый год топчемся на месте, без малейшего продвижения вперёд. Пора, наконец, набраться мужества и признать, что план с детекторами завёл нас в тупик. Пришло время менять нашу тактику.

— Но Смирнов говорит…

— Смирнов неисправимый оптимист. К тому же он чертовски самолюбив и терпеть не может признавать поражения. Я уверен, что сам он в глубине души прекрасно понимает всю тщетность своих усилий, но упрямо продолжает биться головой об стену. Лучше бы он уделял больше внимания миниатюризации.

Идея подбросить Марике «жучок», чтобы она пронесла его в свой родной мир, возникла после первых же неудач проследить весь её путь при помощи спрятанного вблизи портала детектора. Но вся проблема заключалась в том, что никак не удавалось сконструировать достаточно миниатюрное для этих целей устройство. Максимум, на что сподобилась группа Смирнова, это втиснуть детектор в средних размеров зажигалку. Из-за отсутствия места для газа или бензина зажигалка не работала, а потому не годилась для подарка — даже если отвлечься от того, что Марика не курила. А недавно Гордон Уолш предложил Смирнову вмонтировать детектор в дорогую эксклюзивную модель сотового телефона, которую Кейт потом подарит Марике, но Смирнов высмеял эту идею. И в самом деле: что-что, а мобильник она брать в свой мир не станет — ведь там он будет совершенно бесполезен. Попытки же замаскировать детектор под брошь или медальон пока не увенчались успехом.

Вдобавок к этому было ещё одно препятствие — сверхчувствительность Марики. Эту проблему никакая миниатюризация решить не могла. Год назад, когда Марика лишь только привлекла внимание Хранителей, к телефону в кабинете Генри МакАлистера было подключено подслушивающее устройство. В течение нескольких дней Кейт, его отец и ещё четверо человек слушали разговоры сэра Генри, Алисы, других домочадцев, но при первом же появлении Марики случилось непредвиденное. Не прошло и пяти минут с момента её прихода, как она сказала сэру Генри: «Знаешь, отец, у меня такое ощущение, будто кто-то повторяет шёпотом все мои слова. Так бывает, когда слуги подслушивают под дверью или когда я говорю по телефону. Но сейчас я никого поблизости не чувствую. И трубка телефона на месте. Странно…»

27
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru