Пользовательский поиск

Книга Колесницы Ра. Содержание - Глава 16

Кол-во голосов: 0

Талли кивнул.

— А кем ты был переправлен назад в Броркан?

Единственное слово вертелось у него в голове — урод! Талли поколебался и что-то промямлил в ответ. Графиня сидела, глядя на него с нежностью, кружившей ему голову. Меднокожие служанки исчезли. Графиня потянулась к нему, все ближе и ближе, так что он ощутил исходящий от нее запах живой женщины. Ее парфюмерия сводила его с ума. Он протянул руки, но Графиня рассмеялась и отодвинулась назад.

— Ты нравишься мне, Рой. Ты кажешься мне настоящим мужчиной. Я нуждаюсь в сильном мужчине, на которого могла бы положиться. Я должна вернуться домой. Я должна получить помощь из моего измерения.

Талли покачал головой. У него пересохло во рту, Он был весь в поту.

— Нет, да, Рой, да! Я знаю. Соломон знает. Он болен, сильно болен. Но он может почувствовать другого Проводника, когда тот приближается к нему. А ты сейчас совсем близко от него, Рой!

— Соломон? Я не понимаю...

— Рой... Многие люди имеют этот чудесный дар, но он находится у них в спящем состоянии. Они могут прожить всю жизнь и не узнать о нем. Я помню человека, которого однажды попросила помочь мне, человека по имени Роберт Инфэйм Престайн. Он попытался обесчестить меня. Он и его друзья Дэвид Маклин, Алек Макдональд, Физьюс, Соби Редферн... Все они ненавидят меня и хотят уничтожить.

— Но... но... я вовсе не ненавижу вас... Я люблю...

— Молчи! Соломон поможет тебе. Я знаю, что ты сделаешь это, Рой. Это необходимо сделать. Ты, Рой Талли, Проводник! От тебя зависит вся наша судьба! Ты проведешь нас из этого измерения в безопасное место. Домой!

Глава 16

В углу шелковой палатки отдернулась занавеска и Талли увидел нелепую красную вельветовую одежду и синюю вельветовую шапочку, украшенную большим бриллиантом, висящую на крючке. Там же висел железный ошейник, легкая серебряная цепочка тянулась от него, как змея, по одеялу, укрывавшему худое, сморщенное тельце. Из-под одеяла виднелась лишь огромная лысая голова, венчавшая тельце.

Талли ошеломленно уставился на нее.

Графиня опустилась на колени перед кроватью. Она смочила платок в чашке с водой и вытерла гигантский купол черепа.

— Соломон.. Соломон... маленький мой... скажи мне хоть что-нибудь... Ты чувствуешь себя лучше? Ох, Соломон, что ты делаешь со мной!

Крошечное личико, сморщенное от возраста и переживаний, дрогнуло. Медленно открылись темные печальные глаза и тут же закрылись вновь. Одеяло чуть колыхалось на крошечной груди.

— Соломон... здесь есть скрытый! Он хочет помочь нам...

Научи его, мой маленький, покажи ему свое искусство. Только с его помощью мы можем вернуться... Мы сможем доставить к тебе самых лучших врачей в измерениях... се лекарства, в которых ты нуждаешься! Соломон, дорогой мой, послушай и помоги мне!

— Да... скрытый... я чувствую это, — заговорил Соломон тонким, как писк мыши, попавшейся в мышеловку, голосом. — Он может быть Проводником... если научится. — Бескровные губы чуть шевелились, из горла вырывалось клокотание. Тали почувствовал отвращение.

— Рой... Соломон величайший Проводник во всех измерениях! Теперь слушай и учись, и когда я вернусь, ты перенесешь всех нас отсюда в безопасное место.

Она оставила их вдвоем и, уходя, задернула занавеску.

— Подойди...поближе... скрытый...

Талли склонился над карликом. Движимый внезапным чувством жалости, он смочил платок и обтер от пота громадный голый череп.

— Ты можешь почувствовать Врата в этом месте?

— Что? — спросил Талли, вздрогнул и огляделся. Он не увидел ни белого пятнышка интенсивного света, ни окружающей его особой зелени. — Нет.

— Ах! — на тонких губах появилась пена. Талли вытер их.

— Попробуй. Они здесь... у твоей левой ноги. Это большие Врата... в Уфасарум... ты должен... ты способен... почувствовать их.

— Ничего.

— Скажи мне... Врата... Что ты чувствовал?..

Талли рассказал. Соломон застонал.

— Твой собственный мир... твое родное... измерение?

— Земля.

Соломон зашлепал губами. Он задал много вопросов, и Талли, чувствуя их значимость, постарался серьезно ответить на них. Если уж ему выпало быть уродом, о он должен стать хорошим уродом. Но Соломон говорил, что он может и не стать таковым.

— Я могу помочь, Рой Талли. Моя сила подорвана болезнью. Я не могу контролировать... управлять. Но через тебя... Ты сказал, Ра?

Его глаза закатились, дыхание стало редким, словно он вошел в транс, тельце напряглось под одеялом.

— Позвони в звонок, — сказал он, наконец.

Талли позвонил в золотой колокольчик. Появилась меднокожая девушка, взглянула на Соломона и вышла. Через пять минут вернулась Графиня.

— Ну что, мой маленький? Дело сделано?

Огромная голова беспомощно покачалась.

— Он Поляризованный Проводник...

— Нет!

— С Земли, где он родился, в любое другое измерение...

— Голос Соломона немного окреп. — И на Землю из любого измерения. А также из Ра. Но... Но только это и ничего другого!

— Я не могу допустить этого! — Лицо Графини было бескровным. Широко раскрытыми фиолетовыми глазами она уставилась на Талли, и почему-то ему стало стыдно за себя. — Я должна добраться до Вейна и Чернока! У них есть Врата Жизни Порвонов! Я должна завладеть ими! И я буду владеть! Я сделала слишком большую ставку. Порвоны не знают, что я сделала, и не должны узнать. Ты должен найти способ перенести нас в другое измерение. Должен!

— В Ра... — еле слышно прошептал Соломон. Его силы иссякли. Графиня повернулась к Талли.

— Грэхем рассказал мне, что ты глава огромного войска в Ра. Огромной массы колесниц.

Талли кивнул. Графиня настойчиво потрясла Соломона.

— Соломон, моя жизнь, маленький мой! Скажи мне быстрее!

Ра... Поблизости есть Врата в Ра? Где-нибудь здесь... они должны быть близко! Они есть, Соломон, скажи мне... скажи!

— Есть... Врата в Ра... — медленно, с неимоверным усилием проговорил человечек. — Две мили отсюда... Я только... только чувствую их... далеко и слабо... Но это должны быть широкие Врата. С другой стороны, я не могу... не чувствую...

— Две мили! — сказала Графиня. Она выпрямилась и постояла, твердая, гордая. — Соломон, ты самый лучший во всех измерениях, маленький мой!

Сборы под руководством Графини прошли быстро. «Лендровер» с водителем Чривой, с самой Графиней, с вооруженным до зубов Грэхемом Пайком, с Соломоном, лежащим на носилках на среднем сидении, и с Талли, одетым в доспехи Колесниц Ра, выехал из долины. Они ехали быстро. До сих пор у Талли не было времени подумать, но сейчас он стал размышлять. Что просит его сделать Графиня?

Она очаровательная женщина. В ее великолепном теле он чувствовал все то, что чувствовал в Ларе, Номи и Оолоу вместе взятых. Ее дух и задор был под стать Номи. Ее нежность превосходила Лару. И ее безрассудство было больше, чем у Оолоу. Она сосредоточила в себе все лучшие женские качества. Но... Но она просит его поставить колесницы Ра ей на службу. Она хочет, чтобы все колесницы проехали через измерения ей на помощь. Она хочет использовать колесницы Хамон-Апена в своих целях, и затем... затем она может ничего не сделать взамен.

У Пайка не было никаких сомнений.

— Ты окажешь Графине величайшую помощь в жизни во всех измерениях, Рой! Ты наверняка понимаешь, что это значит!

— Она... — Талли покачал головой. — Но как я потом смогу послать в бой мои колесницы и сломить мощь Хиктроса, если они будут разбиты в битве с Кслотлами? Как я могу просить их служить чужеземцам, когда потребуется вся их сила, чтобы вернуть сокровище Амон-Ра? Я же предам их, Грэй, просто предам!

— Нет, не предаешь! Их починят. Ты вернешь свое сокровище... хотя это не так уж и важно.

— Не так уж важно то, что ты просишь меня сделать сейчас!

«Лендровер» запрыгал по морю травы, которое не было великой равниной Ра. Талли осмотрелся во всех направлениях. Они ехали в направлении, в котором текла река в Ра, к городам-близнецам. Талли съежился от необходимости принять решение. Предатель! Сначала урод, теперь предатель!

24
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru