Пользовательский поиск

Книга Колесницы Ра. Содержание - Глава 14

Кол-во голосов: 0

Однажды он загрузил повозку вином, хлебом, хорошей одеждой и взял с собой кошель с деньгами. Рабы Номи делали для него все, что бы он ни попросил. Телегу вел раб.

— Я проеду вверх по реке. Хочу посмотреть, как там поживают Рэта Черноволосая и Джезд. Мы все-таки кое-чем обязаны им.

— Я бы поехал с тобой, — ответил Фангар, — Но я слишком занят координированием в бою действий моих всадников и колесниц.

— Я возьму Лимоуна и мой эскадрон. Вернемся через неделю.

— Да пребудет с тобой Святой Пегу, Рой.

Они выехали с рассветом. Талли мог бы воспользоваться баржой, которые курсировали по реке Оо, но все свои помыслы он сосредоточил на колесницах. В конце концов, чем хуже ехать на них?

Попутно они тренировались в стрельбе из луков, посылая рабов собирать стрелы. Ближе к вечеру на второй день езды они уже приближались к кирпичному домику и чанам, где Талли с Фангаром появились в Ра. Талли был счастлив и чувствовал, что жизнь повернулась к нему хорошей стороной. Ему понравилось играть роль одного из самых могущественных людей в государстве, а коме того, быть единственным представителем еще не возникших здесь наук.

Оолоу прервала его мысли резким возгласом:

— Колесницы! о великой равнине в сгущавшихся сумерках неслось облако пыли. Тали насторожился. Лимоун закричал громко и яростно, натягивая лук.

— Это трижды проклятый узурпатор Торозей! Может, Амон-Ра отвернет от него свой лик!

Колесницы неслись на самой большой скорости и не было сомнений в их намерениях. Талли подумал, что им бы найти место для базы, но это могло быть только у Рэты Черноволосой и Джезда. Затем в парапет его колесницы ударилась стрела. Оолоу хлестнула поводьями, и нагеры рванулись вперед. На высшей скорости две колесницы приблизились друг к другу. Талли откашлялся, чувствуя сухость во рту. Он окинул взглядом врага. Там было около двадцати колесниц. Теперь он должен использовать свою маневренность, иначе они погибли. Они мчались параллельно чанам. Вскоре должно стемнеть. Полетели стрелы. Закричали люди. Заржали нагеры. Поднялась пыль. Талли выпустил пять стрел, затем колесница вильнула резко свернув вправо. Оолоу вскрикнула. Талли взглянул на нее. Девушка обернулась к нему с перекошенным лицом. По ее шее над верхним краем доспехов текла кровь. Там торчала стрела.

— Держись, Оолоу! — воскликнул Талли, перехватывая у нее поводья.

Стрелы ударили в бока двух его нагеров. Животные закричали и захромали. Он попытался свернуть. Колесница подпрыгнула, когда обезумевшие животные, повинуясь инстинкту самосохранения, понеслись, не разбирая дороги. Лопнула одна рессора. Колесница накренилась. Талли вцепился в поводья. Стрелы пролетали мимо него со смертоносным шипением, ударялись о шлем, о доспехи.

Потом колесница перевернулась. Талли полетел прочь, и внезапно у него возникло безумное чувство, что он будет лететь, лететь и лететь...

Он видел стремительно приближающиеся чаны, которые противились встретить его и смягчить падение. Потом он увидел пятно интенсивного белого света. Пятно окружала зелень чанов. Его разум завопил в агонии, страхе и от чувства поражения. Это был конец, он угодил в ловушку... он почувствовал, что с его сознанием что-то происходит... голову пронзила резкая боль... Затем он покатился по твердым камням, в стороны с криками метнулись птицы и детвора... Талли сразу понял, что произошло.

Глава 14

"Хошоо! Хошоо! — шипи хонши, Жестоку схватку возлюбя.

Живи, хонши, дыши, хонши, Пока я скальп не снял с тебя".

Так высоким мелодичным голосом пел Бобби Треверс, любовно полируя узкое стальное лезвие своего меча. Потом он поднес его в солнечный свет, падающий из окон гостиницы Дружелюбной Мыши, и повернул в стороны, радуясь блеску стали, разбрасывавшей по комнате солнечные зайчики. Рой Тали угрюмо сидел на скамье, опустив голову на кулаки и поставив локти на стол. Возле него стояла бутыль Вина. В скором времени он собирался прикончить ее и перейти к следующей.

Его бронзовые доспехи валялись в углу спальни, он сидел только в брюках и голубой рубашке с открытым воротником. Конечно, первым делом он попытался найти путь назад в Ра. н бродил по улице Города Первого в Броркане как сумасшедший в поисках этой проклятой точки интенсивного белого света, окруженной зеленым гало — и ничего не нашел. Ежедневно большую часть времени он бродил по той улице, так что окрестные жители — и даже дети! — стали подозрительно глядеть на него.

Бобби Треверс поднял взгляд и тихо пропел, словно самому себе:

«Мой шлем желает новых скальпов...»

Он замолчал и не без симпатии взглянул на Талли, потом провел рукой по блестящему лезвию меча. Это был весьма приятный молодой человек с упрямым ртом и покрытым прыщиками подбородком. Он страстно желал, чтобы Талли почувствовал себя как дома.

— Скоро они будут здесь, Рой. Мой брат всегда точен.

Когда они с Вейном уходят в кутеж, это немного неприятно, но они не позволять нам закопаться в измерениях.

— Я заметил, как ты глядишь на меня, Бобби. И я в долгу у твоей графини. Но я должен найти путь назад.

— Для этого тебе нужен Проводник, Рой. Я полагаю, тот, кто перебросил тебя сюда, не придет взглянуть на тебя! — Треверс расхохотался. Талли проявлял большую скрытность насчет своего прибытия в Броркан, какой-то невнятный страх удерживал его язык от болтовни. Треверс подтолкнул его локтем. — Или эти парни воспользовались ВПЖ — Вратами Жизни Порвонов. Они выставили их напоказ, я и увижу их. Корабли Дуросторума и Охотники Джундагая будут шокированы, когда закончат ребята Вейна!

— Да, — сказал Талли, едва слыша его. — И ты утверждаешь, что никогда не встречал Грэхема Пайка?

— Никогда. Мой пост здесь, я должен быть готов забрать аппарат. Дуросторум и Джундагай должно быть слабые игроки. Во всяком случае, они не знают об измерениях. Броркан знает.

Броркан прекрасная стратегическая точка, уж поверь мне.

Это немного расшевелило интерес Талли.

— Здешние люди вроде бы не волнуются.

— О, люди! Кому они нужны? Я имею в виду больших боссов, владельцев замков, Сликиттеров и их родственников, всех торговцев в измерениях, которые находятся здесь. Закончился еще один день, и ничего не случилось. Бобби Треверс удалился с одной из служанок, и хотя Талли интересовался ими перед тем, как Корни зашвырнул их с Фангаром в Ра, теперь его сердце совсем не лежало к ним. Даже после Оолоу... что уж тогда говорить об обещании Лары и Номи. Эта проклятая стрела, пронзившая нежное плечо Оолоу над доспехами! Она не должна умереть! Этого не может быть! Треверс обещал Талли, что Вейн и его люди вернутся с ВПЖ, которое вроде бы похоже на устройство, что использовали Тоб'клайки, и с ними придут необходимые Проводники. Они помогут ему вернуться в Ра. Если Оолоу мертва... тогда это путешествие будет бессмысленным. О, конечно, они должны вернуть сказочное сокровище Амон-Ра...Но Оолоу, Оолоу... Тали узнал от Бобби Треверса, что много случилось с тех пор, как он покинул Броркан. Вейн должен добыть ВПЖ, а один из военачальников Графини по имени Чернок выполняет задачу по обеспечению безопасности другого конца Врат и пересылки всего из Дуросторума. Все изменится, сказал Треверс, если у ВПЖ. Конечно, Талли слегка тревожило, что реверс ничего не знает о Грэхеме Пайке. Но он ничего не знал и о Пойли, а уж ее-то он бы запомнил.

Талли слушал его, пока Треверсу не надоедало болтать. Постепенно Треверс начал разделять беспокойство Талли, хотя оно имело совсем другой источник. Но с каждым проходящим днем тревога усиливалась, пока Талли не почувствовал, что скоро сойдет с ума.

Наконец, напряжение кончилось. По улице к гостинице Дружелюбной Мыши подкатил великолепный «лендровер». Детвора сбежалась поглазеть на него широко раскрытыми глазами, но из взрослых почти никто не обратил на него внимания. Здесь привыкли к странным машинам — и странным чудовищным людям, — приходящим и уходящим в измерения.

20
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru