Пользовательский поиск

Книга Колесницы Ра. Содержание - Глава 9

Кол-во голосов: 0

Глава 9

— Я никак не могу понять, почему ты велел не брать никакой одежды с той колесницы, — сказал Талли, растянувшись на широкой удобной кровати солнечным утром следующего дня. — Почему бы не взять то, что само идет в руки? Они провели ночь в роскошных апартаментах во дворце Хамона, сложном сооружении из мамонтовой кости, со многими воротами и дворами, массивными стенами и многочисленными статуями. Они проникли сюда через пролом в стене, сделанный захватчиками Хиктоса. Сражение, как рассказывали, было коротким и кровавым. Затем хиктосианцы ворвались во внутренние священные покои и захватили великие сокровища Амон-Ра. Жители Хамона и Апена после безумного боя возвращались в города, расположенные по обеим сторонам реки. Затененные улицы и дворы, масса зелени, многочисленные источники и искусственные каналы, проведенные от реки через города, давали их жителям спокойную и приятную жизнь.

Большая часть дыма поднималась от моста в милю длиной, соединявшего оба города через реку Оо. Хиктосианцы спалили его со злости, как сказал старый Амондей. Старейшина быстро пришел в себя после своих переживаний. Его имя, как объяснил им юноша Акун, означало на их языке долгую смерть.

— Он посвящен Амону.

Он известен в этом измерении Р как верховный жрец, догадался Талли и подумал о том, почему это его приподнятое настроение охладило вдруг, словно ветром. Все это место явно пришло в упадок. Люди, казалось, не заботились о нем. Мужчины походили на дворовых собак. Женщины выглядели неряхами. Многие громадные здания превратились в руины. Статуи, изображавшие людей с прекрасными одухотворенными лицами, потрескались. Над всем висело уныние.

— Почему мы не взяли одежду у тех колесничих? — хмыкнул Фангар. — Они враги. Как ты думаешь, что бы сделали с нами эти люди, если бы увидели на нас одежду своих врагов?

— Я принимаю твою точку зрения.

Фангар стал и налил вино в золоченый бокал.

— Ты прими их точку зрения, вот что я тебе скажу.

— Да, выходит, ты быстро соображаешь. Но сейчас нам надо подумать, как извлечь выгоду из этой ситуации. Кстати, ты заметил, что Хиктрос почти ничего не ограбила.

— Это-то я могу понять. Они приходили за сказочным сокровищем — теперь ты видишь, о чем упоминала Рэта Черноволосая. Дворцовая стража могла задержать их, и они не стали тратить время на безделицы, когда уже захватили главное. — Он сделал большой глоток. — Я только удивляюсь, почему, заимев то, что хотели, они сразу же ушли. Эти люди явно не Всадники.

Масса огней, которую Талли и Фангар видели по прибытии в Ра, была массой колесниц, катящих из Хамона и Апена — заманенных в ловушку, как с горечью и гневом сказал Амондей, и оставивших города на время без защиты. Теперь быстрые колесницы будут преследовать захватчиков, уничтожат колесницы Хиктрос и вернут сокровища Амон-Ра.

В последующие дни, пока города постепенно восстанавливали свой темп жизни, горожане, рабы и обитатели дворцов и храмов ждали новостей о неизбежной битве на великой равнине. Талли в это время пытался узнать, чем являлось это великое сокровище Амон-Ра. Но никто из тех, с кем он говорил, не знали этого — или знали, но предпочитали молчать. Много времени он проводил с Амондеем в его палатах на крыше главного храма. Здесь были столы и дубовые полки с папирусными книгами, исписанными жуткими иероглифами, которые казались Талли совершенно нечитабельными. Здесь также были странные приспособления из дерева и бронзы, колбы и реторты, черепа и скелеты, зачарованные амулеты, которые, если поверить словам верховного жреца, были способны не только лечить от всех болезней, но даже вернуть его через измерения обратно в Канзас.

В Талли росло уважение к мудрости Амондея и его терпеливому жертвенному долгу перед Амон-Ра и его храмами. Акун, посвященный жрец, тоже стал его добрым другом. Но как Талли и ожидал, он совершено не видел Лару и Номи. Он. кстати, узнал, что они не сестры. Постепенно, задавая вопросы, он узнал, что страной правили два короля — один в Хамоне, а другой в Апене. И так продолжалось на протяжении пяти тысяч лет. Лара и Номи оказались дочерями этих королей. Их отцы и братья уехали преследовать колесницы Хиктроса. Что касается самого Хиктроса, то это была обширная и могучая империя, лежащая во многих неделях пути по великой равнине.

— У них где-то поблизости должен быть базовый лагерь, — сказал Акун, в нем кипела ярость, которой он не мог дать выхода. Все, что он мог сделать, это спасти жизнь верховного жреца, сказал Талли, стараясь подбодрить его.

— Я хотел быть колесничим, как мой отец! Но нет — меня направили в храм.

— Здесь хорошая жизнь Акун, — заметил Амондей. — Мы храним много тайн.

— Базовый лагерь, — вмешался Фангар. — Припасы, снаряжение, еда и вода, много повозок и масса нагеров? Акун кивнул.

— В Хиктросе выращивают неплохих нагеров. Но наши все равно лучше, быстрее, смышленее...

Фангар издал странный звук. Талли понял, что он означает. Фангар был разочарован в культуре, которая не владеет животными для верховой езды. Талли вспомнил, что Фангар не отказался взять не только одежду колесничих, он также не захотел взять из нагеров. Опытным взглядом он сразу увидел, что они не достаточно сильны для того, чтобы ездить на них верхом. У Талли, который прочитал много книг, возникли кое-какие идеи, и он решил серьезно поговорить с Фангаром, когда будет время.

Люди, которые принесли ложные известия, выманившие на великую равнину колесницы городов-близнецов, сбежали. Интересно, подумал Талли, что с ними сделают, если поймают? Фангар учил его пользоваться мечом.

Как просто это звучало! Потея на заднем дворе, с натруженными мускулами стонущего тела, Талли сражался мечом с манекеном и с самим Фангаром. Каждую ночь у него все ныло. Когда он доказал свою неспособность овладеть этим искусством, Фангар принес лук и предложил показать ему, как надо стрелять. Талли благодарно улыбнулся.

— Думаю, это у меня получится немного лучше.

Еще год назад он проходил тренировки лучников и имел современный фиберглассовый лук со всеми приспособлениями, даже с прицелом. Он проявил в этом деле способности и даже завоевал золото в одних соревнованиях. Он взял лук у Фангара. Это было прочное изделие из вымоченного дерева и кости. Типичное оружие колесничих. Талли проверил его крепость.

— Туго натянут, — сказал он. — Но думаю, я справлюсь.

Как член Национальной Ассоциации Лучников, существующей с 1878 года, он часто и довольно успешно выступал на общеамериканских соревнованиях. Талли взял стрелу — не с прекрасным искусственным прямым оперением, а с обычными петушиными перьями, — вложил ее в тетиву и начал натягивать лук от подбородка.

— Нет, нет, нет! — воскликнул Фангар, выхватил у него лук и натянул в азиатской манере, держа на вытянутых руках.

— Вот как надо!

Стрела полетела точно в набитую травой мишень.

— Видишь?

Талли почувствовал, как в висках застучала кровь. Стрела Фангара угодила во внутренний из трех черных кругов, окружающих белые. Центр мишени был окрашен красным. Но это различие не мешало ему.

— Если я попаду в красный кружок, ты поверишь мне? — спросил он.

Очевидно, вспомнив тренировки с мечом и то, что Талли рассказывал о своей жизни в старых добрых Штатах, Фангар расхохотался.

Тали взял новую стрелу, вложил в тетиву и единым плавным движением натянул лук, по-европейски толкая его от подбородка. Стрела угодила в красный кружок.

— Сам Святой Пегу видит мое смущение! — заорал Фангар.

Не зная, радоваться ему или сердиться, он так хлопнул Талли по плечу, что тот пошатнулся. — Прекрасно сделано! Потирая плечо, Тали усмехнулся.

Фангар гонял его по всему двору во время тренировок с мечом. Теперь, принимая теплую ванну, Тали подумал, что наконец-то ему удалось взять реванш. Хотя, тут же признался он себе, из лука Фангар стреляет тоже неплохо. Крича и размахивая руками, в ванную ворвался Акун. У него было совершенно убитое выражение лица.

13
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru