Пользовательский поиск

Книга Колесницы Ра. Содержание - Глава 7

Кол-во голосов: 0

— Вы должны идти вдоль реки вниз по течению, — сказала Рэта, протягивая им мешок с корками и кожаную бутыль с Вином. — Наши запасы скудны, но мы готовы разделить их с вами. Помолитесь за нас Амон-Ра.

— Хорошо, — серьезно сказал Фангар и кивнул им. — Благодарим вас за гостеприимство. — Он повернулся и, уже собираясь идти, спросил через плечо:

— Кстати, как вы называете весь этот мир — мир, где есть Амон-Ра, Ханом и Апен?

— Ну конечно же, Ра, — ответила Рэта Черноволосая.

Глава 7

— Клянусь потенцией Пегу! — воскликнул Фангар. — Это солнце палит еще сильнее, чем даже в моем родном Вилгегене!

— Да, — кивнул Талли, тащась по пыли. — Здесь наверняка жарче, чем даже в Техасе.

Они шли вдоль изгибов реки, не желая переправляться через нее и надеясь найти дальше более удобную переправу. Река, чье название и не подумали упомянуть приютившие их на ночь хозяева, — лениво катила свои воды. Она была почти в полмили шириной, и отвесные берега придавали ей неприветливый вид. Земля, по которой они шли, была твердой, и деревянные сандалии громко стучали по ней.

Талли с наслаждением дышал полной грудью. По пути он оглядывал все вокруг: и синее небо, и реку, и птиц, щебетавших над ним, — время от времени вытирал со лба пот и испытывал новое для себя чувство, что жизнь прекрасна. И как это его соплеменники потеют сейчас в душных лабораториях и конторах над электронными схемами и вкалывают на компьютерах? И как они только все это выносят?

— Пришло время подумать, — сказал Фангар, прерывая благодушные мысли Талли. — Они дали нам мешок с хлебом. Должно быть, это ценный подарок в данной культуре.

— На завтрак мы ели дичь, фрукты и овощи. Все указывает на то, что пшеница в этих краях редкость.

— Наверное.

Транслятор имел тенденцию переводить почти буквально, и Талли далеко не сразу сообразил, что Фангар не хотел критиковать грубость варваров. Возможно, в душе он и сам был варваром, но все же вышел из культуры, которая основывалась на таких утонченных вещах, как, например, поэзия. Его речь выдавала его развитие. И что из того, что в любую минуту он готов был обнажить меч и снести врагам головы, если он мог рассуждать о возвышенных материях?

Талли рассмеялся вслух в ответ на свои мысли. Фангар покосился на него, не замедляя быстрой ходьбы, которой отнюдь не мешали его кривые ноги прирожденного наездника.

— Да, Рой, дружище, этот день прямо-таки предназначен для веселья. Мы отрезаны от наших родных миров, однако, еще живем и дышим, у нас есть еда, здоровье и силы, и мы шагаем вперед в полной уверенности, что отыщем Проводника и Врата, которые доставят нас домой. И, клянусь потенцией Пегу, будет только так и не иначе! о дороге они разговаривали и своих впечатлениях и о том, что рассказали им Джезд и Рэта Черноволосая об этом измерении Ра — лишь самые предварительные сведения, а теперь они должны исследовать этот мир. Затем разговор перешел на их родные миры, Вилгеген и Землю, и они красочно описывали их друг другу, выбирая лучшие характеристики. Талли рассказал о Пайке и своем отношении к другу, а также о Пойли.

— Я думаю, твой друг Пайк способен сам позаботиться о себе, — отозвался на это Фангар. — У меня сложилось впечатление, что они с Вейном чем-то похожи. И он позаботиться, также, о Пойли.

Думая о том, что осталось невысказанным, Талли промолчал. Река лениво несла свои воды среди камышей, с равнины дул теплый ветерок, сияло солнце. Фангар начал рассказывать Талли о горах, где он скакал, и оружии, которым пользовался. Он уже понял, что в других измерениях существуют такие виды оружия, о которых на Вилгегене и не мечтали. К тому времени, когда, судя по положению солнца на чистом небе, было около четырех дня, они сделали привал. Фангар тут же поймал в камышах водоплавающую птицу с плоским красным клювом. Добывание огня было примитивным, но надежным способом кручения палочки в дощечке. Талли не высказывал никаких комментарий, но помог поливать птицу во время жарки ее же собственным жиром и после с жадностью поел. Они ели ее с хлебными корками и запивали вином. Облизывая губы, Талли поднял взгляд и увидел четырех человек в грязных белых рубахах с металлическими пластинами, пробирающихся к ним через камыши. У них были короткие бронзовые мечи, легкие щиты, на бородатых лицах с ярко горящими глазами была ясно написана жестокость.

— Фангар! — закричал Талли, вскочил на ноги и схватил в одну руку мешок с хлебом, а в другую — бутыль с вином. Кривоногий всадник не нуждался в разъяснениях. Со свирепым криком он рванулся вперед. Талли смотрел, как он напал на переднего нападающего, с легкостью отбил в сторону щит и выхватил у него из руки меч. Человек закричал. Затем Талли побежал от двух преследующих его, вопящих бандитов. Началась сумасшедшая погоня. Талли сомневался, что может последовать примеру Фангара. Варвар был опытным фехтовальщиком и разбирался в таких вещих. Талли мог собрать электронную схему, но никогда не имел дело с мечом. У него не было никакой сноровки. На бегу Талли подумал, что должен научиться этому, если представится такая возможность. Талли вспомнил свои детские годы и мальчишеские игры, и как они упражнялись в метании камней по бочкам. Может, это поможет? Он бежал, задыхаясь, вспотев, ища подходящее место. Сандалии он давно потерял и шлепал по твердой земле равнины босыми ногами. Он видел мелкие камешки, но не попадалось ничего подходящего. Затем он наткнулся на развалины кирпичного домишки, поросшие редкой травой. Талли схватил кирпич, развернулся и метнул его в преследователя. Промах. Бегущий человек взвыл и увеличил скорость, поднятый бронзовый меч сверкал на солнце. Талли метнул еще один кирпич. На этот раз он попал точно в лицо бегущего. С криком человек упал ничком. Еще один кирпич — промах. Четвертый — и второй человек опрокинулся на спину, получив удар в грудь. Прежде чем он опомнился, Талли уже был на нем и ударил его кирпичом по голове.

Все цивилизованные мысли вылетели из головы. Его рукой руководил первобытный страх. Его мускулы отвечали на разлитый в крови адреналин. Когда он пришел в себя, человек лежал без сознания в луже крови.

— Рой! Сзади, Рой! — донесся до него крик Фангара.

Он повернулся, подняв окровавленный кирпич. Первый преследователь опомнился и, с залитым кровью лицом, бежал к нему с поднятым мечом. Талли отпрыгнул в сторону и метнул кирпич. Он ударил человека по голове. Меч вылетел из его руки. Талли подхватил кирпич и ударил его еще раз. Человек упал вниз лицом и затих.

Талли попытался остановить дрожь во всем теле и агонизирующе втянул в себя воздух.

— Ты славно дерешься, Рой! А еще говорил мне, что плохой боец!

— Гм... — промычал Талли и опустился на Землю. Он действительно чувствовал себя очень странно.

— Ты не убил их, — спокойно и деловито заметил Фангар.

— Пойду прикончу. — Что он и сделал весьма умело.

Это был цивилизованный человек, с которого очень быстро слетел тонкий налет цивилизации.

— Они бы убили нас, Рой, — сказал Фангар, вытирая пучком травы лезвие меча. — Я понимаю, что ты имел в виду, когда говорил мне, что не привык заниматься такой работой. Но здесь это необходимо — хочешь не хочешь, но ты должен согласиться с этим, — если мы хотим выжить. Тали ничего не ответил. Он сидел, дрожа, пока Фангар собирал оружие, доспехи и одежду. Он сидел, закрыв руками лицо и уткнувшись в колени. Время от времени сильная дрожь сотрясала его тело.

— Мы сейчас в Ра, а не на Земле и не в моем Вилгегене, — продолжал Фангар. — В своем мире я поступал с падалью несколько иначе, но дело все равно заканчивалось такими же смертями.

Талли поднял глаза.

— В моем... газовые камеры... электрический стул.. виселица... гильотина... Да, я полагаю, что так. Правосудие и закон...

— Мы должны следовать нашему собственному закону. Ра не такое уж приятное местечко.

Они выстирали грязную одежду в реке и почистили металлические нашлепки. Это было неприятное занятие. Фангар рассортировал оружие. Они надели на себя рубахи, местами порванные и тесные в плечах, но не настолько уж неудобные, чтобы их нельзя было носить, и штаны.

10
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru