Пользовательский поиск

Книга Колдовские ворота. Содержание - 89

Кол-во голосов: 0

Впрочем, обыкновенная рабыня давно бы уже упала в обморок. А Тассименше все еще стояла на ногах и даже оружие не выпустила из рук.

Все-таки она была рабыня меча.

А у Барабина мысли в голове как с цепи сорвались, и доминировала среди них одна — на кой черт ему все это надо?

В Гиантрее людей столько, что пять миллиардов землян на этом фоне кажутся мелочью, о которой не стоит и говорить. А один человек — это и вовсе пылинка невидимая.

Никто не заметит ни гибели его, ни спасения.

Веронику он вроде бы спас — но никто ведь даже не поблагодарит его за это. А Каиссу он вытащил из плена вообще безвозмездно, то есть даром. Королем Гиантрея баргаутские хакеры задумали сделать Яна Тавери, а Барабин тут как бы и вовсе ни при чем.

И теперь он, Роман Барабин, должен, как какой-нибудь Робин Гуд, спасать Яну Тавери задницу, чтобы ему было чем сесть на баргаутский трон.

А для полного счастья еще и Тассименше не ушла со всеми рабынями через колдовские ворота. И смотрит теперь на хозяина с надеждой, поскольку первой поняла, что мужчины-то могут выкрутиться, а ей это не светит ни с какой стороны.

Похоже, Ласка всерьез верила, что Эрк берет девушек в плен, дабы они рождали на свет демонов, а сами погибали при этом в страшных мучениях. То есть она не была сознательным агентом. Из нее и впрямь сделали образцовую баргаутскую рабыню с той лишь особенностью, что она служила не только явному хозяину, но и хозяевам тайным.

Кто эти хозяева, она не знала и даже не заметила, как они сменились, когда ее связь перекупили или иным образом перехватили юные хакеры с большими амбициями.

И вот теперь эти хакеры были где-то в древесных пещерах Гиантрея, вне пределов досягаемости — а Ласка стояла посреди Зала Теней в одежде огнепоклонницы и ждала спасения или смерти.

— Ох, чтоб тебя приподняло и грохнуло! — в сердцах воскликнул Барабин, адресуя эти слова непонятно кому.

Ян Тавери, которого уже приподняло и грохнуло, окончательно вышел из роли и посоветовал Барабину из угла:

— Лучше не связывайся! Силовой артефакт — это детям не игрушка.

Но Барабин, наоборот, уже окончательно вошел в роль.

— Я слышал, будто ты бессмертный, — крикнул он демону. — Что за радость мне драться с тобой, если ты меня можешь убить, а я тебя нет?

Тут праотец всех демонов захохотал опять, а отсмеявшись, предложил:

— Так давай драться до первой крови! Смотри — у меня есть кровь.

Он ткнул когтем себе в предплечье, и на острие осталась дымящаяся капля темной крови.

— А что ты ставишь на кон? — спросил Барабин. — Принцесс я уже отбил, а проливать кровь за рабыню и оруженосца не в моих правилах.

— Хочешь сказать, что отдаешь их мне без боя?

— Нет. Хочу сказать, что без боя оставляю их при себе. Так что ты ставишь на кон?

— Я ставлю баргаутский трон. Баргаутский трон против принцессы Каиссы. Твоя победа — и все люди Аркса будут знать, что ты освободил принцессу по закону и обычаю, как герой, что даже выше тех двенадцати, которые спасли королеву Тадею. Моя победа — и ты вернешь мне Каиссу или будешь казнен, как вор.

Это было интересно. Выходило, что демон и впрямь собирается драться до первой крови — то есть не станет убивать противника в поединке. А после победы он позволит Яну Тавери открыть канал связи с хакерами и потребует отдать Каиссу.

Хакерам должно быть примерно одинаково наплевать и на Барабина, и на баргаутскую принцессу. Оба они — лишь инструменты в их затее. Но Ян Тавери — их друг, а Тассименше — их агент.

Между тем, их тоже могут казнить, как воров. Ведь они наравне с Барабиным участвовали в налете на Зал Теней и были его соучастниками в краже добычи Эрка.

И хотя ERC — это на самом деле корпорация экстремальных исследований, а четырехметровый демон — всего лишь силовой артефакт (знать бы еще, что это такое), суть дела от этого не меняется ни на йоту.

Барабину никогда еще не приходилось драться с силовыми артефактами и он сильно сомневался, что сумеет пролить кровь крылатого монстра — но уже поздно было спрашивать, что будет, если он откажется от поединка.

И Роман сказал, усмехнувшись невесело:

— А на кой черт мне сдался баргаутский трон? У меня этот ваш Баргаут уже в печенках сидит. И потом, если победа будет за мной, баргаутский трон достанется мне так и так.

Стройный план юных хакеров сыпался к чертям. про Яна Тавери уже не вспоминали. А праотца всех демонов, похоже, охватил азарт. Зачем-то ему позарез нужен был поединок с Барабиным. Наверное, ради очередного экстремального исследования. Или ради новой легенды для и без того безумной мифологии Аркса.

И демон выложил козырь, которого не ожидал никто.

— Я ставлю целый мир против двух принцесс. Целый мир без единого человека, чистый лист для тебя одного!

— Миросферу?! — ахнул, напоминая о себе, Ян Тавери.

Демон даже не посмотрел в его сторону, и Барабин тоже не стал оглядываться. Он уже выхватывал из ножен Тассимен в надежде застать демона врасплох.

Но по какой бы технологии ни был создан этот артефакт, реакция у него оказалась отменной. И Барабин только чудом уклонился от удара когтистой лапы.

Роман чувствовал себя, как Ланцелот в бою с драконом. Демон умел летать и перешел в наступление, атакуя сверху.

В совершенно фантастическом прыжке наподобие тех, которые любят показывать китайцы в своих исторических боевиках, где единоборцы парят над водной гладью или кружат в кроне деревьев, Барабин ушел из-под удара. Но поскольку он не был древним китайским воином, что в третьей атаке уцелеть не удастся ну просто никак.

И тут Тассименше отвлекла внимание демона на себя. Ее боевой клич был слышен, наверное, даже в Баргауте, и когда демон повернул голову в ее сторону, Барабин в новом прыжке достал клинком его крыло.

Реакция не подвела демона и тут. Он отдернул крыло, и Барабину показалось, что острие меча скользнуло мимо. Но тут из крыла фонтаном ударила кровь.

Демон со свистом взмыл под потолок, но тяжелые капли крови продолжали падать на каменный пол Зала Теней, шипя, словно температура тела у Эрка была сто градусов по Цельсию.

А потом вдруг сам собой снова заработал амулет Яна Тавери. Колдовские ворота раскрылись на том самом месте, где они были раньше. И в проеме ворот, по прежнему нагие, стояли обе принцессы — Каисса и Вероника, которых Барабин рискнул поставить на кон.

89

А дальше все завертелось, как в калейдоскопе, и Яна объясняла, что такое силовой артефакт, практически на бегу — а Барабин никак не мог понять, куда и зачем надо бежать, но поддался общей стихии.

— Силовой артефакт — это лазерная голограмма, компьютерная картинка, — говорила Яна. — Но в ключевых точках у нее транксы, через которые можно передать силовое воздействие. Это примерно как пустить через транкс стрелу или ветер, чтобы раздуть огонь. Насколько я поняла, толчковое воздействие у этого монстра пневматическое, а ранящее — лучевое. Но создается полная иллюзия, что тебя ударили лапой или порвали когтями.

На самом деле после того, как все закончилось благополучно, Барабину было в общем-то все равно, каким образом монстр собирался пустить ему кровь. Гораздо больше его интересовало, куда они несутся теперь, то и дело ныряя в транксовые каналы.

Роман несколько раз задал этот вопрос, но ему продолжали рассказывать разные интересные вещи из жизни Гиантрея, и этого было достаточно, чтобы понять, что ему элементарно заговаривают зубы.

И Барабин очень вовремя притормозил перед очередным транксовым каналом в виде колдовских ворот, перегородивших поперек круглый тоннель примерно четырех метров в диаметре.

Особенно Роману не понравилось, что рабынь, которых гнали вслед за ним всю дорогу, нагнетая ощущение, будто за ними гонится чуть ли не сам разозленный победой человека Эрк, теперь очень умело отсекли, оставив рядом с Барабиным только Веронику.

88
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru