Пользовательский поиск

Книга Колдовские ворота. Содержание - 25

Кол-во голосов: 0

Голова Барабина и без того шла кругом от свалившихся на него несчастий, и вникать в хитросплетения законов и обычаев королевства Баргаут было выше его сил. А впереди вырисовывалось вообще черт знает что.

«Торванга» окончательно выбилась из графика, и по всем расчетам конные аргеманы уже в самое ближайшее время должны были появиться на берегу.

А когда это случится, всем будет уже не до тонкостей и проблем владения живой собственностью и эксплуатации человека человеком.

Хорошо бы просто выжить и не попасть в плен вместе со всей этой собственностью. А то ведь тут хозяева подчас сменяются быстро.

Только что был рабовладелец, а через минуту глядишь — уже и раб.

25

Они появились в просветах между скалами и холмами, когда Барабин уже устал их ждать, и все чаще глядел не назад, где полагалось быть погоне, а вперед — туда, где из-за очередного поворота вот-вот должен был показаться вожделенный город Альдебекар.

И все-таки аргеманы успели раньше.

Этого следовало ожидать, но Барабин втайне все-таки надеялся, что «Торванга» доплетется до Альдебекара быстрее, чем пираты, не привыкшие путешествовать по суше.

Кони скачут быстрее гребного судна — но дорога петляла по холмам, огибая горы, а драккар шел почти по прямой. Он углубился в открытое море достаточно далеко, чтобы не повиноваться прихотливым изгибам побережья.

Бухта, на берегу которой показались аргеманы, глубоко вдавалась в сушу, так что маленькие конные фигурки находились на грани различимости. И все-таки Барабин узнал своего старого знакомого — чернобородого Ингера из Ферна, короля Таодара и нынешнего владельца Вероники Десницкой.

Расчет оказался верен.

Ради своего корабля Ингер из Ферна готов был бросить все и забыть про долг, честь, союзнические обязательства и даже про злосчастные 256 золотых королевских фунтов, которые он со своим отрядом отрабатывал на штурме заговоренной крепости Беркат.

Черт его знает, как уж он там объяснялся с Ночным Вором и его людьми, только времени это отняло не слишком много. Иначе Ингер не успел бы так быстро на перехват похищенного драккара.

И был он зол, как тысяча чертей, что было нетрудно заметить даже с очень далекого расстояния.

Черный Ингер потрясал над головой боевым топором и что-то кричал. Слова до «Торванги» не долетали, но догадаться об их смысле было несложно.

Король Таодара грозил похитителю судна и его людям самой ужасной расправой из всех, какие только есть на свете.

Потом он пустил коня вскачь по берегу, и остальные рванули за ним, так что Барабин смог убедиться — под стенами заговоренной крепости не осталось никого из аргеманов.

Все были здесь.

Таким образом, первая часть плана Барабина была исполнена как нельзя лучше. Армии короля Гедеона была открыта дорога через заговоренную крепость к подножию замка Ночного Вора, и никакие аргеманы не могли этому помешать.

Но вот со второй частью плана были проблемы.

Барабин надеялся укрыться в замке барона Бекара раньше, чем аргеманы войдут в Альдебекар.

А чтобы приход трофейного драккара в порт не был неожиданностью для людей старого барона и жителей города, которым силуэт «Торванги» хорошо знаком, еще из Таугаса на восток был послан гонец. И не абы кто, а сам оруженосец майордома Груса.

Отправиться ему, правда, пришлось пешком — но только до ближайшей деревни, где он должен был реквизировать самую лучшую лошадь, какая только найдется в деревенских конюшнях.

По идее оруженосец майордома и сопровождающая его гейша могли добежать до соседней деревни быстрее, чем аргеманский юнга — до заговоренной крепости. И значит, у гонца была фора.

Это давало надежду, что в Альдебекаре удастся поднять по тревоге гарнизон и ополчение, и аргеманам будет не так-то просто прорваться к порту.

Атаковать с воды морским пиратам было сподручнее. Надо полагать, замок барона Бекара был построен еще до появления аргеманов в здешних местах, ибо стоял он в глубине суши и надежно прикрывал сухопутную дорогу, но не акваторию порта.

И старый барон уверил Романа Барабина, что на пути в Альдебекар по суше аргеманы никак не смогут миновать замок, у подножия которого их и остановят.

Но сейчас аргеманы во главе с Ингером из Ферна во весь опор неслись по берегу. Некоторые всадники слетели с узкой береговой полосы в воду и скакали по мелководью, поднимая тучи брызг.

Уже через пару минут стало заметно, что «Торванга» отстает.

Аргеманы рвались к выдающейся далеко в море косе, и Барабин, присмотревшись, понял, что сближение драккара с этой косой может быть опасным.

Но за время морской прогулки гребцы уже освоились с несложными маневрами. «Правая табань, левая греби!» — и судно сдвинулось дальше в открытое море, уходя от нежелательного сближения.

И тут случилось то, чего Барабин, честно говоря, не ожидал.

На середине косы аргеманы осадили коней, и несколько человек стали сбрасывать с себя одежду. А потом кинулись в воду и поплыли наперерез «Торванге».

В предутренних сумерках свет двух лун сливался со светом солнца, которое еще не показалось из-за горизонта, но уже подсвечивало небо первыми лучами надвигающегося рассвета, так что всадники на берегу были видны довольно сносно. Однако различить пловцов в воде было гораздо труднее.

И еще труднее было понять смысл их стремительного заплыва. Барабин не мог разгадать их план до той самой минуты, пока первые аргеманы не вынырнули под самым бортом.

В них пытались стрелять из арбалетов, но аргеманы, перевалившись через борт, бросались на арбалетчиков, втягивая их в рукопашную схватку. А те, что были в воде, тем временем тянули на себя весла, вырывая их из слабых женских рук.

Весла с повисшими на лопастях аргеманскими воинами, резко уходили под воду, вырываясь не только из рук, но и из уключин, а через мгновение они уже как будто сами по себе стремительно отплывали от борта.

Нельзя сказать, что на таком близком расстоянии аргеманов нельзя было разглядеть в воде — но поразить их стрелами никак не получалось. Да и стрел было слишком мало, чтобы с легкой душой пулять ими в белый свет.

Теперь план аргеманов вырисовывался с предельной ясностью. Они задумали лишить «Торвангу» весел и превратить ее в беспомощную игрушку ветра и течения. И мысль эта пришла им в голову не просто так.

Ветер дул от моря к берегу. Был он несильным, и выгребать наискось к нему, компенсируя дрейф и удерживая драккар на приличном расстоянии от береговой линии было нетрудно.

Но если не будет весел, то дрейфующая «Торванга» неизбежно уткнется в берег уже в ближайшие часы. А там ее будут ждать превосходящие силы аргеманов.

Пловцов в воде вокруг драккара было много, но все вместе они составляли от силы пятую часть отряда Ингера из Ферна. Главные силы остались на косе, куда «Торвангу» по всем расчетам должно было притянуть ветром и течением.

Аргеманы были совсем не дураки и, похоже, хорошо знали психологию баргаутских рыцарей. Они заранее были уверены, что баргауты посадят на весла женщин.

Но они не учли такой фактор, как присутствие на борту бывшего спецназовца, а ныне доблестного рыцаря Романа Барабина из России, лежащей где-то между страной Гиантрей и страной Фадзероаль.

Первое, что сделал Барабин — это вместе с Эрефорше отбил попытку аргеманов завладеть рулевым веслом.

Оно было закреплено на корме лучше, чем гребные весла, но это не остановило пиратов, которые лезли на корму, как люди-пауки, с истошным воплем идиотов и яростным безумием в глазах.

Но Барабин умело использовал свое тактическое преимущество. Он находился наверху, не был утомлен заплывом и не стоял перед необходимостью карабкаться на корму, демонстрируя искусство альпиниста-экстремала, работающего без страховки на гладкой отвесной поверхности.

Так что все аргеманы, атаковавшие корму, разом полетели в воду и вокруг них стали расползаться мутно-багровые облака крови. Барабин и Эрефорше не разбирали, кого рубить мечом, а кого пинать ногами.

26
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru