Пользовательский поиск

Книга Колдовские ворота. Содержание - 4

Кол-во голосов: 0

Но слово «терранский» никак не давало Барабину покоя. Где-то он уже слышал это слово — вот только никак не мог вспомнить, где.

И хотя принципиального значения это не имело, Роман продолжал ломать голову над таинственным словом, потому что уж очень не любил неизвестности.

Он привык придерживаться принципа: «Информация — половина победы». А сейчас ему этой самой информации не хватало катастрофически.

И вот ведь что характерно. Барабин и в самом деле, задумавшись о мелочах, пропустил главное. А именно — момент, когда бородатый в красном плаще сдался под натиском черного человека и согласился заплатить за дикую гейшу 256 золотых королевских фунтов.

Из принципа.

Просто потому, что не хотел уступать девушку терранцу, который не имеет понятия о чести.

А у Барабина в голове все никак не связывались 256 фунтов и миллион долларов. По всему получалось, что 256 фунтов — это больше чем лимон баксов, но тогда вырисовывался какой-то совершенно фантастический курс валют.

Может, он не так понял чужой язык, и речь шла про 256 тысяч?

Барабин стал лихорадочно вспоминать курс фунта стерлингов к доллару. Если один к четырем, то все сходится.

Но кажется нет. Не один к четырем.

Один к полутора или что-то около того.

Нестыковочка.

А в каких странах еще употребляются фунты? Может, в Африке или у арабов?

Бородатый был точно не африканец и, пожалуй, не араб. Но он покупал девушку для гарема. И имел какие-то особые понятия о чести, которые не совпадают с понятиями терранцев, кем бы те ни были.

И вот что странно еще.

Роман не видел, чтобы бородатый отдал черному человеку деньги — те самые пресловутые 256 фунтов . Или тысяч — без разницы.

Он не заплатил ничего — только пообещал на словах. И тем не менее его люди в рогатых шлемах по-хозяйски подошли к Веронике, которая вела себя подозрительно тихо, и стали возиться с цепями.

Им помогли ниндзя, и через полминуты бараны в красных плащах уже заломили тонкие девичьи руки за спину, сковали их до боли крепко и, ухватив Веронику под локти, вознамерились увести ее за дверь.

Между тем, деньги, принесенные Романом, были в наличии и лежали на столе рядом с сумкой. Однако никто уже не обращал внимания ни на них, ни на Барабина.

И он решил напомнить о себе.

— А как же уговор?! — воскликнул он и даже умудрился скроить целую фразу на понятном для похитителей языке: — Контракт ис море дзан моней.

В смысле — уговор дороже денег.

Черный человек воззрился на него так, словно заговорила каменная статуя. И обратился с недоуменным вопросом к своим ниндзя:

— Ор хим талк друйдан?

— Ме кноу нот, — с не меньшим удивлением ответил русскоязычный ниндзя. И сквозь зубы спросил у Барабина по-русски:

— Ты откуда знаешь этот язык?

— А не надо держать меня за идиота. Надо быть совсем тупым, чтобы не понять ваш исковерканный английский.

Ниндзя выдохнул, как показалось Барабину, с облегчением, а черный главарь, сощурив глаза, произнес иронически:

— Гоот варриор. Клевер варриор. Бут ме кан нот гиве то дзей ан майден. Ит ис ауктийон. Ан сир гиве море мани монейс[1].

И, тигриным рыком раскатив в воздухе букву «р», добавил с откровенной издевкой:

— Сорри!

4

Вероника шла босиком по холодному каменному полу, не сопротивляясь конвоирам — безвольная как зомби. И смотрела она даже не перед собой, а куда-то вниз.

Но у самой двери она обернулась к Роману, и тот невольно вздрогнул.

Его поразил затравленный взгляд, в котором плескался такой жуткий звериный страх, что даже трудно было представить, чем он вызван.

Прошло немногим более двух суток с момента похищения, но за это время Вероника успела превратиться из веселой и нахальной избалованной девчонки в бледную тень, которая боится даже подать голос.

Ей явно хотелось что-то сказать, но страх был сильнее. Наверное, ей запретили разговаривать, и Вероника не смела ослушаться.

«Стоило бы взять на вооружение их методы», — невольно подумал Роман, который хорошо знал, как трудно было отцу и всей его свите удерживать Веронику в разумных рамках. С ее характером она легко могла пойти вразнос.

И вдруг за два дня похитители сумели превратить ее в абсолютно покорное существо, от которого, похоже, не будет толку, даже если случится чудо и удастся ее отбить.

Но звенело в голове у Барабина доброе напутствие хозяина:

— Если деньги пропадут, а девочка не вернется, я буду считать, что ты убит.

И Барабин счел, что лучше будет, если его убьют здесь эти ублюдки, а не свои же коллеги из службы безопасности Десницкого.

А еще — во взгляде девочки ему почудился не только страх. В нем была еще и мольба.

Вероника умоляла ее спасти.

Но уже отворилась со скрежетом дверь, и нагую пленницу протолкнули в проем так грубо, что Роман даже удивился.

Все-таки Вероника стоила миллион долларов. С неодушевленным предметом, купленным по такой цене, и то не резон так обращаться.

А сзади с видом Мефистофеля, заманившего в ловушку очередную невинную душу, тихо, но до смерти обидно смеялся черный главарь.

И тут у Барабина упала планка. Его прорвало.

Он бросился в проем следом за девушкой и баранами в красных плащах, на ходу вырывая меч из-за спины ближайшего парня в черном кимоно.

У баранов под плащами были кольчуги, так что рубануть правого из них следовало так, чтобы попасть по шее между завитком рога и воротом. И это Барабину блестяще удалось.

Кровь фонтаном брызнула в стену, вправо и назад. А Вероника находилась слева и впереди — и это было хорошо. Зачем пугать девушку лишний раз. Она и так от страха того и гляди концы отдаст.

Барабин с силой отшвырнул падающего гоблина себе за спину — туда, где вроде бы опомнились черные ниндзя. Было слышно, как они спотыкаются в темноте о тушу барана в красном плаще, так что Роман выиграл лишнюю пару секунд.

Их он потратил на короткую расправу со вторым бараном, и тут уже хрупкую психику пленницы уберечь не удалось.

Кровь хлынула прямо на нее, а Вероника со скованными за спиной руками не могла даже прикрыть лицо.

Она вскрикнула коротко, но тут же захлебнулась, и Барабин понял, что она сейчас упадет. Он придержал ее за талию, резко встряхнул и заорал прямо в ухо:

— Беги!

Мощным, но аккуратным толчком Роман придал ей ускорение, а сам с разворота рубанул воздух мечом — и очень вовремя, потому что его клинок наткнулся на меч ниндзя.

Хорошо что в узком проходе не было места даже двоим черным меченосцам. Переднего подпирали со спины другие, но драться мог только он один. И оказалось, что у Барабина учителя были лучше.

Роман обезвредил противника мечом и ударом ноги повалил его на толпу соратников. И, отбежав на несколько шагов, метнул туда же сорванный со стены факел.

А дальше была лестница, и у ее подножия стояла в нерешительности Вероника — как витязь на распутье, не в силах выбрать одну из трех дорог.

Тут и правда имели место ответвления вправо и влево — но правильный путь был очевиден. Из подвала любой ценой надо выбираться наверх.

— Беги, дура! — закричал он, борясь с желанием врезать ей как следует.

Он как раз поймал кураж и почувствовал реальный шанс выбраться, а эта замороженная девчонка могла все испортить.

Тормозной жидкостью ее опоили что ли?

Ее пришлось чуть ли не волоком тащить вверх по лестнице, а там, наверху, их тоже ждали отнюдь не с распростертыми объятиями.

— Всех убью, один останусь! — взревел Барабин, врубаясь в новую ораву ниндзя.

Снизу набегали старые знакомые, но тут тоже было мало места, и к этому примешивалась дополнительная проблема.

Шум схватки перекрыл сильный голос главаря, который на своем полуанглийском языке предостерег:

— Не заденьте гейшу! Она стоит больше золота, чем весит.

вернуться

1

Good warrior. Clever warrior. But me can not give to thee an maiden. It is auction. An sir give more many moneys — Хороший воин. Умный воин. Но я не могу отдать тебе девушку. Это аукцион. Тот господин заплатил больше.

4
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru