Пользовательский поиск

Книга Колдовские ворота. Содержание - 2

Кол-во голосов: 0

2

— Поедешь с выкупом, — сказал Роману хозяин, оставшись с ним в кабинете наедине. — Они хотят, чтобы ты был один и сел к ним в машину. Без оружия.

— Мне это не нравится, — сразу сказал Барабин. — Слишком похоже на кидалово. Если я сяду в их машину с деньгами, ничто не помешает им пристукнуть меня, забрать деньги и убить Веронику.

— Поэтому я и посылаю тебя, — поморщившись, как от зубной боли, сказал Десницкий. — Тебя не так просто пристукнуть. А еще я надеюсь, что у них все-таки есть мозги.

— Будь у них мозги, они бы обходили этот дом десятой дорогой, — покачал головой Барабин.

Как и все в окружении Десницкого, Роман не сомневался, что в конечном итоге похитители Вероники будут найдены, и тогда их участи не позавидуют даже грешники в самом страшном круге ада. Но вот оптимизма в отношении девушки Барабин не разделял.

Он не исключал даже, что Вероника уже мертва — хотя отец слышал ее голос по телефону.

Профессионалы редко оставляют свидетелей, а лохам свойственно психовать и паниковать.

Но у Десницкого не было другого выхода. По телефону ему сказали ясно:

— Или ты делаешь, как мы скажем, или ищи девочку в реке. А мы пойдем к твоим соседям. Не подскажешь, у кого из них дочери клевые? Или жены на худой конец?

Эти злодеи были наглые, как сто китайцев, и отнюдь не стремились поскорее закончить разговор. Они словно были уверены, что их не засекут. И как выяснилось, эта уверенность имела под собой основания.

Их и правда не засекли.

Но все-таки был какой-то шанс, что они действительно собираются отдать девчонку за миллион. И Десницкий не хотел его упускать.

А у Барабина тоже не было выхода. Служба безопасности находилась сейчас в таком положении, что уволиться из нее можно было только на тот свет. А ослушаться приказа означало получить уведомление о таком увольнении немедленно.

И вдобавок ко всему для поднятия настроения хозяин напутствовал Романа такими словами:

— Без Ники не возвращайся. Если деньги пропадут, а девочка не вернется, я буду считать, что ты убит. И если вдруг окажется, что это не так, придется исправить недоразумение.

Понятно, что от такого напутствия Барабину стало совсем хорошо, и на операцию он отправился преисполненный энтузиазма.

Главной его радостью было то, что сумка с деньгами оказалась не такой большой и тяжелой, как это обычно бывает.

Похитители почему-то забыли упомянуть про мелкие купюры, бывшие в обращении — поэтому сумку набили сотенками, а они занимают меньше места. Всего сто пачек, по десять тысяч долларов в каждой.

В условленном месте Барабина высадили из джипа и оставили на дороге одного. Точно по инструкции — никакого наблюдения, никаких посторонних машин поблизости.

Все под контролем, а если что — ищите девочку в реке.

Хозяин не рискнул даже повесить маячок на Барабина или сумку с деньгами. Сейчас есть такая электроника, что «жучок» за версту учует. А последствия могут быть непредсказуемы.

Если это лохи, то они запросто могут пристрелить Веронику в панике, решив, что их раскрыли. А если профессионалы, то они в наказание могут ее изувечить.

Стоя на обочине с полной сумкой денег, Барабин чувствовал себя примерно как Брюс Уиллис в Гарлеме в одних трусах и с плакатом «Ненавижу черномазых». Только Роману было еще хуже.

Ему даже теоретически неоткуда было ждать помощи и поддержки.

Ночь, пустынное шоссе далеко за городом, вокруг ни души и мертвые с косами стоят.

Последнее, конечно, преувеличение, но если бы из-за кустов вылез кто-нибудь в белом и с косой, Барабин нисколько бы не удивился.

Однако вместо этого к нему просто подъехал темный микроавтобус «Газель» без окон, и оттуда высунулся человек со словами:

— Деньги привез?

Человек был в черном и без косы, зато с двумя мечами за спиной.

— Где девушка? — спросил у него Барабин — просто чтобы потянуть время и оценить расклад сил.

— Ждет тебя с нетерпением, — ответил меченосец в черном кимоно, усмехнувшись.

— Где? — повторил Роман с нажимом, рискуя нарваться на грубый ответ.

Но человек в черном ответил вежливо:

— Там, куда мы сейчас поедем. Садись в машину.

В салоне было темно, но Барабин все равно был рад. Все-таки просторнее, чем в легковушке, и если дойдет до драки, есть где развернуться.

Но люди в черном тут же осложнили ему задачу на случай драки.

— Ты только не волнуйся, — сказали ему. — Мы тебе сейчас шапочку наденем.

Это была обыкновенная вязаная шапка, которую натянули до подбородка, так что Барабин вообще перестал что-либо видеть.

Конспирировались эти ребята как-то даже чересчур. Мало того, что сами в масках и «Газель» без окон, так и его еще ослепили.

Понятно, что Роман сразу напрягся, готовый мгновенно сорвать шапку, если начнется заваруха.

Но все было спокойно. Машина ехала по шоссе, потом свернула и затряслась по колдобинам. Барабин прикинул пройденное расстояние и решил, что сможет найти этот поворот по карте.

Его спутники молчали и сидели как-то очень тихо. от этого Барабину стало немного не по себе, и он нарушил тишину, сказав:

— Молчаливые вы ребята.

— А нам с тобой разговаривать не о чем, — ответил ему все тот же ниндзя, но этим ничего не объяснил.

Роман хотел знать как раз, почему из четырех ниндзя в машине голос подает только он один, а остальные молчат, как статуи. И потому задал следующий вопрос:

— И между собой вам не о чем разговаривать?

Ему не ответили, но на этот раз молчание длилось недолго.

— Гвере ис ве? — произнес знакомый голос.

— Вейс оут, — отозвался другой, незнакомый. — Соон виль коме.

Тут многое сразу прояснилось. Ниндзя были нерусские.

«Кавказцы?» — машинально подумал Барабин, но тут же отмел это предположение.

Кавказцы ни за что не стали бы рядиться в этот маскарад. Да и язык был непохож на горские наречия.

Но что-то этот язык неуловимо напоминал.

Мелькнула мысль о японском или китайском. В этом случае были бы объяснимы кимоно и мечи. Но китайский Барабин представлял себе совсем иначе, а азы японского он изучил еще в юности, в школе карате.

Там, правда, по-японски произносились только ритуальные фразы и названия позиций и ударов — но этого было достаточно, чтобы навсегда запомнить звучание японской речи.

Язык, на котором говорили эти странные ниндзя, звучал совсем по-другому.

Но Роману так и не удалось разгадать эту загадку до того момента, когда машина остановилась и кто-то из людей в черном лаконично объявил:

— Аль. Хаве комет.

3

Барабина подхватили под руки и куда-то повели. Он не сопротивлялся и только внимательно следил, чтобы с сумкой ничего не случилось, готовый в любую секунду броситься в бой.

Короче — все в точности по Пушкину. Зачем он сумкой дорожит? Затем, что в ней лимон зашит.

Сумка у него висела на ремне по-почтальонски, и сорвать ее одним движением было трудно. Но ее никто и не срывал.

Пока что люди в черном ни на йоту не отклонялись от договоренности, которая гласила, что сумку он должен отдать только в обмен на Веронику.

А потом Романа протолкнули в какую-то дверь и сорвали с него шапку.

«Агорафобия у них что ли?» — подумал он первым делом, обежав взглядом полутемное помещение без окон.

Можно было подумать, что это подвал, однако Барабин точно помнил, что они никуда не спускались. Даже если бы они съехали вниз по пандусу на машине, Роман бы это почувствовал.

Но самое главное — в этом помещении не было электрического света. Горели открытым пламенем светильники на стенах, и в их неверном свете Барабин увидел в дальнем конце довольно просторного зала девушку, которую он пришел спасать.

Она была прикована за руки к стене, и не было на ней ни единого клочка одежды.

И еще пару деталей Барабин отметил сразу же.

2
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru