Пользовательский поиск

Книга Книга Трех. Содержание - Коротко об авторе

Кол-во голосов: 0

— Собираюсь делать? Не собираюсь, а сделаю, — буркнул он. — У тебя есть ещё какие-нибудь глупые вопросы? Не воображаешь же ты, что я оставлю её сидеть здесь? Я собираюсь отрубить ей голову.

— Нет! — закричал Тарен, хватая карлика за руку. — Она же ранена!

— Радуйся этому, — набросился на Тарена Доли. — Если бы эта птичка не была ранена, никто — ни я, ни ты, ни они не стояли бы уже здесь живыми.

— Не стоит убивать её, — отстранил карлика Тарен. — Ей больно. Она нуждается в помощи.

— И верно, — сказала Эйлонви, — выглядит она не очень-то здоровой. Вид у неё, пожалуй, похуже, чем у Ачрен в самом плохом настроении.

Карлик швырнул свой топор на землю и упёр руки в бока.

— Я не могу сделаться невидимым, — запыхтел он, — но из этого не следует, что я глуп. Давайте, давайте, лечите злобное маленькое существо. Дайте ему попить, погладьте по головке. А потом посмотрите, что будет. Как только она наберётся сил, первое, что она сделает, разорвёт вас на кусочки. А потом полетит прямиком к Аровну. Тогда мы получим сполна за свою глупую доброту.

— Доли прав, — поддержал его Ффлевддур. — Если честно, то и мне не нравится рубить головы направо и налево. Но, кажется, мы слишком долго не имели не приятностей от гвитантов. Птичка нам это устроит. Не вижу смысла в том, чтобы пригревать на груди одного из посланцев Аровна. Ффлевддур Пламенный добр, но не до такой же степени!

— Медвин так бы не сказал, — ответил Тарен. — Он говорил о доброте ко всем существам и много рассказывал мне о гвитантах. Мне кажется, очень важно принести одного из них в Каер Датил. Насколько я знаю, никто ещё не захватывал в плен живого гвитанта. Кто может сказать, какую пользу мы извлечём из этого?

Бард почесал в затылке.

— Ладно. Хотя кто может предвидеть, от какого — живого или мёртвого — гвитанта больше пользы? И всё же затея рискованная.

Тарен жестом показал остальным держаться подальше от куста. Гвитант был не только поранен колючками куста, но и, возможно, его потрепал орёл. Спина его была в пятнах крови и перья с боков вырваны пучками. Тарен осторожно приблизился. Гвитант зашипел снова и злобно вскрикнул. Горло его затрепетало от протяжного дребезжащего треска. Тарен опасался, что птица вот-вот умрёт. Он положил руку на её вздрагивающее тело. Гвитант попытался ударить клювом, полоснуть когтями, но у него не было сил. Тарен бережно выпутал его из переплетения колючих веток.

— Если я найду нужные травы, — сказал он Эйлонви, — то смогу сделать лечебную припарку. Но мне нужна горячая вода, чтобы настоять травы.

Пока девушка устраивала из травы и листьев гнездо, Тарен попросил Гурджи развести костёр и нагреть на огне несколько камней, которые можно будет кинуть в чашу с водой. Затем с Хен Вен, которая не отставала от него ни на шаг, он отправился искать нужные травы.

— И сколько же ты собираешься толочься здесь? — сердито крикнул ему вслед Доли. — Не то чтобы очень меня это занимало. Ведь торопитесь-то вы, а не я. Хм-м! — Он сунул топор за пояс, нахлобучил поглубже на свои вихры шапочку и с остервенением стал набирать в грудь воздух.

Тарен опять с благодарностью вспомнил уроки Колла, научившего его разбираться в травах. Он нашёл неподалёку почти всё, что было необходимо. Хен Вен с энтузиазмом помогала ему. Она первой и нашла самые нужные травы.

Гвитант не отбивался и не шипел, пока Тарен накладывал припарку, намочив в горячем отваре лоскут от своей куртки.

Другой лекарственный настой он капля за каплей влил в раскрытый клюв птицы.

— Всё это чудесно, — сказал Доли, чьё любопытство взяло верх над недовольством. Он проследил всю процедуру от начала до конца и проворчал: — Интересно, а как ты собираешься тащить эту гадость? На собственной спине?

— Я не думал ещё, — просто ответил Тарен. — Может быть, завернуть его в мой плащ?

Доли фыркнул:

— В том-то и беда с вами, большеногими увальнями. Вы не видите дальше собственного носа. Но если ты думаешь, что я стану мастерить для него клетку, то жестоко ошибаешься.

— Клетка — это то, что нужно! — оживился Тарен. — Но я не стану беспокоить тебя своей просьбой. Постараюсь сделать сам.

Карлик презрительно глядел, как Тарен подламывал стволы молодых деревцов и пытался их переплести.

— Ох, прекрати! — взорвался наконец Доли. — Не могу смотреть на дурную работу! Давай сюда, а сам отдохни.

Он оттолкнул Тарена, сел на корточки и принялся вязать гибкие прутья. Он искусно подрезал их ножом, ловко связывал тонкими плетьми вьющихся растений, и почти мгновенно в руках его оказалась прочная плетёная клетка.

— Это у тебя выходит намного лучше, чем попытки стать невидимым, — сказала Эйлонви.

Карлик не ответил, а только сердито глянул на неё.

Тарен выложил дно клетки листьями, осторожно положил на них гвитанта, и они двинулись вперёд. Доли шагал теперь намного быстрее, стараясь наверстать потерянное время. Он упорно топал вниз по склону холма, даже не оборачиваясь, чтобы посмотреть на поспевающих за ним спутников.

Тарен видел, что спешка приводит только к тому, что они быстрее устают и чаще останавливаются передохнуть. Но не хотел обижать карлика.

Гвитант постепенно поправлялся. На каждой остановке Тарен кормил птицу и давал ей лекарство. Гурджи всё ещё страшился подойти поближе к клетке. Только Тарену птица позволяла приближаться к себе. Когда Ффлевддур шутя попытался сунуть палец в клетку, гвитант ощерился и нацелил на него свой страшный клюв.

— Я предупреждаю, — продолжал настаивать Доли, — что ничего хорошего из твоей затеи не выйдет. Но ничего, не обращай внимания на слова Доли, продолжай в том же духе. Сами себя губите, потом не жалуйтесь. Я всего лишь проводник и делаю то, что мне приказано. Ничего больше.

С наступлением ночи они разбили лагерь и обсудили планы на завтра. Гвитант совсем выздоровел, и у него появился огромный аппетит. Он яростно и пронзительно кричал и стучал клювом о прутья клетки, когда Тарен не был расторопен и недостаточно быстро приносил ему пишу. Он мгновенно глотал куски, которые кидал ему Тарен, и тут же требовал ещё. Насытившись, гвитант нахохливался на дне клетки и внимательно прислушивался к их разговорам. Глаза его внимательно следили за каждым движением людей. Наконец Тарен осмелился просунуть руку в клетку и погладить птицу по голове. Гвитант больше не шипел и не пытался укусить его. Но все попытки барда подружиться с ним провалились.

— Он отлично помнит, что ты готов был отрубить ему голову, — сказала Эйлонви Ффлевддуру. — Потому ты не можешь обижаться на него за нелюбезный приём. Если бы кто-нибудь пожелал отрубить мою голову, а после совался со своей дружбой, я бы тоже клевала его.

— Гвидион говорил мне, что птиц дрессируют, пока они молодые, — сказал Тарен. — Как мне хотелось бы, чтобы он сейчас был с нами. Он хорошо знает, как обращаться с этими существами. Должно быть, в Каер Датил есть хороший сокольничий. Посмотрим, что сможет он.

Но на следующее утро клетка оказалась пустой.

Доли, который проснулся задолго до остальных, первым заметил это. Взбешённый карлик размахивал клеткой перед лицом Тарена. Решётка из молодых побегов была измочалена и разорвана клювом гвитанта.

— Вот ты и получил! — вопил Доли. — Я это предвидел! Не говори, что я не предупреждал! Теперь уже коварная тварь на полпути к Аннувину, подслушав и прознав всё, о чём мы толковали. Если Аровн не знал, где мы, то теперь он достаточно быстро узнает. Ты хорошо поступил, о, ты просто замечательно поступил! — фыркал Доли. — Избавьте меня впредь от дураков и добреньких Помощников Сторожа Свиньи!

Тарен понурился, не в силах скрыть своего разочарования и страха. Ффлевддур не сказал ни слова, но лицо его было мрачным.

— Я опять совершил ошибку, как всегда, — уныло сказал Тарен. — Доли прав. Нет никакой разницы между дураком и Помощником Сторожа Свиньи.

— В этом ты, возможно, и прав, — хихикнула Эйлонви. — Но я терпеть не могу людей, которые тычут другим в нос: «Я про это говорил, я предупреждал…» Это хуже, чем если бы съели твой обед, а потом рассказывали тебе, какой он был вкусный. — Она не глядела на Доли и сердито продолжала: — Я уверена, что Доли всё это выложил потому, что беспокоится о нас, а не из-за своего дурного ворчливого характера. Он похож на дикобраза, у которого мягкое брюшко, стоит только перевернуть его. Если бы он только не очень старался стать невидимым, это сразу улучшило бы его характер.

32
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru