Пользовательский поиск

Книга Книга Трех. Содержание - Глава четырнадцатая ЧЁРНОЕ ОЗЕРО

Кол-во голосов: 0

— Это ещё не самое страшное, — мрачно сказал Тарен. Она задумала убить моего друга.

— Если она это сделает, — сказала Эйлонви, — так и тебя не забудет. Ачрен не останавливается на полпути и полдела не вершит. Как будет жалко и стыдно, если тебя убьют. Мне бы не хотелось, чтобы это с тобой случилось…

— Эйлонви, послушай, — перебил её Тарен, — если под замком такое переплетение ходов, то какой-нибудь ведёт и в другую камеру? Ты можешь отсюда проникнуть туда?

— Ведёт. И могу, — ответила Эйлонви. — Ты опять задаёшь глупые вопросы. Если есть путь внутрь, то и наружу должен быть непременно. Не так ли?

— Ты поможешь нам? — рванулся к ней Тарен. — Нам очень важно вырваться отсюда. Ты выведешь нас?

— Устроить вам побег? — Эйлонви тихонько засмеялась. — Ачрен взбесится! — Она надменно посмотрела на Тарена и важно проговорила: — И вынуждена будет отхлестать меня и запереть в темнице. — Глаза её вдруг весело заблестели. — Да, это великолепная мысль! Забавно бы взглянуть на неё, когда она спустится вниз и увидит пустые темницы. Да ничего забавнее и придумать нельзя! Можешь себе представить…

— Послушай меня внимательно, — прервал её болтовню Тарен. — Можешь ли ты… отвести меня… к моему другу? Поняла?

Эйлонви покачала головой.

— Это будет не так-то просто. Видишь ли, в камеры ведут просторные галереи, но переходы из одной в другую достаточно тесны и бежать по ним не очень-то удобно. Тем более втроём.

— Ладно, — согласился Тарен, — тогда я присоединюсь к вам в одной из галерей.

— Не понимаю, зачем тебе это? — пожала плечами девушка. — Будет гораздо проще, если я пойду и выпущу его, выведу за стены замка, а потом приду за тобой. Почему тебе так нравится всё усложнять? Я же объяснила, что втроём ползать по переходам трудно. Намного труднее, чем ты думаешь. А сам ты отсюда никогда не выберешься.

— Хорошо, — в нетерпении воскликнул Тарен. — Освободи моего друга первым. Я надеюсь, что у него достанет сил двигаться. Если же нет, вернись сюда, и я подумаю, как его вынести наружу. Кроме того, — вспомнил вдруг Тарен, — где-то здесь и наш конь Мелингар. Как быть с ним?

— Он, наверное, в конюшне, — сказала Эйлонви. — Надеюсь, ты знаешь, что лошадей обычно держат в конюшнях?

— Пожалуйста, — попросил её Тарен, — послушай меня. Ты и его должна вывести. И ещё достань нам оружие. Сделаешь это?

Эйлонви быстро кивнула.

— Это будет страшно интересно! — Она хихикнула. — Уж-жасно весело!

Эйлонви подняла светящийся шар и спрятала его в ладошках. В камере снова стало темно. Стукнула опускающаяся плита, и серебристый смех Эйлонви постепенно растаял вдали.

Тарен метался по тесной камере взад-вперёд. Впервые за эти два дня у него появилась какая-то надежда, хотя он и не был уверен, что можно положиться на эту легкомысленную эфемерную девушку. Она, казалось, могла тут же забыть обо всём, что только что обещала. И, хуже того, по неосмотрительности выдать их Ачрен. А вдруг это всё же ловушка, устроенная лишь для того, чтобы навлечь на них новые мучения и пытки? О, потеря надежды ещё мучительнее, чем полная безнадёжность! И всё же хуже, чем сейчас, быть не может!

Чтобы сохранить силы, он растянулся на соломе и постарался расслабиться. Перевязанная Эйлонви рана больше не беспокоила его. Он был голоден, но те несколько глотков воды, поданные под дверью в миске, убавили нестерпимую жажду.

Тарен и представить себе не мог, как долго придётся им плутать по подземным галереям. Не знал он и сколько времени осталось до утра. Но время шло, и тревога не оставляла его. Тарен попытался сдвинуть с места каменную плиту, которой воспользовалась девушка. Но, как ни старался, разодрав руки в кровь, не смог даже и пошевелить её. И он опять погрузился в бездействие, в томительное ожидание. Эйлонви всё не возвращалась.

Книга Трех - i_24.png

Глава седьмая

ЛОВУШКА

Из коридора донёсся слабый звук. Он приближался, становясь всё громче. Тарен бросился на пол и поспешно прижался ухом к щели под дверью. Он услышал гул марширующих ног и звяканье оружия. Юноша выпрямился и прислонился спиной к стене. Сомнений не было — девушка предала его! Он лихорадочно стал искать хоть что-нибудь, чем можно защищаться. Так просто он не сдастся! Ничего не найдя, Тарен схватил пучок соломы. Как бы он хотел сейчас иметь силу Гвидиона, чтобы превратить эти жалкие гнилые травинки в пылающую сеть!

Звук шагов, нарастал. Они прошли мимо! Тарен испугался, что они направляются в соседнюю камеру, к Гвидиону. И с облегчением вздохнул, когда шаги стали затихать где-то в дальнем конце коридора. Возможно, это просто менялась стража.

Тарен без сил опустился на свою подстилку. Эйлонви, конечно, не вернётся. Он злился на эту пустоголовую дурочку, на её вероломные обещания, на себя, что поверил им хоть на мгновение. Для неё всё только забавы и развлечения. Наверное, будет хихикать, когда Дети Котла придут за ним, и воспримет их казнь как великую шутку, над которой можно вволю посмеяться. Он спрятал лицо в ладони и замер в тоске. Даже лёгкий шорох не оторвал его от тяжёлых дум.

— Тебе всегда непременно нужно сидеть именно на этом камне? — донёсся до него голосок, который он уж и не ожидал услышать, — Ты слишком тяжёлый, я не могу поднять тебя.

Тарен вскочил и поспешно отшвырнул солому. Каменная плита приподнялась. Пучок света от золотого шара осветил довольное лицо Эйлонви.

— Твой друг свободен, — прошептала она. — Мелингара я вывела из конюшни, и теперь они оба прячутся в лесу за замком. Они ждут тебя, — радостно сообщила Эйлонви. — Поэтому, если ты не будешь стоять столбом и таращить глаза, будто забыл своё собственное имя, мы сможем отправиться к ним.

— Ты добыла оружие? — спросил опомнившийся Тарен.

— Нет. У меня не было времени искать его, — сказала Эйлонви. — Сознайся, — она лукаво улыбнулась, — ты не ожидал, что я всё это сделаю, а?

Эйлонви опустила руку со светящимся шаром, и полоса света легла на пол.

— Иди первым, — сказала она. — Я спущусь за тобой и положу камень на прежнее место. Когда Ачрен пришлёт за тобой Детей Котла, они не найдут никаких следов. Она подумает, что ты растворился в воздухе, и совсем лопнет от злости! Я знаю, что опасно злить человека, подсовывая ему вместо яблока жабу, но когда ещё представится такой чудесный случай насолить ей?

— Ачрен узнает, что ты помогла нам бежать, — сказал Тарен.

— Нет, не узнает, — беспечно откликнулась Эйлонви. — Она же думает, что я по-прежнему заперта. А если она не знает, что я знаю способ выбраться из запертой комнаты, как же она узнает, что я выбралась? Но это слишком сложно для твоего умишка. Ты бесхитростен, как эта дверь. Но твоя наивность означает, что у тебя доброе сердце, а я думаю, что это гораздо важнее, чем слыть умником.

Пока Эйлонви продолжала болтать, Тарен протиснулся в узкое отверстие. Он попал в узкий и низкий тоннель. Пришлось стать чуть ли не на четвереньки.

Эйлонви уложила камень на место и двинулась впереди него. Свет её шара освещал земляные стены хода. Тарен, сгорбившись, поспешал за Эйлонви. Справа и слева открывались боковые галереи.

— Не отставай, — позвала его Эйлонви. — И не сворачивай никуда. Некоторые из этих галерей так разветвляются, что недолго и заблудиться. А другие и вовсе не ведут никуда. Это тупики. Глупо будет затеряться под землёй, когда хочешь выйти наружу.

Девушка шла так легко и быстро, что Тарен еле поспевал за ней. Дважды он спотыкался о камни, хватался за скользкие стены и снова устремлялся вслед за Эйлонви. Узкий лучик подпрыгивал впереди, а сзади к нему тянулись длинные руки темноты, словно стараясь удержать и утащить обратно. Теперь он понял, почему крепость Ачрен называлась Спиральным Замком. Узкие душные галереи вились бесконечным лабиринтом, кружили его. Тарен не был уверен, что они продвигаются вперёд. Казалось, подземная карусель ведёт их по собственным следам.

12
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru