Пользовательский поиск

Книга Книга Трех. Содержание - Глава пятая СЛОМАННЫЙ МЕЧ

Кол-во голосов: 0

— Гордость мастера, моя дорогая девочка, — возгласил король карликов, кладя свою пухлую руку на сердце и слегка кланяясь. — Когда мы, Красивый Народ, делаем что-то, то уж делаем это надлежащим образом, то есть образцово! О да, — повысил он голос, — мы жертвуем собой! Но не смотря! Да, да, мы не смотрим на жертвы, если есть дело, ради которого стоит пожертвовать!… Для меня, — добавил он, размахивая сразу обеими руками, — это не важно. Я теряю сон, я теряю вес, но это не важно, если это важно!

Если король Эйддилег потерял вес, то каким же кругляшом был он прежде, мелькнуло в голове у Тарена. Но спрашивать не стал.

— Да, это просто удивительно, сколько вам удаётся сделать, — сказала Эйлонви. — Вы, должно быть, очень умный. К сожалению, не всякий Помощник Сторожа Свиньи может по достоинству оценить это.

— Спасибо, дорогая девочка, — растроганно сказал король, склоняясь ещё ниже. — Я вижу, что ты из тех людей, с которыми можно поговорить. Это неслыханно, чтобы один из вас, большеногих неумёх, смог проникнуть в самую глубину нашей жизни, понять её глубинную тайну и углублённость в настоящее дело. Но ты, кажется, проникла и прониклась.

— Сир, — перебил его Тарен, — мы понимаем, что ваше время драгоценно. Мы не станем вам больше мешать. Покажите нам безопасный путь в Каер Датил.

— Что? — возопил Эйддилег. — Уйти отсюда? Невозможно! Неслыханно! Если ты оказался здесь, среди Красивого Народа, мой дорогой мальчик, ты останешься, и не должно оставаться на этот счёт никаких заблуждений. Но я сделаю исключение ради этой молодой и умной леди и отпущу вас. Но покинете нас вы тодько через пятьдесят лет и, скажем, в облике летучих мышей, а? И это будет настоящая милость со стороны моей милости.

— У нас срочное и важное дело! — вскричал Тарен. — И мы уже опаздываем!

— Дело? — пренебрежительно отмахнулся король. — Дело — это ваше дело.

— Тогда мы освободимся сами! — грозно сказал Тарен, выхватывая меч.

Клинок Ффлевддура выскользнул из ножен, казалось, сам по себе, и бард встал рядом с Тареном, готовый к бою.

— Ну, просто целый мешок чепухи! — презрительно поморщился король Эйддилег, равнодушно глядя на направленные на него мечи. — Здесь? Вы? Ну что ж, попытайтесь двинуть руками. — Тарен напряг каждый мускул. Но тело его, казалось, окаменело. — Вложите в ножны свои мечи и давайте поговорим спокойно, — сказал король карликов, делая неуловимый жест рукой, — Если вы представите мне достойную причину, почему я должен вас отпустить, то, даю слово, я рассмотрю её незамедлительно и скоро, очень скоро, скажем, через год или два, дам ответ.

Толку во всём этом, понял Тарен, не будет никакого, если скрыть настоящую причину их путешествия. И он спокойно и подробно рассказал Эйддилегу обо всём, что с ними случилось. Король карликов приутих при упоминании имени Аровна, а когда Тарен закончил, он озабоченно покачал головой.

— Избавляйтесь от вашего несчастья сами, долгоножки. Красивый Народ не станет присягать вам на верность, — сердито сказал он. — Прайден принадлежал нам до того, как пришёл на землю род человеческий. Вы прогнали нас под землю. Вы растащили наши рудники. Вы похитили наши сокровища и продолжаете красть, вы, грубые, широко шагающие неумёхи!

— Сир, — ответил Тарен, — я не могу говорить ни за кого, кроме себя. Но я не грабил вас и никогда не хотел делать этого. Моё дело значит для меня больше, чем все ваши сокровища. Я не знаю, возникнет ли вражда между Красивым Народом и людьми. Но если победит Рогатый Король, если тень Аннувина падёт на землю над вами, то рука Аровна дотянется и до ваших самых глубинных пещер.

— Для Помощника Сторожа Свиньи, -сказала Эйлонви, -ты необыкновенно красноречив. Но боюсь, что Красивый Народ спохватится слишком поздно, лишь тогда, когда настанет его время.

— Время пришло, — сказал Тарен. — Будем надеяться только, что оно уже не прошло.

— Вы не знаете всего, что происходит на земле, над вами! — неожиданно вспылила Эйлонви. — Вы говорите об очаровании и красоте, о том, что жертвуете собой, лишь бы сделать приятное людям. Я не верю, что вы хоть чуточку думаете об этом. Вы просто тщеславный, упрямый и самовлюблённый…

— Тщеславный! — задохнулся от возмущения Эйддилег, его глаза полезли из орбит. — Себялю-лю-люби-вый? Да ты не отыщешь более открытого и великодушного! Как же ты осмелилась сказать такое? Ты желаешь моей погибели, да? — С этими словами он сорвал с себя плащ и подкинул его в воздух, стащил с пальцев кольца и расшвырял их по полу. — Продолжай! Возьми всё! Разори меня! Что ты желаешь ещё — моё королевство? Хотите уйти? Скатертью дорожка! И чем быстрее, тем лучше! Упрямый? Да я слишком мягок! Это будет моей погибелью! Но вам-то и дела нет!

В это мгновение дверь вновь с грохотом распахнулась. Два карлика-воина повисли на руках Гурджи, который размахивал ими, будто это были два кролика.

— Здравки и поздравки! — заверещал он. — Преданный Гурджи вернулся к могущественным героям! На этот раз храбрый Гурджи не сбежал! О нет, нет! Смелый Гурджи раздавал колотушки и молотушки! И победил! Но потом могущественных лордов уволокли. Умный Гурджи устроил осторожные подкрадки и подглядки, чтобы спасти их. И он нашёл их!

Он приплясывал, потрясая повисшими на нём карликами.

— Но это ещё не всё, — радовался он. — О, преданный, честный и бесстрашный Гурджи нашёл больше, чем искал! Загадки и прятки вам, о великие лорды! — Гурджи был так возбуждён, что принялся приплясывать на одной ножке. — Великие воины шли искать поросюшку? Умный, мудрый Гурджи нашёл её!

— Хен Вен? — закричал Тарен. — Где она?

— Здесь, великий лорд, — восторженно верещал Гурджи, — поросюшка здесь!

Книга Трех - i_48.png

Глава шестнадцатая

ДОЛИ

Тарен гневно повернулся к королю Эйддилегу.

— Вы ничего не сказали нам о Хен Вен!

— А ты и не спрашивал меня, — отпарировал Эйддилег.

— Это недопустимо! — возмутился Ффлевддур. — Даже для короля!

— Это хуже, чем ложь, — сердито сказал Тарен. — Мы могли бы уйти, так и не узнав, что с ней случилось.

— Вам должно быть стыдно, — вставила Эйлонви, грозя королю пальчиком, как провинившемуся дитяти. А тот, казалось, больше всего смутился оттого, что всё открылось. — Это похоже на то, — добавила Эйлонви, — как если бы один вот-вот готов упасть в яму, а другой, стоя рядом, отвернулся и считает ворон.

— Вы растяпы, а не сторожа свиньи! — вспылил король карликов. — Воины Красивого Народа нашли её у берегов Аврен. Она бежала через ущелье. Вы же ничего не знаете! За ней охотилось полдюжины воинов Рогатого Короля. А за ними стояло целое войско и наблюдало. Только мы можем обхитрить и провести вас, неуклюжих скороходов! Мои воины спасли свинью и привели её сюда подземными тайными путями.

— Неудивительно, что Гвидион не мог отыскать её следов, — пробормотал себе под нос Тарен.

— Да, Красивый Народ спас её, — продолжал сердито Эйддилег, снова багровея от возмущения. — Вот вам ещё один пример моего благородства. А получил я хоть слово благодарности? Конечно, нет.

На меня навешивают ужасные прозвища, кидают мне чудовищные обвинения. О, я читаю в ваших глазах: Эйддилег — вор, негодяй! Вот что вы думаете сейчас. Ладно, именно поэтому вы не получите её назад. И останетесь здесь все до тех пор, пока я не пожелаю вас отпустить.

Эйлонви просто задохнулась от возмущения.

— Если ты сделаешь это, — закричала она, — тогда ты действительно вор и негодяй! — Она опомнилась и перешла на почтительный тон. — Вы дали мне слово, ваше величество. Красивый Народ не берёт своих слов назад.

— О свинье и не говорилось. Ни слова! Вот моё последнее слово! — Эйддилег хлопнул себя руками по животу и прихлопнул ладонью рот.

— Нет, — не унимался Тарен, — это вопрос чести и честности.

Эйддилег часто заморгал и отвёл глаза. Он снова вытер взмокший лоб оранжевой косынкой.

29
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru