Пользовательский поиск

Книга Книга Трех. Содержание - Глава вторая МАСКА КОРОЛЯ

Кол-во голосов: 0

Тарен встрепенулся, заслышав знакомый глубокий голос.

В дверном проёме высился Гвидион.

В первый момент Тарен не узнал его — вместо потрёпанной куртки и изношенного плаща на Гвидионе сияли драгоценные одежды принца. Глубокими тяжёлыми складками ниспадала с плеч богатая мантия. На груди сверкала золотая цепь с круглым диском с выбитым на нём изображением солнца. И зелёные глаза его сияли такой глубиной и силой, что Тарен наконец увидел Гвидиона в том обличье, каким он всегда представлялся ему в воображении.

Книга Трех - i_58.png

Забыв о своей раненой руке, Тарен вскочил на ноги. Принц шагнул к нему. Памятуя о высоком происхождении посетителя, Тарен преклонил колено.

— Лорд Гвидион… — пробормотал он.

— Это не приветствие между друзьями, — мягко сказал Гвидион, поднимая Тарена с колен. — Мне гораздо приятнее вспоминать, как Помощник Сторожа Свиньи в лесу неподалёку от Каер Даллбен боялся, что запылённый незнакомец отравит его глотком воды.

— После исчезновения Спирального Замка, — запинаясь, сказал Тарен, — я уже не чаял увидеть тебя.

Он крепко сжал руку Гвидиона и, не стыдясь своих слёз, громко зарыдал.

— Как видишь, я перед тобой, живой и невредимый, и даже немного живее и целее, чем ты, — улыбнулся Гвидион, помогая Тарену сесть.

— Но как ты… — начал Тарен, как вдруг заметил чёрные ножны на боку у Гвидиона.

Тот заметил взгляд юноши.

— Подарок, — ответил он, — королевский подарок от молодой леди.

— Я сама подвесила его к поясу Гвидиона, — вставила Эйлонви и добавила, кивнув в сторону Тарена: — Я уговаривала, его не трогать меч! Не вытаскивать его из ножен! Но он невероятно упрямый.

— К счастью, ты не успел вытащить его из ножен полностью, — сказал Гвидион. — Боюсь, что пламя Дирнвина было бы слишком сильным даже для Помощника Сторожа Свиньи. Это оружие власти, как правильно поняла Эйлонви, — добавил он, — он такой древний, что я даже считал его не более чем легендой. Тайна Дирнвина до конца ещё не раскрыта, его свойства до конца не известны и самым мудрым старцам. Спиральный Замок держался на его колдовской силе и рухнул, как только Дирнвина не стало в подземелье. Исчезновение этого меча и подкосило Аровна.

Одним резким уверенным движением Гвидион выхватил меч из ножен и поднял его над головой. Клинок ослепительно сверкал. В испуге Тарен отпрянул назад, рана его снова заныла. Гвидион быстро вернул клинок в чёрные ножны.

— Как только я увидела лорда Гвидиона, — сказала Эйлонви, восхищённо глядя на принца, — я тут же поняла, что он тот, кому должен принадлежать меч Дирнвин. Признаюсь, я рада была освободиться наконец от этой тяжеленной штуки.

— Перестань без конца перебивать, — вспылил Тарен, — и дай мне узнать, что случилось с моим другом!

— Не стану утомлять тебя длинным рассказом, — сказал Гвидион. — Ты уже знаешь, что мы отогнали Аровна. Сегодня он больше нам не угрожает. Может, конечно, внезапно где-нибудь объявиться. Но в ближайшее время бояться его нечего.

— А что с Ачрен? — спросил Тарен. — И Спиральный Замок…

— Меня не было в Спиральном Замке, когда он стал рушиться, — сказал Гвидион. — Ачрен ещё до этого вывела меня из темницы. Связанный и прикрученный к седлу, я ехал в сопровождении Детей Котла к замку От-Аноэт.

— От-Аноэт? — переспросил Тарен.

— Это главная крепость Аннувина, — пояснил Гвидион, — неподалёку от Спирального Замка. Аровн возвёл её в то время, когда владел всем Прайденом. Это место смерти. Его стены замешены на человеческой крови и костях. И я уже предвидел мучения, которые уготовила мне Ачрен. Она, прежде чем бросить меня в темницу, спрашивала: «Почему ты выбираешь смерть, лорд Гвидион, когда я могу предложить тебе вечную жизнь и власть над смертными? Я правила Прайденом задолго до Аровна, — говорила она, — и это я сделала его властителем Аннувина. Я дала ему власть, а он предал меня. Помоги мне, и я посажу тебя на трон Аровна и поставлю править вместо него».

Гвидион устало улыбнулся, словно снова переживая разговор с жестокой Ачрен.

— Я ответил ей, — тихо продолжал он, — что с радостью сверг бы Аровна. Но вместе с ним хотел бы разрушить и её чары. Вот тогда она разъярилась по-настоящему и велела бросить меня в самую глубокую темницу. Никогда ещё я не был так близок к смерти, как в замке От-Аноэт.

В потемневших глазах его словно бы проплывали видения тех ужасных дней.

— Я не знаю, как долго я лежал там, — продолжал он. — Время в От-Аноэт движется не так, как здесь. Лучше не буду я говорить о тех мучениях, которые уготовила мне Ачрен. Худшие из них терзали не тело, а душу, и наиболее страшным было отчаяние. Хотя даже в самые мрачные моменты надежда не оставляла меня. Вот вам и весь рассказ об От-Аноэт. Если человек выжил там, то, значит, и сама смерть раскрыла перед ним свои тайны. И я выдержал это, — тихо произнёс Гвидион, — и в конце концов мне открылось то, что скрыто от нас туманом неведения. Но и об этом тоже я говорить не стану. Достаточно того, что я теперь понимаю движение жизни и холод смерти, печаль смеха и радость слёз, начало начал и начало конца. Я видел правду мира и знаю, что никакими цепями не сковать меня. Мои оковы были лёгкими, как мечты. В момент прозрения стены моей тюрьмы разошлись.

— Что же стало с Ачрен? — спросила Эйлонви.

— Не знаю, — ответил Гвидион. — С тех пор я её не видел. Несколько дней я скрывался в лесу, чтобы подлечить свои раны. Спиральный Замок был в руинах, когда я вернулся за вами. И там, на этих обломках, я оплакал вашу смерть.

— Как мы оплакивали твою, — сказал Тарен.

— Я вновь отправился в Каер Датил, — продолжал Гвидион. — Некоторое время я шёл как раз по той дороге, что выбрал Ффлевддур, хотя пересёк долину гораздо позже вас. Но в конце концов я вас немного обогнал. И в тот день с неба на меня спустился гвитант. К моему удивлению, он не напал на меня и не испугался, а кружил надо мной, бил крыльями и странно, призывно кричал. Язык гвитантов тоже перестал быть тайной для меня, как и язык любого живого существа. И я понял, что он говорит об отряде путников, идущих в холмах, и бегущей за ними белой свинье. — Гвидион погладил Хен Вен по щетинистой спине. — Я поспешил следом. В этот момент Хен Вен и почуяла моё приближение. Помнишь, как она заволновалась. Ты решил, что она обуяна страхом. На самом деле свинья бросилась искать меня. То, что я узнал от неё, было важно и для Аровна. Именно поэтому он упорно разыскивал свинью. Она знала то, что могло его уничтожить.

— Что же это было? — нетерпеливо спросил Тарен.

— Она знала тайное имя Рогатого Короля.

— Его имя? — удивлённо закричал Тарен. — Никогда не думал, что имя может иметь такую роковую силу, обладать таким могуществом.

— Да, — подтвердил Гвидион. — Если ты имеешь мужество взглянуть в лицо злу и назвать его настоящим именем, оно бессильно против тебя, а ты в силах разрушить его. Несмотря на открывшиеся мне тайны мира, я не смог бы без помощи Хен Вен открыть это имя. — Он нагнулся и ласково почесал свинью за ухом. — Хен Вен открыла мне этот секрет в лесу. И нам не потребовались для этого прутики с письменами. Мы понимали друг друга сердцем. Гвитант, круживший надо мной, повёл меня к Рогатому Королю. Остальное вы знаете.

— Где гвитант сейчас? — с беспокойством спросил Тарен.

Гвидион покачал головой.

— Я не знаю. Но не думаю, чтобы он когда-нибудь возвратился к Аровну. Тот разорвал бы его на куски, поняв, что он сделал. Я знаю только, что он отплатил за твою доброту полной мерой. А теперь отдыхай, — сказал Тарену Гвидион, — позже мы поговорим о чем-нибудь повеселей.

— Лорд Гвидион, — окликнула его Эйлонви, когда он собирался уйти, — какое же тайное имя было у Рогатого Короля?

Морщины на лице Гвидиона расправились в улыбке.

— Это должно остаться тайной, — сказал он и нежно потрепал девушку по щеке, — Но уверяю тебя, что оно и вполовину не так красиво и звучно, как твоё.

36
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru