Пользовательский поиск

Книга Книга Лунной Ночи. Страница 65

Кол-во голосов: 0

Сааш проследила глазами за матерью с детьми, которые направились к пассажу Грейбар.

– Наша… наша работа. – Рхиоу молча ждала продолжения. – Понимаешь, – Сааш подняла на Рхиоу свои золотые глаза, – я прожила уже много жизней.

Рхиоу посмотрела на нее с удивлением и недоверием.

– Нет, я этого не знала. – Рхиоу помолчала, потом решительно продолжала: – Ты сама заговорила на эту тему. Так скажи: сколько именно?

– Почти все.

Рхиоу была поражена.

– Ты живешь восьмую жизнь? – прошептала она. – Или девятую?

– Девятую.

Рхиоу несколько мгновений не могла найти слов.

– О боги, – выдохнула она наконец, – почему ты не сказала мне этого раньше?

– Нам никогда раньше не приходилось подвергаться особой опасности – до последнего раза на Нижней Стороне. Да разве была бы какая-нибудь разница – для нашей работы, имею я в виду…

– Нет, но… Да, конечно, разница была бы!

– Брось, Рхи. Неужели ты стала бы в последние дни вести себя иначе – только ради меня? Ты же прекрасно знаешь, что не смогла бы этого сделать. У нас есть наша работа: недаром мы маги, недаром мы не отказались от своей силы, как только поняли, что за нее придется расплачиваться. – Сааш снова стала смотреть в глубину главного зала, откуда показались какие-то эххифы. – Рхи, мы просто должны справиться! Если даже Арху выполняет свой долг, кто я такая, чтобы отказаться только потому, что живу свою последнюю жизнь?

– Но… – начала Рхиоу и умолкла.

– Я должна была сказать тебе об этом, – продолжала Сааш. – Когда мы снова окажемся на Нижней Стороне… если со мной там что-нибудь случится, если я неожиданно упаду и станет ясно, что для меня все кончено… я не хочу, чтобы ты думала, будто это твоя вина.

Несколько мгновений Рхиоу не могла найти слов. Потом, наклонившись, она прижалась щекой к щеке Сааш.

– Сааш, как это на тебя похоже: подумать в первую очередь обо мне, о команде. Но есть кое-что… – Рхиоу отстранилась и посмотрела в глаза подруге. – Ты разве забыла? Мы отправляемся туда соединенными. Если ты не вернешься с нами, не вернется никто из нас.

– Не думай, что эта мысль мне не приходила.

– Так что и не думай о том, будто можешь не вернуться. Я и слышать о таком не желаю.

– Слушаюсь, Прародительница Иау, – сухо ответила Сааш. – Как прикажешь, Прародительница Иау. Я обязательно сообщу Ааурх и Храуа Молчаливой, что ты так сказала.

– Вот и сообщи, – пробормотала Рхиоу и со вздохом свернулась клубком.

Где-то рядом раздался вопль. Рхиоу вскочила на ноги, Сааш – тоже, обе начали растерянно озираться. К ним бежал Арху, а Урруах, шатаясь, поднимался на ноги, тряся головой так, словно его ударили.

– Что это было? – прошипела Сааш.

– Не знаю… – начала Рхиоу, но тут поняла, что услышала не звук: вопли раздавались у нее в уме. Голоса эххифов, полные ужаса и боли… и еще – ощущение давления, внезапно исчезнувшее. Что-то взорвалось, что-то прорвалось из какого-то странного места, что-то темное…

– Скорее! – крикнула она и бросилась к лестнице.

Остальные побежали за ней. Рхиоу на бегу раз или два чуть не споткнулась: то, что видели маги там, у ворот, накладывалось на то, что видела она сама. Ворота пришли в действие, переплетение струн выпятилось вперед, в сторону магов, одновременно невероятным образом втягиваясь внутрь; образованная гиперструнами конфигурация была странной, никогда раньше Рхиоу не виданной, – неестественной, поврежденной… и хлынувшие из темноты визжащие фигуры, казалось, возникали из пустоты вокруг ворот, а не проникали сквозь них.

Не выдержали все, – долетела мысль Тома, – все ворота. Берегитесь!

Рхиоу и Сааш первыми добежали до главного зала и собрались свернуть к арке, ведущей к платформам, но навстречу им хлынул поток визжащих и ревущих зеленых, серых, грязно-белых тварей. Эххифы с криками разбегались во всех направлениях – через пассажи Грейбар и Хайатт, на Сорок вторую улицу, вверх по лестнице на Вандербилт-авеню. Ящеры рассыпались по мраморному полу главного зала под высоким синим небом, оглашая все здание яростными голодными воплями. Неожиданно все заполнил странный холодный запах динозавров.

«Холодные твари, – сказал тогда Рози. – Они прошли мимо. Я слышал их рев», – вспомнила Рхиоу.

Вокзал охватила паника. Эххифы в шоке, не веря своим глазам, смотрели на невозможное вторжение из их далекого прошлого. Рхиоу заметила, как один из ящеров кинулся к итальянскому ресторанчику – к матери семейства, полуобернувшейся с сандвичем в руке, к детям, с разинутыми ртами застывшим на месте, забыв о разноцветных шариках. Острые когти вот-вот должны были сомкнуться…

Рхиоу подумала о своей клятве – о необходимости щадить любую жизнь, если только возможно… и произнесла последнее слово заклинания. Это было облегчением: сохранение в себе почти полностью завершенного заклинания требует постоянных усилий, тем больших, чем дольше приходится держать его в готовности. Неукротимая сила словно по собственной воле вырвалась наружу и рванулась к жертвам, оставив на мгновение Рхиоу слабой, еле держащейся на ногах.

По всему залу в пределах круга, центром которого была Рхиоу, ящеры рухнули на пол и остались лежать неподвижно. Однако расстояние, на котором заклинание подействовало, было ограниченным; скоро в зал явятся новые чудовища… Урруаха, который бежал за ними с Сааш, Рхиоу спросила:

– Ты готов произнести заклинание?

– Уж можешь не сомневаться!

– Тогда беги к арке и не давай им проникнуть сюда! Предупреди стольких магов, сколько сможешь. Если с их помощью ты оттеснишь тварей и пробьешься достаточно близко к воротам, ты сможешь уничтожать рептилий по мере появления. Сааш, отправляйся на нижний уровень и делай то же самое. Я слышала, как Том говорил что-то насчет «всех ворот». Может быть, не удалось удержать не только те, что на пути 30. Арху, пошли: несколько ящеров побежали к главному входу.

Сааш и Урруах кинулись к ведущим из зала дверям, а Рхиоу побежала к выходу на Сорок вторую улицу и вверх по пандусу; Арху галопом мчался за ней следом. Откуда-то со стороны огромных медных дверей доносились крики эххифов. Рхиоу увидела двух ящеров – пару дейнонихов, – что-то пинающих задними ногами. Рхиоу сглотнула, почти не сомневаясь, что страшные когти рвут тело эххифа. Однако, подбежав ближе, она увидела, что динозавры на самом деле растерянно сражаются с дверями: вероятно, они не могли понять, почему прозрачное стекло служит преградой. А с другой стороны двери оказалось не изуродованное тело, а сорвавшийся с поводка обезумевший от ярости хоуфф, с отчаянным лаем бросающийся на створку и на своем языке выкрикивающий: «Только дайте мне до них добраться! Разорву!»

– Хорошая собачка! – пробормотала Рхиоу, нечасто испытывавшая подобные чувства к хоуифф, и снова произнесла последнее слово заклинания. Вырвавшаяся из нее сила поразила дейнонихов, и твари рухнули; их конвульсивно дернувшиеся лапы проскрежетали когтями по металлу и стеклу дверей.

Рхиоу остановилась и оглянулась.

– Не думаю, что кто-нибудь из них успел проникнуть дальше, – сказала она Арху. – Если мы…

Слова застряли у нее в горле: ее взгляд упал на фигуру тираннозавра на пьедестале посреди зала ожидания. Те немногие эххифы, кто по пути решил взглянуть на выставленные скелеты, сбились в кучку в дальнем углу, прижимаясь друг к другу с чувством, совершенно несвойственным нью-йоркцам, которые никогда до сих пор друг с другом не встречались. Воздух был полон странного скрежета – так мог бы стонать разрываемый металл.

Он и стонал: Рхиоу увидела, что медленно, со смертоносной целеустремленностью скелет движется. Передние лапы вытянулись, хватая когтями пустоту, шея изогнулась, голова поднялась вверх, челюсти щелкнули; динозавр огляделся, голодный взгляд пустых глазниц обратился на сбившихся в углу людей.

Перед мысленным взором Рхиоу возникли те рельсы, которые она сварила вместе два дня назад. Однако данное заклинание требовало физического контакта, и Рхиоу не слишком высоко оценивала возможность достаточно долго воздействовать на металл, не оказавшись растерзанной на части.

65

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru