Пользовательский поиск

Книга Книга Лунной Ночи. Страница 63

Кол-во голосов: 0

Может быть, та встреча, которую она наметила, перенесена на другое время? – подумала Рхиоу.

Во всяком случае, она прекрасно знала, что попадаться под ноги Хухе, когда та в таком настроении, не стоит, хотя сейчас голодное бурчание в животе и заглушило бы самое громкое мурлыканье. Рхиоу вскочила на софу и свернулась клубочком.

Хуха остановилась у окна, выглянула наружу, вздохнула, потом подошла к Рхиоу и взяла ее на руки.

– Терпеть не могу говорить, будто больна, когда на самом деле здорова, – пробормотала Хуха, уткнувшись лицом в кошачий мех. – Чувствуешь себя двуличной и мерзкой. Иди сюда, киска, и скажи мне, что я совсем не такая.

– Ты не более двулична, чем большинство кошек, – промурлыкала Рхиоу, как только могла громко и прижалась головой к уху хозяйки. – Так о чем беспокоиться? Для эххифа ты просто образец добродетели. И ты совсем не мерзкая, это тунец мерзкий. Не переживай, моя Хуха, успокойся. – Рхиоу ткнулась носом в шею Хухи. – Да нет, все без толку… Ты беспокоишься, видит Иау, я тоже беспокоюсь, и ничего-то мы сделать друг для друга не можем.

– Кисонька моя, – прошептала Хуха, почесывая Рхиоу за ухом. – Хотела бы я знать, где ты все время пропадаешь. Ты заставляешь меня тревожиться.

– Как бы я хотела все тебе рассказать! Это было бы таким облегчением! Клянусь, я начну учить тебя айлуринскому, когда все успокоится. Уж если Рози сумел освоить наш язык, сумеешь и ты.

– По крайней мере насчет одного я спокойна: ты не бегаешь за котами.

Рхиоу не могла сдержать смех.

– Разве нет у меня перед глазами примера тех гималайцев? Я скорее вырвала бы себе яичники собственными зубами… К счастью, в этом нет необходимости.

– Ну и разговорчива ты сегодня, малышка! Есть хочешь? Того вкусного тунца? Сейчас дам.

– Не хочу я этого проклятого тунца! – завопила Рхиоу, когда Хуха опустила ее на пол и направилась к холодильнику. – Я хочу валяться на ковре и быть обычной домашней любимицей! Еще я хочу сидеть на софе, и чтобы ты гладила меня против шерсти, а я притворялась бы, что сейчас тебя укушу. Хочу сидеть у Йайха на груди, и чтобы он кормил меня пепперони! Хочу… Ой, ты не говорила, что вы вчера ели суши!

– Знаешь, тут осталось магуро. Ты же его любишь. Ну-ка! Служить будешь?

Рхиоу поднялась на задние лапки и схватила кусочек суши передними.

– Ты и представить себе не можешь, что я готова была бы сделать ради магуро, – только мне это запрещается. А ты счистила с него хрен? Я терпеть не могу хрен, от него у меня глаза слезятся… М-м, прелесть!

Хуха села на софу, и они в полном согласии принялись за суши.

– Он вчера заявил, что не любит магуро, – пробормотала Хуха, – вот ему ничего и не достанется. Мы с тобой все съедим. Нет, это ты не станешь есть: это морской еж.

– Дай попробовать!

– Эй, не суй нос в тарелку! Тебе и так досталось три куска, хватит.

– Слишком много суши не бывает.

– Фу, на следующий день это есть невозможно! На, получай.

– Я так и думала, что ты рано или поздно поймешь… О боги, и в самом деле гадость!

– Только не бросай на ковер! А я-то считала, что ты хочешь еще!

– Я передумала.

В этот момент зазвонил телефон. Хуха подскочила, как кошка, за которой гонится хоуфф, и схватила трубку, прежде чем умолк первый звонок.

– Алло… Да, у телефона… Да, подожду. Доброе утро, мистер Левинсон. Конечно. Никаких проблем… Когда? Прекрасно, я там буду. Да. До свидания.

Хуха положила трубку, выбросила несъедобный кусок суши, схватила жакет от своего делового костюма, закрыла портфель, потом с отвращением взглянула на лежащие на столе бумаги.

– Может быть, сегодня последний день, когда мне придется возиться с этой дрянью, – пробормотала она. – Пожелай мне удачи, киска!

– Удачной охоты, Хуха моя, – сказала Рхиоу.

Хуха вышла и принялась запирать замки снаружи. Рхиоу прислушалась к удаляющимся шагам хозяйки, потом принялась умываться. Она еще не кончила приводить себя в порядок, когда в голове ее раздался голос:

– Рхиоу!

– Том?

– Рхиоу, ты здесь нужна. Поторопись. Собирай команду – и сюда. У нас большие неприятности.

Рхиоу еще никогда не слышала, чтобы Том говорил таким голосом. Она промчалась сквозь дверь, не задавая вопросов.

Чтобы собрать всех в гараже, понадобилось двадцать минут. Еще минута ушла на то, чтобы совершить небольшой прыжок – такой же, как использованный командой Рхиоу, чтобы перенести в гараж бесчувственного Арху. Работавшие там эххифы приняли сопровождающий перемещение хлопок воздуха за сбой какого-то механизма, как на то Рхиоу и рассчитывала. Когда кошки с таким же хлопком появились на платформе, его заглушил рев дизелей двух составов – прибывающего на один путь и отправляющегося с другого.

На пустой платформе ожидало много народа. Те, кто был видим, выглядели как обычные пассажиры. Однако видимые или нет, они пришли сюда вовсе не за тем, чтобы сесть на поезд. В любом городе размером с Нью-Йорк с населением в десять миллионов набралось бы сто тысяч магов; в самом же Нью-Йорке, сосредоточившем в себе активные силы и умы, да еще и располагающем необычно большим числом ворот, их было еще больше. Конечно, многие маги обитали не на Манхэттене, а в других районах, или были заняты делами, не допускающими отлагательства, но все же многие оказались готовы откликнуться на зов в связи с чрезвычайными обстоятельствами. Теперь они прибывали на вокзал, и их вводили в курс дела – или другие маги, или уже появившиеся записи в руководствах.

Том сразу увидел Рхиоу и ее команду и стал пробираться к ним сквозь толпу магов-эххифов.

– Я получил для вас особое разрешение, – сказал он Рхиоу, отводя ее в сторонку, где можно было поговорить. – Боюсь, цена оказалась высока.

Она об этом уже знала. Шепчущая выдохнула словечко в ухо Рхиоу, пока они устанавливали круг для прыжка из гаража на вокзал, – подтвердила, что просьба удовлетворена и что цена назначена… Новость заставила Рхиоу несколько раз нервно облизать нос. Целая жизнь! Можно было, конечно, отказаться, но Рхиоу глубоко вздохнула и согласилась. Теперь обратной дороги не было. Если все получится, тогда, конечно, цена будет и не так уж высока. Просто Рхиоу последние четыре или пять лет думала о себе как о живущей всего четвертую жизнь – еще даже не достигшей середины жизненного пути, – и осознание того, что за одно неуловимое мгновение она пересекла перевал и теперь тратит пятую жизнь, оказалось шоком.

– Мы делаем то, что должны, – сказала она. – Так поступил Харл, и только Прародительница знает, где он сейчас. Разве следует мне сделать меньше? Но не в этом дело. Что происходит? – Рхиоу посмотрела в сторону пути 30; переплетение струн ворот светилось там как обычно. – Я думала, ты перекрыл энергию.

– Энергия перекрыта у источника. – Рхиоу взглянула на Тома с почтением: перекрыть источник энергии могли лишь Вечные Силы, сама Ааурх. – Но только… что-то снова привело ворота в действие.

– Ворота готовы к работе, – осторожно спросил Урруах, – но подчиняются не тебе… не нам?

– Да, – кивнул Том. Рхиоу подумала, что никогда не слышала ничего, что прозвучало бы так мрачно. – Мы пытались снова закрыть ворота. Они не подчиняются.

Сааш хлестала себя хвостом по бокам.

– Если ворота были закрыты, наложенное заклинание не может снова быть приведено в действие никем, кроме того, кто его наложил.

– Так должно быть, но всю эту неделю правила непрерывно меняются. Очевидно, предшествовавшие неполадки были лишь симптомами этой – или теперешняя неполадка самый серьезный симптом чего-то… Кто-то снова привел в действие ворота с той стороны.

– Это можно было бы сделать только с помощью…

– Магии, да. Причем очень могущественной магии.

Рхиоу вспомнила, как главные ворота на Нижней Стороне «сказали» ей: «Кто-то вмешался», и нервно облизнула нос.

И зажженный мной свет погас… – При этой мысли Рхиоу ощутила нешуточную тревогу.

63
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru