Пользовательский поиск

Книга Книга Лунной Ночи. Страница 50

Кол-во голосов: 0

Око.

Рхиоу подняла глаза и обнаружила, что Арху продолжает сидеть, вцепившись когтями в путаницу гиперструн и глядя на них так же задумчиво, как недавно Сааш. Та, не обращая ни на кого внимания, занялась несколькими ярко сияющими струнами и начала переплетать их друг с другом.

– У них есть специальное слово для этого, верно? – сказал Арху.

– У кого? – спросила Рхиоу. – И для чего?

– Вот для этого, – кивнул Арху на свои лапы, держащие тускло сияющие струны.

– Колыбель для кошки, – ответила Рхиоу. – Для них это просто игра с веревочкой – детская забава.

– Должно быть, они когда-то видели нас.

– Иногда я тоже так думаю, – согласилась Рхиоу. Взгляд Арху обратился к новому символу в его имени, Оку.

– И кое-кто еще видел.

Рхиоу сглотнула и нервно облизнула нос.

– Ну все, – через минуту сказала Сааш. – С главным потоком энергии к неисправным воротам теперь все в порядке. Я сейчас приведу в порядок запасной, и на этом можно закончить.

– Поторопитесь, – сказала Рхиоу.

– Не могу делать быстрее такую тонкую работу, Рхи, – ответила Сааш, сосредоточенно перебирая гиперструны. – Да и быстро и хорошо не бывает. Как там защитный круг, Урруах?

Тот критически осмотрел его.

– Начинает гаснуть. Сколько времени тебе еще нужно?

– Минут пять. Самое большее – десять.

– Тогда я займусь подзарядкой. – Урруах склонился к светящимся символам; они на мгновение потускнели, потом ярко вспыхнули.

В этот момент Арху поднял глаза от круга. Ни на поток энергии, ни на Сааш он не смотрел: его взгляд был устремлен куда-то вверх, в пустоту.

– Они приближаются, – сказал он. Рхиоу в тревоге обернулась к нему.

– Кто? – Однако она с ужасом подумала, что знает ответ на свой вопрос.

– Он не солгал, – взглянув на Урруаха со странным напряжением, сказал Арху. – Они и в самом деле здесь есть.

– Угу, – буркнул Урруах. – Не хочешь ли ты сказать…

– Драконы!

И тут раздался рев. Его источник был еще не очень близко – но гораздо ближе, чем кошкам хотелось бы, и доносился он из туннеля… или из них всех.

Рхиоу поспешно стала перебирать заклинания, имеющиеся в ее распоряжении, выбирая то, которое даст наиболее быстрые результаты в борьбе с ожидаемым нападением. Одно из заклинаний – магический эквивалент нервно-паралитического газа – было специально предназначено для подобных ситуаций: оно поражало нервные волокна противника и лишало их способности реагировать на химические стимулы. Однако защитный круг не пропустил бы его наружу: чтобы воспользоваться заклинанием, нужно было убрать круг. А те, кто приближался, двигались быстро. Если вы ошибаетесь в расчетах, если позволите одному из них прыгнуть, и огромный острый коготь вонзится вам в мозг прежде, чем вы произнесете последнее слово заклинания…

– Рхиоу! Рхиоу!

Она резко повернулась. Арху сидел на прежнем месте, удерживая струны, но теперь они дрожали, потому что дрожал он сам.

– Что это за шум? – спросил Арху.

– То, о чем ты сказал, – ответила Рхиоу.

– О чем я сказал… – непонимающе повторил Арху.

– Такое с ним случалось и раньше, Рхи, – мрачно сказал Урруах. – Сааш.

– Сейчас не могу. – Голос Сааш звучал с вымученным спокойствием. – Если я не кончу с этим пучком, всю работу надо будет начинать сначала. Пусть идут.

– Ну конечно, – бросил Урруах. – Пусть попробуют прорвать круг, даже если выстроятся в пять рядов! Только что нам делать потом…

В этот момент в пещеру ворвались дети Змеи.

Рхиоу знала, что люди в последние годы открыли для себя динозавров. Точнее, вновь открыли, только на этот раз более наглядно. Рхиоу однажды слышала, как Йайх и Хуха рассуждали о тенденции каждого нового поколения находить неотразимым длинные названия, огромные размеры, безжалостную свирепость. Однако Рхиоу подумала, что увлечение эххифов потому и возникает, что подсознательно они знают: эти существа далеки и во времени, и в пространстве. Самое недавнее возрождение интереса и наделавший шума фильм имели источником то же значение: что место этим существам – в давних временах и далеких мирах.

Однако сейчас кошки находились именно в таком месте… И ящеры не любили пришельцев. Уж вырваться отсюда живым они им точно не позволят.

Арху, дрожа, начал выгибать спину, совсем забыв о струнах, которые держал.

– Сааш! – прошипела Рхиоу; та сразу же отпустила струны, с которыми работала, – они тут же заняли свое место, – и перехватила те, которые держала Рхиоу. Рхиоу наклонилась и, прежде чем Арху совсем потерял присутствие духа, выхватила у него пучок струн. Арху сжался в комок, глаза его, полные ужаса, были широко раскрыты; его жалкий вид совершенно не соответствовал новому могучему телу, в котором хватило бы силы растерзать любого дикого зверя. Однако охотником делает, как говорят кошки, храброе сердце, и Рхиоу не могла особенно винить Арху за испуг при виде ящеров, хлынувших в пещеру и атаковавших защитный круг, в ярости выпустив когти и оскалив клыки.

Урруах поднял голову и зарычал, но его голос почти не был слышен среди оглушительных, полных ненависти воплей детей Змеи. Похоже на кривые сабли когти, каждый длиной три фута, царапали круг, огромные челюсти пытались его перегрызть. Хотя ничто не касалось их физически, кошки чувствовали на себе давление взглядов маленьких, холодных, яростных глаз. В этих глазах светился ум, но он тонул в ненависти – и тонул с радостью. Впечатление злобной мощи пятнистых зеленоватых и серых тел, снова и снова бросающихся на преграду, непрерывный визг, оглушительный в закрытом пространстве пещеры, – все это вытесняло из разума рациональные мысли: «Это – дейноних, а вон там карнозавр»…

– Так вот что это было, – беспомощно стонал Арху, как несчастный голодный котенок, – так вот что это было…

Рхиоу сглотнула.

– Круг выдержит? – спросила она Урруаха.

– Конечно. Они ничего с ним не могут сделать. Но как нам выбраться отсюда?

В этом-то и была проблема. Урруах сказал раньше «в пять рядов», но он, пожалуй, был слишком оптимистичен. В пещеру набилось столько ящеров, что стен стало не видно; над головами нападающих можно было различить лишь самую верхнюю часть потолка. Перед Рхиоу неожиданно возникло абсурдное видение: так выглядел бы Гранд-Сентрал в час пик, если его заполнили пресмыкающиеся, а не люди.

Им не хватает только сумок для покупок, – подумала она, обходя защитный круг и заставляя себя смотреть в страшные глаза. Челюсти безуспешно, но со все возрастающей яростью пытались схватить ее сквозь невидимую, но непреодолимую завесу. – И кроссовок «Рибок», и портфелей. Впрочем, портфели у ящеров – это, пожалуй, дурной вкус.

– Готово, – сказала Сааш.

– Отремонтировала все полностью?

– Да. Собираюсь включить весь комплекс Гранд-Сентрал. Скажи магам, которые у ворот: пусть приготовятся.

– Мы слышали, – вмешался Кит. – У нас все готово. Рхиоу, если понадобится помощь, мы явимся в любой момент.

– Может, и понадобится. Пока трудно сказать. На всякий случай будьте готовы.

Сааш снова запустила лапу в переплетение струн, зацепила одним когтем еле заметную петельку на одной из струн, похожую на затяжку на свитере, и потянула.

Петелька распрямилась, и весь столб, состоящий из переплетающихся струн, ожил и засиял в полную силу, энергия хлынула по перекрытым прежде путям. Сааш наблюдала, склонив голову набок, и прислушивалась.

– Похоже, все в порядке, – сказала она. – Кит!

– Мы вернули ворота на прежнее место, – беззвучно произнес другой голос: это заговорила Нита. – Хотите, чтобы мы испробовали те, что были неисправны?

– Да, пожалуйста.

Визг, рев, скрежет когтей вокруг не утихали…

– О кий, работают нормально.

– Явидела, – ответила Сааш. – Теперь по отремонтированной струне идет нормальное питание. Выключи их снова.

– Сделано.

Сааш уселась и с удивительно довольным – для данных обстоятельств – видом принялась чесаться.

50
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru