Пользовательский поиск

Книга Книга Лунной Ночи. Содержание - ГЛАВА 9

Кол-во голосов: 0

– А для кого этот твой тип охотится за головами?

– Похоже, для нескольких компаний. Он готов устроить мне интервью, если мое резюме понравится. Мы собираемся все обсудить послезавтра – встречаемся в кафе в обеденный перерыв.

– Ух ты! Желаю удачи.

Последовало молчание, пока хозяева лизались.

– Страшновато, – через некоторое время сказала Хуха. – Прыгнуть вниз, пока тебя не толкнули…

– Ты у меня всегда была смелая.

– Да нет. Я просто не люблю, когда меня используют… а в последнее время у меня появилось именно такое ощущение.

Снова последовало молчание.

– А не хочешь ли, чтобы кое-кто использовал тебя прямо сейчас?

– Я уж думала, ты никогда не предложишь.

Хозяева, смеясь, отправились в спальню. Рхиоу подняла голову от своей мисочки, посмотрела им вслед и, улыбаясь, тихо – чтобы они не подумали, будто испугали кошку, – вышла в дверь.

Выйдя на крышу, Рхиоу с удобством расположилась в защищенном от ветра местечке. Вокруг нее басовито пели вентиляторы системы кондиционирования; их вращающиеся лопасти в свете почти полной луны, золотым шаром скользившей по небу, казались сверкающими дисками.

Рхиоу задумчиво смотрела на луну. Око Рхоуа, скрытое на другой стороне мира, глядело, как гласила легенда, мимо Земли в глаз Великого Кота, который отражал его свет. Глаз был сначала прищуренным, потом полуоткрытым, потом круглым и пристальным; затем он снова начинал закрываться, пока совсем не погружался во тьму. Такой цикл свершался каждый месяц. Среди Народа были и такие, кто, несмотря на убедительные свидетельства обратного, верил, будто кошачьи глаза следуют фазам Луны. Рхиоу была поражена и долго смеялась, когда узнала, что и некоторые эххифы думают о себе так же.

Луна играла определенную роль и в магии. Человеческий вариант «Взгляда Ока Рхоуа», священного текста, содержащего описания всех существ и всех магических законов этой части вселенной, когда-то был книгой, которую можно было читать лишь при свете луны; отсюда и название, данное ему эххифами, – «Книга Лунной Ночи». Считалось, что периодически Книгу нужно прочитывать от корки до корки, чтобы поддерживать порядок вещей: лишь в Книге содержались все правильные определения.

Не хотела бы я оказаться такой читательницей, – подумала Рхиоу, глядя, как луна медленно восходит над городом. – Слишком много власти, слишком много знания – в них можно потеряться так же безвозвратно, как на Нижней Стороне, если пробыть там слишком долго.

Однако опасность представляла любая магия: она предлагала бесконечное множество существований, чуждых и зачаровывающих, в которых можно утратить себя… А может быть, тут кроется намек Вечных Сил? Может быть, от вас ждут, что рано или поздно вы откажетесь от своей природы? Намек на то, каким все станет, когда мир наконец обретет совершенство, и все виды бытия объединятся в единое, целостное, не знающее времени существование, как то обещает клятва мага?

Может быть… Но Рхиоу к такому еще не была готова.

Впрочем, любому магу всегда грозит опасность утратить отличительные черты своего вида. Когда вы все свое время посвящаете благополучию вселенной, когда ваш ум только и занят сложными магическими проблемами, не грозит ли вам потеря кошачьей сущности?

Интересно, – подумала Рхиоу, – у магов-эххифов те же проблемы? Не боятся ли они утратить свою «человеческость» в результате обретения более широкого взгляда на мир, понимания, что ни один язык, ни один образ жизни не хуже и не лучше других и имеет собственную ценность? Я ведь могу понять, почему Арху думает, будто я свихнулась, раз так забочусь о хоуифф, людях и прочих существах… Что ж, в конце концов у меня есть собственные эххифы, нуждающиеся в присмотре, – от такой привычки трудно отказаться.

Сомнения иногда, как сейчас, тревожили Рхиоу, и она думала, что следовало бы посоветоваться с Эхефом, но потом появлялось какое-нибудь неотложное дело…

Нехорошо получается, – думала Рхиоу. – Сколько лет тяну я свою лямку? И когда у меня в последний раз был настоящий отпуск? Отпуск, когда меня не могли бы в любой момент вызвать, и я могла бы сидеть дома, и есть этот мерзкий кошачий корм, и нежиться на солнышке, и мурлыкать на коленях у Хухи… быть просто кошкой.

Проблема, конечно, заключалась в том, что она очень хорошо знала, сколько времени и труда Вечные Силы потратили на нее. Отправиться в отпуск… и все это пропадет зря, пусть даже ненадолго: как в хауисс, где каждое движение, не приводящее к продвижению вперед, означает отступление. Тепловая смерть вселенной не приближается быстрее, но и не отступает… Нежиться на солнышке, зная, что энергия Солнца вытекает, как кровь из раны, – а вы ничего не делаете, чтобы мир мог хоть чуть дольше наслаждаться теплом и светом…

Рхиоу вздохнула.

Я буду знать сомнение, – начала она медитацию, – и страх. Я буду подозревать себя в неразумности, в неспособности приспособиться к жестокому миру, где неясные или скрытые явления так часто считаются несущественными, где тайна высмеивается, где неуверенность воспринимается как слабость и неумение преодолевать трудности. Однако моя миссия поручена мне Теми, Кто скрывается в тени, невидимыми и ускользающими, Теми, Чьих лиц мы никогда не видим иначе, как отраженными в лицах окружающих нас. На них я буду полагаться до того момента, когда они освободят меня от своего доверия. Я научусь жить, ничего не зная наверняка, потому что в неопределенности – Их обещание, что все еще может кончиться хорошо. И когда сомнение будет меня смущать, я закрою глаза и скажу: «Это не тень, бросаемая Ими». Я терпеливо буду ждать рассвета…

Рхиоу закрыла глаза и погрузилась в сон.

– Рхи! – неожиданно раздался мысленный голос Сааш. Рхиоу удивленно открыла глаза. Луна далеко переместилась по небу и стояла уже низко над западным горизонтом.

– В чем дело? – спросила она. – У тебя все в порядке?

– У меня все хорошо. Но, Рхиоу, ты получала известия от Харла?

– Он сказал, что собирается поговорить с тобой, когда вернется с Нижней Стороны, – ответила Рхиоу.

– Ну так он этого не сделал.

– Может быть, у него дела. Милосердная May, он же советник. Ему же приходится заботиться о десяти миллионах живых существ.

– Рхи, ты меня не слушаешь. Он не вернулся с Нижней Стороны. Ворота не зарегистрировали его возвращения – только отбытие.

Рхиоу встала и тряхнула головой.

– Он мог вернуться через другие ворота. И он говорил, что, если придется, отправится осматривать источник энергии…

– Его там нет. Я пыталась связаться. Никакого ответа я не получила, через другие ворота он не проходил. Рхи, Харл исчез!

ГЛАВА 9

Рхиоу устремилась к Гранд-Сентрал со всей доступной ей скоростью; быстрее всего было идти по воздуху, и сейчас Рхиоу это беспокоило меньше, чем обычно. Мало кто из людей смог бы заметить в предрассветном сумраке черную кошку на высоте пятидесятого этажа, а все хищные птицы ночью спят.

На углу Лексингтон-авеню и Сорок второй Рхиоу спустилась на землю и сделала «шаг вбок».

Она пробежала мимо небоскреба Хайатт, мимо нескольких пьянчуг, которые сидели, прислонившись к стене, в ожидании, когда откроется вокзал (или скорее находящаяся рядом винная лавка), проникла сквозь запертые двери, вошла в зал ожидания…

…и замерла на месте, опасливо оглядываясь. Что-то здесь переменилось.

Освещение в той части зала, где находились экспонаты выставки, было, конечно, выключено на ночь.

Нет… дело не в этом…

Рхиоу прошла мимо самого большого из водруженных на пьедесталы скелетов, направляясь в заднюю часть зала.

Никто здесь не прячется. – Первое ее впечатление было именно таково: нечто, скрывающееся в темноте. – Да нет, ничего здесь нет. Это просто нервы. Нужно браться за дело.

59
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru